​Кого восславим в Бендерах — Карла XII или Мазепу?

 

Вот уже более двух десятков лет в приднестровском обществе вспыхивает, угасает, потом разгорается с новой силой дискуссия о том, есть ли смысл открывать в Бендерах памятники двум известным историческим деятелям, имена которых тесно связаны с историей города и крепости. Это шведский король Карл и украинский гетман Иван Мазепа. Что и говорить, оба этих деятеля хорошо известны и в Швеции, и на Украине, и в России, и в остальной Европе. Возможно, увековечивание их имен в Бендерах способствовало бы увеличению потока туристов и одновременно подчеркивало бы толерантность Приднестровья, его равноудаленное отношение к врагам и недругам Русского мира, уважительное отношение к персонажам своей истории.

Стратегия Карла — развалить Россию навсегда

Мне неоднократно приходилось высказывать свое мнение по этому поводу, отвечая на вопросы студентов, журналистов и даже коллег-историков. По просьбе сотрудников ИСПИРР выскажусь ещё раз, коль скоро эта проблема вновь обсуждается нашим обществом. Но сразу же должен оговорить следующее. Я выскажу своё мнение о шведском короле и украинском гетмане как историк, совершенно не касаясь политической стороны вопроса и тех битв, которые ведутся сейчас разными сторонами, особенно в отношении Мазепы. Кроме того, говоря об исторической роли Карла и Мазепы в истории нашего края и в истории России, нам никак не обойтись без третьего, и, наверное, самого важного персонажа этой истории, — Петра I. Начнем с Петра.

Всем известно, что основной задачей внешней политики Петра Великого с конца XVII в. стала борьба за выход к Балтике. Без этого прямого выхода на Запад Россия была обречена на хозяйственную и экономическую отсталость, политическую консервацию и быструю деградацию в обширную, но третьеразрядную ослабевшую державу, легкую добычу любого хищника с запада или востока. Начиная Северную войну, Петр прекрасно понимал, что перед ним стоит национальная задача исторического масштаба, — быть или не быть России как державе, как единому народу, как цивилизации.

В поисках союзников против своего главного соперника Швеции Петр заключает в 1699 г. Северный союз с королем Польши Августом II, к которому вскоре присоединяется и Дания. А в июле 1700 г. после трудных переговоров в Стамбуле был заключен и мирный трактат с Турцией. Посчитав внешнеполитическую безопасность страны достаточно обеспеченной, Петр через месяц двинул русскую армию против шведской крепости Нарва. Так  началась Северная война. И началась она для России с поражений.

Шведский король Карл XII осадил Копенгаген и вынудил Данию, союзницу Петра I, капитулировать. Затем он разбивает русские войска под Нарвой, приводит свою армию в Польшу, свергает другого союзника Петра Августа и возводит на польский престол своего ставленника Станислава Лещинского. Военная удача сопутствовала Карлу, и его звезда достигла своего зенита.

К Карлу XII в Саксонию, где он расположился в 1706 г., едут иностранные дипломаты, искавшие союза со Швецией. Приезжали из Франции, из Англии, из других стран, приезжали, чтобы выразить свое восхищение героем и предложить перспективные союзнические отношения. Но Карл не прельстился выгодами от вмешательства Швеции в войну за Испанское наследство, к чему его так склоняли французы. Карл принял другое, можно сказать судьбоносное решение, — двинуть все свои силы в русский поход. Разбить и развалить Россию окончательно и навсегда. К такому решению его подталкивал в секретных переговорах  И.С. Мазепа — казацкий руководитель и союзник Петра. Поверив тайным посулам гетмана Мазепы о полной поддержке шведов запорожским казачеством в деле разгрома «клятых москалей», монарх могучей северной державы выбирает в противники русского царя Петра I.

Король Швеции Карл XII был воистину личностью незаурядной. Рано оставшийся без отца, он воспитывался матерью в духе высокого благочестия, веры, кротости и глубокой нравственности. Ему было присуще и редкое для монархов чувство справедливости. Король-воин, крупный полководец, он был и блестящим политиком, понимал назревшую необходимость внутренних реформ и наметил их пути. Ему не были чужды и научные интересы. Уже после своего разгрома, прячась под защитой турок в Бендерах, Карл сумел организовать и снарядить ученую экспедицию в Египет и Палестину. Но рядом с этими качествами жизнь зародила и воспитала в нем удивительную самонадеянность и упорную настойчивость, перешедшую в упрямство. Он продолжил абсолютистскую и великодержавную политику своего отца, Карла XI, и, вероятно, мог бы стать великим шведским королем, если бы так слепо не доверял профессиональному предателю Мазепе и не выбрал бы себе такого сильного противника, как Петр I. За спровоцированный Мазепой поход на Москву Карл расплатился катастрофой своей армии, почти пятилетним пребыванием на турецкой чужбине, а затем и смертью в Норвегии от раны при неясных обстоятельствах.

Мазепа предпочитает измену и выдаёт пленных запорожцев

Итак, перед нами две бескомпромиссные стратегии, сориентированные только на победу, стратегические планы двух великих людей, — Петра и Карла. И в маленьком украинском городке Полтава решались исторические судьбы великих держав. Во многом благодаря гетману Мазепе. Но кто же такой Иван Мазепа, облагороженный портрет которого украинцы ежедневно лицезреют на купюрах Национального банка и с иронией называют его «десятигривенным гетманом»? К своей Полтаве Мазепа шел долгим путем.

Этот шляхтич окончил Киевско-Могилянскую коллегию, а затем Варшавскую иезуитскую коллегию, но всю жизнь говорил на украинско-польском суржике. Он верно служил польскому королю на дипломатическом поприще. Правда, как это иногда случается, карьерному успеху помешали любовные утехи с замужней женщиной из высшего света. В 1669 г. за свои амурные проказы Мазепа был физически опозорен польским магнатом.

Однако он предпочел не драться на дуэли, как того требовал кодекс дворянской чести у поляков. Мазепа предпочел изменить Яну Казимиру и бежать к непримиримому врагу короля гетману Правобережной Украины и турецкому ставленнику Петру Дорошенко. И в качестве гетманского дипломата Мазепа готовит материалы позорнейшего Бучацкого мира, по которому в 1672 г. часть Украины, вся Подолия, включая и северные районы Приднестровья, перешли в руки турок на четверть века. Я хотел бы подчеркнуть этот факт особо: роль Мазепы для приднестровцев, как и для всей гетманщины, Правобережной Украины вовсе не исчерпывается его недолгим пребыванием под стенами Бендерской крепости. Молодой польский дипломат сделал всё, что было в его силах, чтобы помочь туркам вытеснить на четверть века поляков из Подолии и передать эти земли с православным славянским населением туркам.

Дорошенко был доволен таким поведением и отправил Мазепу под татарской охраной в Стамбул на переговоры. При этом Дорошенко дал ему своеобразный «подарок» султану — полтора десятка пленных запорожцев, которые были обречены на лютую казнь. Казаки запорожского атамана Сирко в степи перехватили посольство и выпустили пленных на свободу. А  Мазепу доставили к гетману Левобережной Украины Ивану Самойловичу. Удивительно, но гетман не учинил над предателем расправу. Он даже взял Мазепу на службу, чтобы использовать его для компрометации Дорошенко в глазах Петра I.

Русские не раз спасали Мазепу от гнева и расправы его соотечественников

Оказываясь в Москве, Мазепа был щедр с высшими сановниками, а неудача Крымского похода 1687 г. стала очередной удачей Мазепы — после коллективной жалобы казацкой старшины на Самойловича Петр отправляет его в ссылку, а гетманом становится сам Мазепа. Таким образом, предательство польского короля, затем предательство гетмана Дорошенко, затем предательство Самойловича постепенно повышали вес и авторитет Ивана Степановича Мазепы. Он общается с Петром, с высшей элитой Российской державы, растут его влияние и богатства.

Мазепа два десятилетия верой и правдой служил Петру, сдавая ему то фаворита сестры царя Софьи князя Голицына как взяточника и казнокрада, то казацкого полковника Палия, то других несчастных, которых он подозревал в нелояльности или богатства которых ему приглянулись. Став одним из крупнейших феодалов в Европе (а количество крепостных у Мазепы достигало 100 000 человек), он впервые в истории Украины ввел барщину и запретил крестьянам вступать в казаки. В связи с тем, что рядовые казаки и крестьяне крайне враждебно относились к «ляху» Мазепе, его гетманскую резиденцию в г. Батурине охраняли русские солдаты.

Это русские не раз спасали жизнь Мазепы от справедливого гнева его соотечественников. Но верный своему единственному правилу – служить сильному и уходить от слабого – Мазепа решил, что и на Петре I свет клином не сошелся; есть монархи и поважнее, и посильнее. Когда Карл XII сверг с польского престола Августа и поставил Станислава Лещинского, Мазепа ведет с ним тайные переговоры. Он обещает присоединить к Речи Посполитой всю Украину (и Правобережную, и Левобережную), передать полякам казацкие земли, за освобождение  которых от польско-католического засилья столько крови проливали казаки в течение многих десятилетий и столетий. Но Мазепа не терпел казаков, их судьба интересовала его меньше всего. А себе в награду выпросил княжеский титул и в свое личное владение — Витебское и Полоцкое княжества. Гарантом выступал Карл XII.

В марте 1709 г. Мазепа договаривается с Карлом о заключении союзного договора в совместной борьбе против России. Украина должна была стать «на вечные времена свободной от всякого чужого посягательства». Передача всех украинских земель полякам, очевидно, не считалась «чужим посягательством». Мазепа ещё и выторговал у Карла XII обещание не заключать с Россией мира до окончательного разгрома Петра I.

Своему новому сюзерену Мазепа пообещал 50 тысяч казацких сабель, поддержку всего украинского народа, пообещал огромные запасы пушек, боеприпасов и продовольствия, которые он заготовил якобы к приходу шведов. Устоять перед таким соблазном шведскому королю было трудно. И Карл решился.

Мазепа поторопился с предательством России

В 1708 г. шведская армия вторгается в Россию. Петр, принимая план отражения шведской агрессии, верил в то, что народ поддержит русскую армию, начнет партизанскую войну против иноземцев, измотает и ослабит неприятеля. Так оно и получилось. Карл столкнулся в России с беспощадной народной войной. Население бежало в леса, сжигая все запасы продовольствия, а мелкие партизанские отряды уничтожали шведских фуражиров; ни отнять, ни купить продовольствие не представлялось возможным. Не вступая в бои, шведская армия голодала, слабела и таяла.

Понимая, что взять Москву с наскока не удастся, Карл поворачивает на юг в надежде втянуть в войну против России Стамбул и Бахчисарай, а главное, — здесь его ждал Мазепа с обещанной поддержкой. Но отряд Меньшикова с помощью казаков Прилукского полка взял Батурин. Склады продовольствия и боеприпасов были уничтожены. А Голицын без боя взял родину Мазепы Белую Церковь, которую ему сдали казаки полковника Бурляя.  Но самым тяжелым ударом для Карла стал разгром 16-тысячного корпуса Ливенгаупта, который шел на помощь из Прибалтики и был разбит 12-тысячным отрядом, возглавляемым Петром.

Шведы передвигались по Украине во враждебном окружении ненавидящего их населения. Не встретив обещанной поддержки, шведы мстили украинцам с беспримерной жестокостью. Они сжигали хутора и села, уничтожали мирных жителей. Массовый террор сопровождал нашествие Карла на Украину. Это еще более подхлестывало народную войну. В шведский лагерь Мазепе удалось привести не 50 и даже не 20 тысяч, а жалкую горстку казаков, которые, увидев обман, стали просто разбегаться. А некоторые, как полковник Галаган, с боем уходили в Россию, да еще приводили с собой пленных шведов в русский лагерь.

Петр в это время прилагал титанические усилия для создания новой армии и флота, комплектовал их русским командным составом, а не наемниками-иностранцами. Создавалась военная промышленность, — ведь армию нужно было одеть, вооружить, обучить. И постепенно военная инициатива в Северной войне перешла к России. Сначала была взята крепость Орешек, основан Санкт-Петербург, взята Нарва. Затем в течение нескольких лет на две трети очищена от шведов Прибалтика. А вот армия Карла на Украине слабела прямо на глазах, и поход на Москву становился все более несбыточным.

И вот тут природный нюх профессионального интригана подвел Ивана Степановича, — он слишком поторопился, слишком рано переметнулся на сторону более сильного сюзерена. Мазепа быстро понял свою роковую ошибку: он предал своего покровителя русского царя Петра, ещё недостаточно убедившись в его слабости, а силы нового покровителя ещё не доказаны. Однако Мазепа не падает духом. Втайне от шведов он   попытался исправить свою поспешность.

С помощью полковника Апостола Мазепа передает Петру просьбу о прощении и даже предлагает захватить и выдать России шведского короля. Есть сведения, что Петр брезгливо отверг эти предложения со словами: «Не царское это дело с изменником якшаться!». Можно сказать, только благодаря Петру I Мазепа не предал еще одного своего благодетеля, Карла XII. Впрочем, еще до Полтавского сражения, однажды на берегу Днепра, Карл, видимо, обуреваемый самыми мрачными предчувствиями, воскликнул: «Зачем мы не последовали доброму совету нашего верного генерала Реншильда и тому, что высказывал граф Пиппер? Мазепа, Мазепа! Вы нас погубили!».

Разворачивающиеся события очень скоро показали, насколько был прав шведский король в своих мрачных предчувствиях и как точно он определил виновника своей будущей гибели. Разгром шведов под Полтавой был полным. Россия преодолела внешнеполитическую изоляцию. Август II вновь занял польский престол и возобновил союз с Россией. Подобный союз вновь был заключен с Данией, Пруссией и Ганновером. Северный союз, распавшийся в результате прошлых побед Карла, не только возродился, но и расширился.

А король Швеции в это время «гостил» у турок в Бендерах. И хотя до окончания Северной войны было еще далеко, господству Швеции в Северной Европе был положен конец. Датчане, прибалты, финны — все изгоняли шведов со своих территорий, пока Карл в гневе и неистовстве метался между Бендерами и Варницей, пытаясь втравить турок в войну против России, но безуспешно. В результате Швеция навсегда покинула разряд сильнейших мировых держав и во многом должна быть благодарна за это гетману Мазепе, которого по большому счету никогда не интересовала ни Швеция, ни Россия, ни Польша, ни Турция, ни Крым, ни Украина. Перебегая от одних державных хозяев к другим, он заботился лишь о своих собственных интересах, продавая подороже то, чем не владел.

Смерть в одиночестве, безвестности и позоре

Убегая к туркам, Мазепа чуть было не попал в плен к русским войскам на Днепре. Но благополучно добрался до Очакова. Потом бросился в Бендеры подальше от русских земель. Под защиту турок, поближе к шведскому королю. Русский посланник в Стамбуле потребовал выдать России Мазепу, преданного православной церковью анафеме за клятвопреступления и лжесвидетельства, за разврат и сдачу православных святынь Украины на поругание чужеземцам. Однако султан медлил с выдачей. Да и прожил в Бендерах Мазепа не долго.

Умер он в Бендерах в сентябре 1709 г, став свидетелем собственного краха, умер в безвестности и позоре, покинутый почти всеми. После отпевания в сельской церкви племянник Мазепы Войнаровский перевез тело дяди на Дунай в валашский город Галац, где и похоронил скромно в церкви Св. Георгия. По настоянию Карла, преемником Мазепы стал генеральный писарь Филипп Орлик, один из немногих сохранивший верность покойному гетману до конца. В Бендерах, оставшись без средств и поддержки, потеряв самостоятельность, Орлик довершил дело Мазепы последних и самых неудачных лет его жизни, — признал «вечный протекторат» Швеции над Украиной. Орлик упорно и настойчиво пытался втянуть Крымское ханство в войну против России, обещая Бахчисараю всенародную поддержку казачества в борьбе против «москалей». Но охотников верить этим посулам уже не находилось. Ни Мазепе, ни людям из его окружения доверия не было.

Так бесславно закончился этот «полтавско-бендерский» период в жизни шведского монарха и украинского гетмана. Стратегия побед Карла поскользнулась на стратегии поражений Мазепы. А для Петровской России этот период стал трамплином к новым победам, к собственному самоутверждению и взлету.

Теперь, когда мы в общих чертах познакомились с историческим фоном всех событий трехвековой давности, давайте сами для себя ответим искренне — стоит ли возводить памятник профессиональному изменнику, в душе которого не было ничего святого: ни польской чести, ни православной веры, ни чувства благодарности, ни верности. Конечно, власти Украины создают целый культ этому якобы борцу против «ига москалей», а президент Порошенко называет его «гением» украинской истории. Но это их дело. Каждая страна, каждый политический режим находит в собственной истории именно те персонажи, которые ему наиболее близки. Нам остается только с пониманием, и я бы даже сказал, с уважением принимать это. Но и мы должны жить, ни под кого не подстраиваясь, собственным умом, собственными представлениями и собственными ценностями.

Наверное, общественность и приднестровские власти тоже должны определиться, является ли Мазепа тем героем, которого мы воспринимаем по примеру Порошенко в качестве «гения», достойного народного почитания. Лично я так не считаю. Ставить в Приднестровье памятник кавалеру единственного в мире «Ордена Иуды», которым наградил Мазепу Петр Великий, возводить памятник изменнику, преданному анафеме Русской Православной Церковью, мне кажется, будет абсолютным противоречием нашему приднестровскому менталитету и нашим ценностям. Если господа рестораторы и отельеры (уж простите за такие словечки) хотят увеличить свои прибыли привлечением туристов, то можно вполне найти такие формы, которые не будут оскорблять русскую душу возвеличиванием предателя. И я вполне мог бы посоветовать, как это сделать для увеличения потока туристов. Не такая уж это проблема.

Прославлять ли в Бендерах врагов России?

Но есть ещё один вопрос, который не будем обходить стороной. Меня иногда спрашивают: с Мазепой всё понятно, но почему возникают разговоры о возведении в Бендерах памятника шведскому королю — злейшему врагу Петра, строившему планы развалить и завоевать Россию?!

На это я отвечаю так: Карл XII, конечно, соперник и противник Петра. Но король не изменник, не предатель. Он воевал с Петром, он воевал с Россией, потому что так он понимал интересы своей державы. Карл продолжил политику своего отца на установление полной и безраздельной гегемонии Швеции в Северной и Восточной Европе. В борьбе против петровской России Карл XII видел смысл своего правления. Его трагедия была в том, что он выбрал себе такого врага, как гениальный политик Петр Великий. Уж лучше бы он боролся за испанское наследство, целее был бы!

А в общем-то Карл был талантливым, хотя и упрямым политиком, на свою беду. К тому же он был очень образованным, передовым по своим взглядам человеком, ученым и, я думаю, выдающимся королем в истории Швеции. Но оценкой Карла XII пусть занимаются его потомки и сограждане. Поставят ли ему шведы памятники хоть на каждом углу — это их дело. Мне лично кажется, что проведенные им годы на берегу Днестра не такое уж замечательное время в нашей истории (некоторые коллеги даже придумали этому времени название «шведский период истории Приднестровья»). И если бы современные шведы захотели бы поставить памятный знак в месте, где их король жил на Днестре, мне кажется, их желание имело бы законный характер и было бы поддержано приднестровским обществом.

Но Карл XII пытался втравить турок в борьбу против России, подключить к этому антирусскому союзу крымского хана, католические державы, протестантов всей Европы и затем всем миром, как говорится, уничтожить Россию, этого конкурента Швеции. И это мы должны тоже помнить. Есть ли смысл самим бендерчанам восславлять такого монарха, я очень сомневаюсь. Но повторяю: как благородный человек, он не предавал никого. И даже сказал Мазепе в предчувствии беды, что гетман его и погубил.

И всё же мне не понятно другое. Король Швеции Карл XII был незаурядным европейским монархом, который прожил под стенами Бендерской крепости пять лет, пока не устроил «калабалык» с турками и не был выдворен султаном с его территории. Насколько его фанатичная вражда против русских и России достойна уважительного отношения со стороны потомков тех, кого он презирал и ненавидел, вопрос спорный. С проклятым православной церковью Мазепой вроде всё ясно. Хотя оба этих деятеля, несомненно, являются персонажами нашей истории и достойны нашего понимания и памяти.

Какие украинские герои достойны прославления?

Я думаю, что, сосредоточивая свое внимание на этих личностях, мы забываем о других, не менее замечательных персонажах своей истории, в том числе и Бендерской крепости. Сюда, к её стенам, приводил казаков полулегендарный Байда Вишневецкий, основатель Запорожской Сечи. В середине XVI в. князь Д.И. Вишневецкий находился на службе у Москвы в совместной борьбе против крымского хана. В 1563 г. он ведет запорожцев на Очаков, а затем и Бендеры, чтобы захватить молдавский престол и освободить страну от турецкого гнета. Правда, взять турецкую цитадель казакам было не под силу, а сам Вишневецкий в конце концов был казнен в Стамбуле мучительной смертью.

Молдавский господарь Александр Корня, внук Стефана Великого, за несколько десятилетий до Байды также пытался выбить турок из Бендер. Вместе с казацко-молдавским отрядом по наущению поляков он осаждает крепость, но взять не может. Затем ведет своё войско к Белгороду и Килии на Дунае, но погибает в этой борьбе. А во времена правления господаря Иоанна Лютого, стремившегося избавиться от османского гнета, на помощь молдаванам Днестр переходит полуторатысячный отряд запорожских казаков под командованием Ивана Свирговского. Правда, и они все погибли в неравной борьбе с турками в 1674 г.

Бендерскую крепость осаждал и другой казацкий предводитель, — Северин Наливайко во время походов на Бендеры и Килию. У казаков даже возникла идея, разгромив турецкий гарнизон в Бендерах, основать казацкое государство на территории между Днестром и Южным Бугом. И Наливайко в 1595 г. пишет письмо польскому королю Сигизмунду с таким предложением, обещая, что казацкое государство на левом берегу Днестра будет защищать Польшу от набегов татар и турок.

Казацкий вождь рассматривал Приднестровье как исконно казацкие земли. По его планам, Приднестровье должно было бы стать стратегической линией защиты европейской христианской цивилизации от агрессивного ислама османов и крымчаков. Так неужели этот человек меньше достоин нашего внимания, чем Мазепа или даже Карл XII? Да на каком основании?

Во времена правления молдавского господаря Петра Хромого  с 1574 по 1591 гг. почти полтора десятка раз запорожские казаки переходили Днестр в надежде изгнать турок из княжества и превратить его земли в казацко-молдавское государство. Правда, Бендеры были крепким орешком, не по зубам ни казакам, ни молдавским воинам.

И в XVII в. казаки пытались овладеть Бендерами. Когда польский король Ян Собесский назначил гетманом правобережного Войска Запорожского полковника Степана Куницкого, он сразу же повел 20-тысячный казацкий отряд в Молдавию. Казаки начали осаждать Бендерскую крепость, но турки выдержали осаду, крепость устояла, и казаки направились на Аккерман (Белгород-Днестровск в устье Днестра), перебив по дороге более 300 тысяч татар. На протяжении веков за Бендерскую крепость сражались с турками молдаване, запорожцы, поляки, затем русские. Судьбы Молдавии и Подолья, судьбы огромного региона и проживавших здесь народов зависели от того, кому будут принадлежать Бендеры.

И лишь единственный раз в истории русские штурмом взяли неприступную цитадель в 1770 г. При этом пролилось столько крови, что Екатерина была крайне недовольна такими «успехами» своих полководцев.

Все эти исторические реалии отчасти известны, отчасти неизвестны нашему населению, общественности Приднестровья. Поэтому я считаю, что споры вокруг фигуры Мазепы, мягко говоря, не самого яркого персонажа нашей истории, представляются малопродуктивными. Я бы сказал, даже вредными, ибо они отвлекают внимание общества от всей остальной замечательной и очень богатой истории самого древнего города нашей республики.

В последние годы в Бендерской крепости идут краеведческие исследования по изучению её письменной истории и материальных памятников. Будем надеяться, что всевозможные фестивали, концерты, праздники и народные гуляния не создадут препятствий для систематического и глубокого научного изучения такой исторической жемчужины нашей земли, как Бендерская крепость. И в этом познании пусть займут свое место все события и все личности, имена которых связаны с ней, в том числе и Карл, и Мазепа.

ИСПИРР