Александр Хинштейн: Мифы о «российской угрозе» — результат многовековой пропаганды

 

Транслируемые по всем иноязычным каналам предупреждения о «российской угрозе», «государстве-агрессоре» стали чем-то вроде ежедневной «промывки мозгов» для западных телезрителей. Они меняют формы, становятся всё более образными и выразительными, однако суть их остается прежней: подрыв репутации России на международном уровне. Традиции западного мифотворчества уходят вглубь истории, и каждая новая провокация, вроде пресловутого «дела Скрипаля», становится лишь продолжением предыдущих. Они почти всегда лишены доказательств, причинно-следственных связей, но экспрессивно выписанный образ врага прочно фиксирует их в топе мировых новостей. Об исторических корнях мифов о «российской угрозе» и роли Прибалтийских стран в трансляции этих мифов аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал журналист и политический деятель, советник главы Росгвардии Александр ХИНШТЕЙН:

— Г‑н Хинштейн, зачем западным странам вообще демонизировать Россию, создавая очередные мифы?

— Так сложилось, что политика мифотворчества является одной из важнейших составляющих пропаганды. Западные страны продолжают демонизировать Россию на протяжении многих веков. Когда говорят об Иване Грозном, который в английском переводе именуется Ivan The Terrible (Иван Ужасный), почему-то никто не вспоминает, что количество жертв опричнины (по разным источникам, от 3 до 10 тыс. человек — прим. RuBaltic.Ru) намного меньше, чем число убитых во время Варфоломеевской ночи гугенотов (от 5 до 30 тыс. — прим. RuBaltic.Ru). Соответствующий образ кровавой державы формируется еще с тех пор, но свидетельств этому уже не так много. Но, скажем, если посмотреть политические карикатуры европейских журналов и газет ХХ века, то мы можем увидеть, как похожи они на те рисунки и коллажи, которые выпускает современная западная пресса.

— Значит, можно назвать Россию главным объектом политического мифотворчества?

— Я не готов утверждать, что Россия — главный объект такой деятельности, но то, что она всегда находилась под пристальным прицелом Запада, — это так. Связано это прежде всего с геополитическим положением нашей страны, которая слишком велика и имеет слишком большое количество границ и соседей.

— Прибалтийские республики активно поддерживают антироссийские настроения более влиятельных и крупных стран Запада. Например, совсем недавно экс-премьер Литвы Андрюс Кубилюс выступал с призывом создать информационные войска НАТО для борьбы с «кремлевской пропагандой». Чем продиктована такая политика? Только ли авторитетом США и Евросоюза?

— Я остановлюсь на исторических причинах такой политики. Прибалтийские республики в конце 1980‑х годов явились катализаторами сепаратистских движений в Советском Союзе. Так, в 1988 году в Эстонии впервые родилась идея так называемого республиканского хозрасчета, который предусматривал значительную степень экономической свободы. Разумеется, тогда никто не ставил вопрос о выходе из состава Советского Союза, но и в этой программе прослеживалась идея введения собственной валюты и возможность торговли с другими союзными республиками.

Именно в Прибалтике начали появляться первые «народные фронты» (оппозиционные организации, создававшиеся с целью реформирования СССР — прим. RuBaltic.Ru) — сначала в Эстонии, затем в Литве и Латвии. После их идеологию поддержали и другие национальные республики, причем в основу их программ ложились тезисы прибалтийских соседей.

Уже затем, после развала Советского Союза, эти настроения активнейшим образом продолжились на государственном уровне со стороны Запада, в первую очередь со стороны США. Трудно представить себе ту или иную республику на постсоветском пространстве, где президентом мог бы быть избран бывший офицер военной разведки другого государства, к тому же воевавший в частях вермахта в период Второй мировой войны. Таким исключением также стала одна из Прибалтийских стран — Литва (имеется в виду избрание в 2004 году главой государства Валдаса Адамкуса, прослужившего в американской разведке 29 лет — прим. RuBaltic.Ru).

Добавим к этому, что крупнейшая заграничная агентура Центрального разведывательного управления Соединенных Штатов находится в Вильнюсе. Было бы очень наивно полагать, что американской разведке нужны какие-либо секреты Литовского государства, учитывая, что с самого начала своей «независимости» оно находилось под влиянием американцев.

Для всех разумных людей очевидно, что усилия и устремления вильнюсского отделения ЦРУ направлены в сторону России, тем более учитывая ее близость к нашим границам. Это свидетельство соответствующего отношения властей Прибалтики к России. Представить на этом месте, например, братскую Беларусь физически невозможно даже в самом похмельном состоянии.

Учитывая при этом крайнюю несостоятельность внутренней политики Прибалтийских республик, в частности рекордную эмиграцию и низкую рождаемость, можно с уверенностью сказать, что Литве, Латвии и Эстонии просто необходимо иметь врага, на которого можно было бы «списать» все проблемы. И этим врагом, конечно же, удобнее всего назвать Россию.

— Говоря о несамостоятельности политики этих государств: можно ли ожидать каких-либо провокаций или прямых угроз со стороны Запада руками прибалтийских подопечных? Ни для кого не секрет, что в странах Балтии идет активное укрепление сил НАТО.

— Могу предположить, что в Прибалтике ведется антироссийская пропаганда для поддержания уровня тревожности и напряжения, но говорить о каких-либо реальных провокациях и угрозах пока сложно.

— Согласны ли Вы с тем, что внутриполитические процессы в странах Балтии тоже элемент антироссийской пропаганды? Взять, к примеру, серию преследований защитников русских школ в Латвии.

— Безусловно. В конечном итоге негативные отношения между русскоязычным и «коренным» населением конструируют образ врага, «пятой колонны», что очень выгодно для Прибалтийских стран.

— А насколько эффективно противодействуют этой пропаганде российские СМИ? Вы можете сравнить силы обеих сторон?

— К сожалению, говорить о каком-то противодействии, «конкурировании» с той кампанией лжи, которая развязана Западом, очень непросто. Силы достаточно неравны, поскольку, как я говорил, корни мифотворчества уходят глубоко в историю, так как образ «государства-агрессора» слишком прочно устоялся в сознании жителей Запада и далеко не всегда Россия умела эффективно ему противостоять. Сегодня многие вещи приходится начинать с нуля или восстанавливать то, что было разрушено в период перестройки и развала Советского Союза.

— Значит, постепенно необходимые силы для противодействия этой лжи всё-таки будут наращиваться?

— Конечно, это вопрос времени. Российские медиахолдинги, нацеленные на западного читателя, всё-таки эффективны и дают о себе знать. Примеры этому — преследование Russia Today и Sputnik, постоянные провокации, которые организовывают страны Запада в отношении наших журналистов. Их ненавидят, а значит, их работа результативна. Я уверен, наши СМИ успешно продолжат свою борьбу с мифотворчеством.

RUBALTIC.RU