Алексей Дзермант: О роли Германии в Восточной Европе

 

Из стенограммы телефонного разговора Трампа и Зеленского мы узнали о довольно пренебрежительном отношении обоих президентов к ядру старой Европы – Франции и Германии. Германии прежде всего. Мол, недостаточно они вкладываются в поддержку Украины. Хотя известно, что ЕС, где ФРГ играет первую скрипку за последние 5 лет выделили Украине 15 млрд долларов. Конечно, для такой страны как Украина это мало, но, видимо, речь идёт скорее о чём-то другом. О военно-технической поддержке и помощи. Действительно, немцы вовсе не спешат вооружать украинскую армию для того, чтобы она воевала с российской.

В ЕС существует интересное разделение сфер влияния. Если Франция занимается в основном Средиземноморьем и Магрибом, то «вотчина» Германии – Восточная Европа и Западная Евразия. То есть Украина, Беларусь и Молдова. Тут же «пасутся» Польша, Швеция и страны Балтии, но они, скорее, являются проводниками политики англо-саксов в регионе. У немцев есть свой собственный интерес.

Но проблема Германии и её внешней политики в том, что этот собственный интерес не всегда проявляется и может быть подавлен евроатлантической солидарностью. «Северные потоки» они продавили не смотря на сопротивление США и их сателлитов в Европе, а вот на Украине политика ЕС в целом и ФРГ в частности потерпела крах. Отношение Зеленского и Трампа к ней – весьма красноречивое свидетельство.

«Континентальная» партия в Германии, безусловно, нуждается в усилении, в том числе, за счёт более активного участия в урегулировании кризиса на Донбассе, умиротворении и денацификации Украины. Шанс для немецкой политики – сдерживание милитаризма, особенно, польского, поддержка и продвижение логистических проектов в рамках Одного пояса одного пути.

Немцам пора становится более самостоятельными, чтобы не дать превратить Европу в очередное поле битвы, к тому же, кажется, французы уже готовы перехватить у них роль ведущей силы, определяющий основной вектор внешней политики ЕС.

Алексей Дзермант/Facebook