Зачем искажается правда о депортациях граждан Молдовы в 1940-е годы?

14.06.2016 (9 месяцев назад)
ШАПОВАЛОВ Борис Андреевич

Президент Молдовы Николае Тимофти выступил с обращением ко дню памяти жертв первой волны советских депортаций (видимо ожидается обращение приуроченное и ко второй волне депортации?). Сам факт такого обращения президента в год 75-летия трагических событий, прошедших 13 июня 1941 г., наверное, правилен и необходим. Нельзя забывать ни радостные, ни трагические события в нашей истории.

Но вот некоторые оценки, прозвучавшие в обращении президента Тимофти, несколько удивляют. Или президенту текст готовили не совсем добросовестные историки, или он сам, наверное, уже подзабыл то, что изучал в университете, а потом проповедовал, будучи комсомольцем и молодым коммунистом, офицером-политработником.

Во-первых, не надо забывать о том, что выселение «контрреволюционного элемента» проводилось в условиях надвигающейся неизбежной войны с фашистским блоком государств, куда входила и Румыния. С 1940 г. немецкие войска разместились в Финляндии, Румынии, Болгарии, а весной 1941 г. захватили Югославию и Грецию, продолжалась их концентрация в Польше. Одной из мер, принятых сталинским руководством в ответ на угрожающее изменение военно-политической обстановки, стало отселение за пределы приграничной полосы политически сомнительных и «классово чуждых» лиц, призванное обезопасить тыл Красной армии в надвигающейся войне.

«Неблагонадёжные элементы» выселялись не только из МССР, но и из Западной Украины, Западной Белоруссии и прибалтийских республик Советского Союза. Так что никто целенаправленно не высылал «десятки тысяч семей молдаван… в «ледяную Сибирь» (так сказано в обращении Тимофти, хотя в первую депортацию люди были сосланы в Южный Казахстан). Выселялись не только молдаване, а представители разных национальностей: украинцы, белорусы, русские, поляки, болгары, литовцы, эстонцы, латыши, евреи, немцы, румыны и др.

Выселение политически сомнительных лиц было обусловлено только ожиданием войны, так как внутриполитических причин для насильственного переселения, во всяком случае, в МССР, не существовало. Выселение планировалось за пределы 400-километровой пограничной полосы.

13 июня 1941 г. НКГБ Молдавской ССР, как и органы государственной безопасности всего западного региона, осуществили операцию по изъятию «антисоветского элемента», в ходе которой были арестованы 4507 чел. (а не десятки тысяч); вместе с членами семей, также задержанными, число высланных из Молдавии политически сомнительных лиц составило 13885 человек.

Теперь давайте разберёмся со следующим высказыванием президента: «Я тоже потомок семьи крестьян, в окно которой в ночь депортаций постучало НКВД», и разберёмся подробно в том, кто был выслан из МССР в ходе сталинских депортаций.

В первую волну депортации в 1941 г. (12-13 июня) крестьяне практически не высылались. Из 4507 арестованных глав семей 1681 были причислены к разряду «активных членов контрреволюционных и участников антисоветских националистических и белогвардейских организаций», 389 бывших служащих царской политической полиции, жандармов, полицейских, тюремщиков, на которых имелись компрометирующие материалы, 1719 социально чуждых лиц: бывшие помещики, фабриканты, чиновники румынской оккупационной администрации и 268 бывших офицеров румынской, польской и белой армий, на которых имелись компрометирующие материалы, и, наконец, 249 лиц, бежавших из СССР в Румынию в 20-е – 30-е гг.

В условиях уже идущей Большой войны преследование политически сомнительных «элементов» являлось неизбежной мерой обеспечения безопасности. Даже румыны расценивали предвоенную депортацию из МССР как естественную меру безопасности со стороны советской власти. «Это, — отметил в начале 1942 г. шеф полиции Кишинёва Григоре Петряну, — была подготовительная мера в предвидении войны, которая была неизбежна, и заключалась в удалении элементов, могущих оказаться враждебными и обременительными при развёртывании военных операций и считавшихся «5-й колонной румынской армии».

Даже румынский «кондукэтор» Ион Антонеску признавал, что переселение затронуло не только «румын», но и другие национальные сообщества Бессарабии, начиная с русских. «Во время русского господства,- заметил он на заседании правительства 26 февраля 1942 г., — пропали или были депортированы и евреи, и другие иноземцы, не только румыны; были высланы даже их русские (антикоммунисты). Русские не преследовали только политику поражения румынского народа, потому что они депортировали и евреев, и болгар, и украинцев, и своих русских».

Гораздо более жестокими методами провело политическую «зачистку» тыла своей армии правительство Румынии. Только мирного населения на территории современной Республики Молдова, румынскими оккупационными органами было уничтожено более полумиллиона человек.

Всего за годы войны погибло около 600-650 тысяч граждан Молдовы. Из них военные безвозвратные потери (погибшие, пропавшие без вести и умершие от ран на фронте) составили 84 тысячи человек. Все остальные из 650 тысяч человек — это уничтоженные оккупантами мирные люди. В 2004 г. Румыния официально признала холокост по отношению к еврейскому населению в 1941-44 гг. К началу 1942 г. Бессарабия стала первой в Европе территорией, где произошло т.н. «окончательное решение еврейского вопроса». На территории Бессарабии и Транснистрии было уничтожено около 300 тысяч евреев.

За годы войны Молдова потеряла четверть населения, около 50 тысяч человек вывезли в Германию. Декретом № 521 от 17 августа 1943 года были узаконены телесные наказания, которые испытал каждый десятый — 207 тысяч человек, из них 22 700 скончались. Крестьяне были обложены 40 видами налогов, рабочие получали в день 150-200 граммов хлеба по карточкам. Уровень смертности возрос в 3-4 раза.

Во второй волне депортаций, которая прошла  6-7 июля 1949 года, по данным советских органов госбезопасности, были высланы 11 293 семьи или 35 050 человек, в том числе 9 745 мужчин, 13 924 женщин и 11 381 ребёнок до 15-летнего возраста. Преимущественно это были «бывшие помещики, крупные торговцы, активные пособники немецких оккупантов, лица, сотрудничавшие с немецкими органами полиции, участники профашистских партий и организаций, белогвардейцы, а также семьи вышеперечисленных категорий».

Хотя в 1949 г. среди указанных лиц было и определённое количество зажиточных крестьян (кулаков), отказывающихся вступать в создававшиеся в республике колхозы.

Депортированные из МССР в 1949 г. располагались в Казахстане (9954 человека), в Коми АССР (352 человека), в Краснодарском крае (470 человек), в Омской области (6085 человек) и Новосибирской (5787 человек) областях (всего 22 648 человек).

Всего в 1940-1941 гг. советскими органами власти были выселены 21 885 человек. В 1949 г. – 35 050 человек. Общая численность депортированных, таким образом, составляет 56 935 человек. Большинство из выселенных, после 1956 года вернулись в Молдову и никак больше советскими властями не преследовались и в правах не ущемлялись. Советское государство официально реабилитировало этих людей. Ярким примером этому, кстати, служит биография президента Николае Тимофти, который сделал блестящую карьеру при советской власти.

Следует особо подчеркнуть, что списки депортируемых и в первую, и во вторую депортацию составлялись активистами на местах: в сёлах и городах, а затем утверждались партийными, советскими органами и службами государственной безопасности. Так что в том, что высылались конкретные люди из конкретных населённых пунктов, виноваты были не функционеры из Москвы и не Сталин, а люди на местах, земляки, односельчане, хорошо знавшие высылаемых людей.

Также надо сказать откровенно и о том, что большинство сосланных людей (а тем более члены их семей) вряд ли было способно на политические действия даже в случае войны. Их переселение без судебного решения, без предоставления доказательств индивидуальной вины, особенно высылка, вместе с главами семей женщин и детей – а они составляли 2/3 контингента, — являлось актом государственного произвола. Политический эффект выселения, с точки зрения сегодняшнего дня, «контрреволюционных элементов» представляется спорным и не необходимым.

Четвёртый президент Молдовы, Николае Тимофти родился 22 декабря 1948 года в селе Чутулешть района Сорока. Рос в многодетной семье, среднее образование получил в местной школе. С 1967 года Тимофти учился на юридическом факультете Кишиневского государственного университета, который окончил в 1972 году, получив диплом по специальности «юрист».

В 1972-1974 годах Тимофти служил в армии политработником и получил звание старшего лейтенанта. Активный комсомолец, а затем и член КПСС. По возвращении с воинской службы Тимофти устроился работать консультантом министерства юстиции Молдавской ССР, а в 1976 году стал судьей Фрунзенского районного суда Кишинева.

В апреле 1980 года Тимофти был назначен судьей Верховного суда Молдавской ССР. В июне 1990 года он стал вице-председателем Верховного суда Молдавии и главой коллегии по уголовным делам. После 1991 года, когда Верховный Совет Молдавии объявил о независимости республики, Тимофти должности сохранил и оставался на них до 1996 года.

Так что лично бывшему коммунисту и высокопоставленному советскому функционеру Николае Тимофти грех жаловаться на советскую власть. Он прекрасно жил и работал, делал карьеру в то время.

В своём обращении он пишет «Думая о тех страшных днях и ночах, когда были уничтожены семьи зажиточных крестьян из наших краев, более не допустим и не совершим ошибок, последствия которых могут быть фатальными для народа. В то же время не будем терпеть призывы к вражде и реваншизму в нынешней политической среде».

Если говорить о крестьянах, то они не были уничтожены, а высланы. Всё таки это большая разница. И в абсолютном большинстве своём они вернулись из ссылки в родные места. К тому же крестьян среди высланных было менее одной трети. Основная масса депортированных — это были откровенные враги советской власти и лица, причинившие вред своим землякам во время румынской оккупации (тем не менее, этот факт не является оправданием для высылки их жён и детей).

И о каком реваншизме и вражде говорит президент, не совсем понятно. Так как ни один человек и ни одно политическое и общественное формирование в Молдове не призывают к возрождению сталинизма. Унионисты, враги молдавской государственности, националисты есть, а вот сталинистов–реваншистов нет.

И последнее, для возможных критиков моей позиции. Я не из семьи депортированных, как господин Тимофти, а из семьи репрессированных (моего деда по отцовской линии расстреляли в 1937 г. – потом посмертно реабилитировали).

И этот факт никак не помешал мне, как и молдавскому президенту, стать коммунистом, получить два высших образования и сделать неплохую карьеру при той же советской власти. И за свою жизнь я от своего отца-украинца не слышал ни одного плохого слова, ни о Сталине, ни о советской власти, ни о русских оккупантах.

И, конечно же, я не сталинист, а просто объективный человек. В истории нашего народа много чего было, но это уже история. Надо помнить обо всём, но зачем бередить старые раны и вспоминать обиды? На этом будущее не построишь и нацию не объединишь.

 

 

 

Источник: izborsk.md

Метки: ,

ГЛАВНАЯ   СОБЫТИЯ   МНЕНИЯ   АНАЛИТИКА   ИНТЕРВЬЮ   АВТОРЫ   ВИДЕО  
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены © 2016
izborsk.md