Kруглый стол Изборского клуба в Kишинёве «Kонцептуализация молдавской государственности: цивилизационный и геополитический  аспекты» 

26.06.2016 (1 год назад)

TPA_6915В пятницу, 24 июня 2016 года, в Кишинёве Молдавский филиал Изборского клуба провёл Круглый стол на тему  «Концептуализация молдавской государственности: цивилизационный и геополитический аспекты».

Почетными гостями и активными участниками этого важного общественно-политического мероприятия в молдавской столице были:  известный российский политолог, журналист, политический деятель, директор Международного некоммерческого фонда
«Центр геополитических экспертиз», заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета — заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия», член Изборского клуба, член Общественной палаты России  5-го состава Валерий Михайлович Коровин;  а также профессор Стэнфордского университета США Овидиу Хурдузеу, известный румыно-американский писатель, социальный критик, идеолог дистрибутивизма (альтернативной экономической концепции), последовательный критик политики руководства США и Румынии,  социальный консерватор по своим взглядам.

Как подчеркнул, открывая работу круглого стола, депутат Парламента РМ из фракции Партии социалистов, политолог  Богдан Цырдя, его главной и основной задачей является поиск путей эффективной консолидации и укрепления Молдавской суверенной и независимой государственности, по причине чего известные оппоненты молдавского отделения Изборского клуба – политики из партий правящей «проевропейской» коалиции, а также сотрудники СИБ РМ могут быть вполне спокойны, так все участники данного общественно-политического мероприятия в Кишинёве и его иностранные гости являются либо убеждёнными патриотами-государственниками Республики Молдова, либо её верными друзьями и доброжелателями, искренне старающимися помочь ей обрести политическую, экономическую и социальную стабильность.

 

TPA_6927Валерий Коровин о санитарном кордоне, реальной независимости и альтернативах

 

В своём выступлении на круглом столе в Кишинёве российский политолог Валерий Коровин сказал: «Спустя двадцать пять лет после распада Великого Советского государства, сегодня уже можно непредвзятым взглядом посмотреть на все те процессы, которые произошли на постсоветском пространстве за это время, и попытаться дать им оценку. Поэтому я, как директор Международного некоммерческого фонда «Центр геополитических экспертиз», хотел бы по этому поводу сказать следующее.

Для всех тех, кто изучает вопросы геополитики, не является секретом тот факт, что США, которые стремятся сегодня к единоличному доминированию в современном мире, прилагают все усилия к тому, чтобы на Евразийском континенте не появился бы вновь крупный  геополитический субъект, который мог бы бросить им вызов и оспорить их право на единоличное американское доминирование в мире. Именно на разрушение такого субъекта в лице СССР были направлены все усилия США в годы «холодной войны». Именно на недопущение превращение в такого субъекта Российской Федерации как правопреемницы Советского Союза направлены сегодня все усилия Соединенных Штатов Америки на Евразийском континенте и во всем мире. Однако, период времени единоличного доминирования США всё более очевидно подходит к концу. Это происходит на наших глазах. Последние события в Европе, в частности, итоги прошедшего в Великобритании референдума, на котором большинство граждан этой страны высказались за выход из ЕС, тому наглядное подтверждение.

В момент распада СССР и сразу после него в США была принята и введена в действие стратегия дальнейшего дробления постсоветского пространства. Задача состояла в создании между Европейским Союзом, на который США возлагали огромные надежды, и Россией «санитарного кордона». Он был нужен США для того, чтобы отделить  Россию от ЕС  и не позволить сложиться вокруг неё новому мощному и жизнеспособному геополитическому образованию, которое могло бы бросить вызов  Вашингтону. В докладе Пола Вулфовица, известного американского политика и аналитика, для Госдепартамента США в 1992 году было прямо сказано, что необходимо не допустить возникновения на Европейском и Азиатском континентах стратегически опасной для США силы, способной противостоять американской экспансии.

То есть, вот так открыто и без всякого стеснения формулировалась тогда геостратегическая идея США. Поэтому все те страны, которые Советский Союз оставил после своего распада как нейтральные государства, предполагая, что образовавшееся вокруг России геополитическое пространство будет если и не совсем дружественным по отношению  к ней, то по крайней мере нейтральным, сразу же оказались под прицелом Вашингтона. Хотя США и их западные партнеры обещали тогдашним советским лидерам, что НАТО никогда не будет расширяться на Восток и останется там, где находится в текущий момент, а всё постсоветское пространство останется и впредь нейтральным.

Тем не менее, на самом деле это пространство было внесено в категорию «санитарного кордона» и стало выполнять поставленную перед ним США задачу по разделению Европы. Как это ни странно, но именно нестабильный «санитарный кордон» является наиболее эффективным средством разделения Европы и России. Таким образом, все новые государства, появившиеся на карте Европы после распада СССР, сразу же оказались в зоне геополитической турбулентности и дестабилизации. Причем во многом – искусственной. При этом многие конфликты, которые стали возникать на этом пространстве, имели исключительно американское происхождение и преследовали цель создать такую политическую атмосферу в Восточной Европе, при которой не могло идти и речи о каком-то сближении между консолидирующейся Европой в лице ЕС и восстанавливающей свои силы Россией.

В это время в Европе происходила реализация американского – мондиалистского — проекта интеграции, предусматривающего включение Европы в «единый мир» под руководством США, а с социальной точки зрения в Европе должен был реализоваться проект «плавильного котла», то есть изъятие всякой коллективной идентичности в попавших в него странах и создание некой «общегражданской массы» из их граждан, которая будет воспринимать созданные для неё США единые цивилизационные модели, некую цивилизационную матрицу, насаждаемую Вашингтоном по всему миру.  Европа должна была стать своего рода эталоном в этом плане для остального мира, примером растворения многообразия коллективных идентичностей в этом «плавильном котле». Государства Восточной Европы, попавшие в зону «санитарного кордона», из бывших советских провинций  превратились в колонии. Все вместе они стали затем одной большой колонией США, отказавшись от контактов с источником своей прежней государственности, которым являлись для них Москва и Россия/Советский Союз.

Таким образом, государства «санитарного кордона» — это страны, которые, получив независимость от  прежнего источника своей государственности, тут же получили полную — колониальную зависимость от США. Именно в таком ключе развивались события в последние 25 лет. Шло насаждение унифицированных культурных кодов глобального Запада под руководством США, массовой культуры, так называемая «кока-кола-низация» Восточной Европы. Возникали постоянно тлеющие конфликты и создавалась «зона нестабильности», отсекающая Россию  от Европы. Народы стран, включённых в «санитарный кордон», лишались собственной идентичности, культурной самобытности. Насаждались единые культурные и социальные стандарты. Происходило постепенное обособление Европы от России.

Вот суть того геополитического проекта, который США реализуют в Европе, и в частности в Республике Молдова. Американский проект для Молдовы и для Восточной Европы в целом – это не только лишение экономической самостоятельности, но и ставка на марионеточную, управляемую извне местную элиту, помогающую США ввергать свои страны в полное экономическое, социальное и культурное рабство. Именно в этом смысл всех тех предложений, который заокеанские хозяева делают своим марионеткам в странах Восточной Европы, включённых в «санитарный кордон».

Полностью ликвидируется оставшийся от советского времени экономический потенциал, так как прежняя экономическая основа этих государств не годится, ибо не подходит под стандарты Единой Европы. Навязываются выработанные в американских лабораториях культурные коды и стереотипы «массовой культуры». Подавляются самобытность, традиция и собсвенная культура. Оказывается жёсткое политическое давление. По сути, устанавливается «политическая диктатура», не оставляющая поля для политического маневра, для принятия самостоятельных решений. Устанавливается контроль и происходит  подавление любой самостоятельной инициативы в странах «санитарного кордона», в том числе и в Республике Молдова.  В этом заключается суть так называемой «американской демократии».

Каков же выход из этой ситуации? Он видится только в рамках Евразийского проекта. Он разработан в лаборатории Международного Евразийского движения под руководством Александра Дугина. Эта модель основана на концепции многополярного мира, который должен стать альтернативой нынешнего американского однополярного мира. Многополярный мир, в отличие от однополярного,  предусматривает наличие нескольких цивилизаций, которые являются источниками истины, примерно шесть или семь цивилизационных блоков. Это более справедливый и честный мир. Восстановление Евразийского экономического пространства, то есть прежних кооперационных  связей, существовавших в советский период, но без прежнего доминирования марксистской идеологии.

Возможность сохранения своей культурной, языковой, традиционной идентичности для всех тех государств и народов, которые входят в новое Евразийское интеграционное объединение, сохраняя свой суверенитет – это главное отличие евразийского подхода от  евроатлантистского — замкнутого.

Евразийский проект определяется категорией «стратегическое единство многообразий». То есть, вопросы стратегической безопасности, военной безопасности, глобальные макроэкономические параметры решаются на наднациональном уровне, но всё остальное – уклад, быт, традиции, внутренняя экономика остается на уровне самих народов и государств, входящих в Евразийское цивилизационное образование, являющееся одним из полюсов грядущего многополярного мира.

От унификации и доминирования США устали уже и в Европе, что мы наблюдаем сегодня. Референдум, прошедший в Великобритании, убедительно показал, что народы Европы не желают растворяться в американском «плавильном котле» и всё чаще говорят о необходимости сохранения своей идентичности. Европа лежала в основе истории западной цивилизации и формировала её основые коды, но сегодня она же оказалась раздавлена тяжёлым американским сапогом и не может развиваться по тем моделям, по тем культурным кодам, которые лежали в основе создания свободных европейских государств.

Таким образом, сегодня можно вести речь о двух альтернативах для Восточной Европы: во-первых, об американской альтернативе – жёсткой, подавляющей, тоталитарной, кроваво насаждающей свои модели по всему миру, не считаясь  мнением других государств и народов, загоняюющей весь мир в свой американский «концлагерь» однополярного мира, и, во-вторых, об Евразийской альтернативе справедливого, многополярного мира, сохраняющего самобытность и суверенитет государств и дающая возможность общего экономического развития без утраты основных параметров суверенитета и собственной идентичности. Вот две альтернативы, между которыми сегодня находится Молдавское государство – Республика Молдова. Выбор,  который стоит перед Молдовой, безусловно, тяжёлый, драматический.

Первые годы после обретения независимости в результате распада Советского Союза многие в Молдове – и национальные элиты, и общество — находились в плену химер западного мира, но иллюзии постепенно рассеялись, наступило отрезвление и сегодня вскрылась вся звериная сущность западной, точнее сказать, американской – даже не европейской! – цивилизации. Выяснилось, что западный выбор – это вовсе не европейский выбор, так как Европа сама сегодня захвачена, подавлена и раздавлена тяжёлым американским сапогом. Оказалось, что Молдова находится сегодня между однополярным американским миром и миром многополярным, Евразийским. Вот в таком состоянии и в такой ситуации пришла Республика Молдова к своему 25-летию в качестве независимого государства. У неё есть сегодня возможность  непредвзято взглянуть на прошедшую четверть века своей новейшей истории и выбрать для себя одну из двух выше названных альтернатив. Молдова будет либо великой, то есть будет с Россией, или её не будет вообще!».

 

DSC08118Овидиу Хурдузеу об экономическом суверенитете, православии и бескорыстии доноров

 

Выступивший затем на круглом столе профессор Овидиу Хурдузеу, румыно-американский писатель, социальный критик, идеолог дистрибутивизма (альтернативной экономической концепции), критик руководства США и Румынии, речь которого  с румынского на русский язык переводил известный молдавский политический деятель Юрий Рошка, перед началом своего основного доклада сказал, что с большим уважением относится к России и русскому народу, так как более 10 лет в детском возрасте прожил в Москве, где в системе СЭВ работал его отец, специалист-геолог,  выразив сожаление, что не выучил тогда в совершенстве русский язык, поэтому вынужден прибегнуть к помощи переводчика. По словам профессора Овидиу Хурдузеу, он живет с 1990 года в США, в Калифорнии,  и может сравнить теперь два мира – восточный и западный. У него есть и молдавские корни,  так как его бабушка из Бессарабии, из села Барабой района Дондюшены. Моя тёща – из Измаила. Она польского происхождения.

Затронув в своём докладе проблему суверенитета, профессор Овидиу Хурдузеу сказал: «Эта проблема очень важна и для Молдовы, и для Румынии, и для всего нашего региона. Я глубоко убежден в том, что не может существовать политический суверенитет при отсутствии суверенитета экономического. После 1990 года и Румыния, и Молдова прошли через процесс десуверенизации. Это процесс шел рука об руку с процессом деиндустриализации Румынии и Молдовы, разрушения их национальных экономик. Поэтому для того, чтобы восстановить суверенитет Республики Молдова, необходимо вначале решить проблему восстановления её экономики.

Что такое  суверенитет? Это, прежде всего, сильное правительство, способное принимать решения, соответствующие высшим национальным интересам страны. Правительство, способное вести переговоры с внешними партнерами, не теряя чувство собственного достоинства. Это правительство, имеющее органическую связь с народом и пользующееся его доверием и поддержкой. Я жил в Румынии во время коммунистического авторитарного правления Николая Чаушеску. В то время Румыния была суверенным государством, но народ в этом государстве был низведен до положения рабов. Однако, если народ не чувствует себя свободным, не является хозяином своей страны, не может распоряжаться ресурсами своей страны, не хранит свои традиции, не заботится об охране семьи, такое государство нельзя считать полностью суверенным.

Все течения, которые идут с Запада, противостоят традициям, нациям, семье. Молдова, Румыния и Россия являются православными странами. Поэтому православие должно быть поставлено во главу угла и стать тем фундаментом, на котором будут выстраиваться отношения между нашими странами и народами. Наши народы имеют общие визаинтийские корни. Поэтому надо отбросить прочь навязанным нам исторические мифы и вернуться на позиции исторической правды. Наша история была переписана и искажена таким образом, чтобы разобщить и поссорить наши страны и народы, чтобы создать русофобию у румын и породить румынофобию у молдаван и русских. Я публично призываюю к примирению между Румынией и Россией. Нам нужно примирение на много веков, чтобы забылись и были преодолены все нынешние раздоры между нашими православными народами и восстановилось их  православное единство.  Конечно, это очень сложный процесс, но надо приложить максимальные усилия для его инициирования и продвижения в жизнь.

Что касается Республики Молдова, то ей можно порекомендовать во весь голос заявить о том, что она намерена сохранять свой нейтральный статус. Это особенно важно сегодня, в ситуации, когда Россия и США находятся в состоянии конфликта между собой, чтобы ни Молдова, ни Румыния не стали частью этого конфликта. Напротив, и Румыния, и Молдова могут выступить посредниками в такого рода конфликтах. Для этого они должны проводить политику активного нейтралитета. Вступление Республики Молдова в ЕС или в НАТО будет означать упразднение её национального суверенитета. Молдова будет просто вычеркнута из истории и прекратит своё существование в качестве независимого государства. Республика Молдова в таком случае не будет иметь даже статуса колонии, потому что перед колониями у страны-метрополии была хоть какая-то ответственность.

Процесс глобализации подчиняет себе страны и народы, делая их рабами международной плутократии Запада. В сущности, это процесс американизации, потому что во главе его стоят США, разработавшие и навязывающие остальному миру свою глобалистскую модель. Причём важно отметить, что эта модель не имеет ничего общего с традициями и культурой самого американского народа, как, например, большевистская модель в России не имела почти ничего общего с традициями и культурой русского народа.

Подписав Соглашение об ассоциации и свободной торговле с ЕС, Республика Молдова встала на путь утраты своего суверенитета. Не могу понять, почему Молдова не приняла во внимание, идя на такой шаг, что случилось после вхождения в ЕС с соседней Румынией?  Не говоря уже о соседней с Молдовой стране – Украине!? Хочу особо подчеркнуть, что это не Молдова ассоциировалась с Европейским Союзом. Это транснациональные корпорации расширили свои рынки сбыта за счёт Молдовы.  Но есть способ защититься от процессов глобализации в экономики. Это модель кооперации. Модель поддержки в Молдове мелких и средних производителей, при которой они будут кооперироваться друг с другом. Производственные кооперативы способны поднять национальную экономику Молдовы, прежде всего, её сельское хозяйство. Речь, конечно,  идёт о современных моделях кооперации, а не о  прежних совхозах и колхозах. В идеале в Молдове должно быть как можно больше  производящей ту или иную продукцию, находящую спрос, производственной собственности.

Сегодня мы имеем дело в Молдове с неолиберальной моделью экономики, при которой наверху несколько олигархов, а внизу рабочая масса людей, превращенных, по сути, в новых рабов. Именно эта модель является мотором, движущей силой неоглобализма. Эта модель способствует десуверенизации страны, в которой она применяется. И Республика Молдова, и Румыния, и другие страны жаждут сегодня инвестиций в экономику, видя в них панацею от всех бед.  Нас убеждают в том, что если не будет инвестиций, то страна обанкротится, потерпит катастрофу. Это в корне неверная экономическая политика.  На самом деле, успех или неуспех экономического развития страны определяется не инвестициями, а развитием местного рынка. Акцент следует делать на микроэкономику.

Молдова должна перестать быть чемпионом Европы по самому низкому уровню зарплаты. Молдова должна перестать быть для западных инвесторов рынком самой дешевой в Европе рабочей силы. Молдова должна найти и занять собственную нишу на внешних рынках, создавая такие продукты для неё, каких нет у других стран, но которые пользуются устойчивым спросом  на внешних рынках. Молдова должна добиваться, чтобы её граждане потребляли местную продукцию, отдавая ей предпочтение перед импортной. Этого, конечно, нельзя добиться только призывами «Покупай молдавское!». Потребители должны понимать, что, потребляя продукцию, произведенную в Молдове, они тем самым улучшают экономическую ситуацию в стране и, соответственно, повышают свой жизненный уровень.

В Молдове следует развернуть также конкретную работу по сокращению уровня бедности и нищеты. Добиться этого можно только за счёт внедрения кооперативных форм в производство. Республика Молдова должна отказаться от навязанной ей американскими корпорациями «экономики знаний», при которой молодёжь только тем и занимается, что всё время учится, проводит всякие семинары и конференции на деньги Сороса и других западных спонсоров, абсолютно ничего не производя.

Молдове нужна экономика, основанная на практических производственных знаниях, экономика производительного труда. Молдове нужно производственное обучение молодежи. Обучение производительному труду, ремеслу. Не  надо брать пример с США, где вся молодежь хочет учиться в университетах, получает на учебу кредиты в банках и заканчивает учебу с  дипломом и огромными долгами, однако не владеет никаким практическим ремеслом, а потому не может найти себе применение. Поэтому в США сегодня множество людей с дипломами о высшем образовании, но очень трудно найти тех, кто может что-то сделать своими руками, трудно найти, например,  электрика, слесаря-сантехника и других людей с рабочими специальностями. Иначе говоря, ученых – тьма, а работать некому.

 Республика Молдова должна, наконец, понять, что Европейский Союз, куда она так стремится, питая иллюзии относительно того, что он ей может дать, на самом деле ничего дать ей не может. Мой совет Молдове – иметь самые хорошие отношения и с Россией, и с Румынией, и со всеми другими странами, при этом не терять, а сохранять и расширять рынки сбыта своей продукции. Молдова должна перестать верить в то, что кто-то в США или в ЕС хочет сделать её что-то хорошее. На Западе не принято делать что-то бескорыстно, там в основе любых решений лежит только прибыль и только выгода».

 

TPA_6912Богдан Цырдя о молдавской государственности, двойном гражданстве и НПО

 

«Действительно, трудно не согласиться с тем, что, как говорит профессор Овидиу Хурдузеу, с потерей суверенитета утрачиваются национальная идентичность, государственность, семья, цифилизационные коды, — сказал, подводя итоги выступлению румынского  гостя круглого стола в Кишинёве его модератор, политолог Богдан Цырдя. – Хотел бы также высказать несколько своих мыслей по проблеме суверенитета Республики Молдова, оказавшейся сегодня под внешним управлением и захваченной местной и транснациональной олигархией.

В конце восьмидесятых годов в Молдове имел место феномен захвата общественного сознания, когда либеральная идеология заполнила собой образовавшийся идеологический вакуум. Затем произошел захват молдавской экономики в девяностые годы. Сейчас идёт процесс захвата молдавской государственности. Тем не менее, я лично всё-таки убеждён в том, что Молдова пока ещё не стала в полной мере колонией или протекторатом. Скорее всего, она полупротекторат, так как у нас есть ещё определённые моменты остаточного суверенитета.

Самый сильный удар по молдавскому суверенитету был нанесен в 2005-2007 годы. Тогда сформировалась олигархическая система внутри нашей страны. Тогда был подписан План Молдова-ЕС, по которому началось внедрение европейского законодательства в нашей стране. Тогда был подписан План партнерства Молдовы с НАТО, что ввергло нашу страну в военно-политическую зависимость. В 2006 году был подписан новый меморандум с МВФ, который вверг Молдову в состояние экономической зависимости. Тогда же было подписано Соглашение о соместной пограничной миссии ЕUBAM, по которому Молдавское государство передало контроль над своей границей внешней силе – европейской пограничной миссии. Затем был подписан в 2013 году известный План об ассоциации Молдовы с ЕС, был создан совершенно неконституционный орган – Совет ассоциации РМ с ЕС. Всё это способствовало переходу Молдовы под внешнее управление.

Молдова экспортирует сегодня в основном сырьё, а импортирует продукты с высокой добавленной стоимостью. Причём объём импорта превышает более чем в два раза объём экспорта. Почти 20% бюджета РМ в 2014-2015 гг составляли гранты и другие финансовые вливания из ЕС. Местные бюджеты вообще на 85% состоят из финансовых вливаний из Центра. То есть, местная публичная власть в Молдове практически нефункциональна без финансовой поддержки из Кишинева. Внешний долг Молдовы в 2015 году составил 103% от её ВВП. Почти 26% доходов бюджета Молдовы сегодня – это финансовые поступления от гастарбайтеров.

В органах власти Молдовы сегодня очень много людей с двойным гражданством, много так называемых «варягов» появилось, представителей транснациональных корпораций. Поэтому возникает закономерный вопрос о том, чьи интересы они представляют и защищают? Такие министерства, как Минфин, Минобороны, Минобразования, а также СИБ РМ  давно уже не находятся под контролем Республики Молдова. У нас в стране есть такой неконституционный орган как Совет Альянса «За европейскую интеграцию», который, фактически, подменяет собой конституционный органы власти, поскольку его решения оказываются обязательными для них. Почему он существует? От имени кого и в чьих интересах он принимает свои решения?

Молдавский Парламент при принятии любого серьёзного решения обязательно консультируется с послами стран ЕС, которые нередко присутствуют на заседаниях в Парламенте и оказывают влияние на принимемые им решения, следят за тем, чтобы они не противоречили интересам Запада. Вот и едут депутаты молдавского Парламента в Посольство США для того, чтобы получить там указания о том, каким должен быть бюджет Республики Молдова, что в него включать, что не включать. Многие законы в Молдове вообще невозможно принять без предшествующей экспертизы со стороны ПАСЕ, Венецианской комиссии, а также одобрения со стороны местных НПО, живущих на западные гранты и строго следящих за соблюдением интересов своих спонсоров.

Но кто они такие, эти НПО? Они разве представляют народный суверенитет? Их разве кто-то делегировал во власть от имени молдавского народа? Сегодня в Молдове существует около 12 тысяч различных НПО. Из них примерно 150 имеют свои представительства во всех коллегиях всех министерств Молдовы, во всех комиссиях Парламента РМ, во всех рабочих группах. Более того, они присвоили себе право говорить от имени «всего гражданского общества», хотя представляют собой всего лишь небольшие группы людей, существующих на западные гранты и работающих в интересах своих западных спонсоров. Эти НПО сегодня являются частью механизма внедрения в Молдове внешнего управления. Наряду с олигархами, эти НПО являются элементами, захватившими Молдову.

Например, эти НПО создали некий Совет по прессе. Эти люди присвоили себе право вести мониторинг молдавских СМИ и решать, что в них можно разрешить, что следует запретить. Но кто они, эти люди? Кто их избирал, кто им делегировал эти полномочия? Это самозванцы, но их признает и поддерживает Запад, потому что они являются его «уполномоченными лицами» в Молдове. Эти НПО создали также Совет по недескриминации, который следит за тем, чтобы ни в коем случае не были нарушены права сексуальных меньшинств и тому подобных элементов. Они в упор не видят самые вопиющие факты дискриминации людей по национальному или политическому признаку в Молдове, но попробуйте только тронуть представителей сексменьшинств, как эти НПО поднимают тут же  крик не весь мир.

В молдавском Парламенте появилась новая структура – комиссар по этике. Он будет следить за депутатами, что и как они говорят, и применять какие-то наказания к тем, кто, по его мнению, будет говорить что-то, не соответствующее новым «европейским нормам парламентского поведения». Что это, если не ограничение прав и свобод депутатов  Парламента? И так по многим другим параметрам. Все эти НПО навязывают в Молдове повсюду волю иностранных политических и экономических структур. Суверенитет Молдовы, таким  образом, следует считать ограниченным.

Республика Молдова не контролирует значительную часть своей территории, не контролирует собственные границы, не может обеспечить свой конституционный статус нейтралитета. Наша страна находится под внешним диктатом. Фактически все министерства и ведомства Республики Молдова обязаны координировать свои действия и решения с различными внешними структурами. НАТО контролирует Министерство обороны и СИБ, EUBAM  держит под своим контролем Приднестровский участок молдавско-украинской границы, ПАСЕ контролирует всю законодательную деятельность Молдавского государства, ЕСПЧ контролирует всю судебную систему Молдовы, МВФ держит под контролем всю бюджетно-финансовую политику нашей страны.

Несмотря на то, что Республика Молдова не является членом ЕС, а входит в СНГ, нигде нельзя увидеть над молдавскими официальными зданиями флагов СНГ, зато повсюду висят флаги ЕС. Молдавские власти по любому вопросу консультируются с послами стран ЕС, а вот мнения послов стран СНГ в Молдове вообще не слышно. Во всех нормальных независимых и суверенных странах есть Министерства иностранных дел, а у нас сегодня – МИДЕИ, то есть Министерство иностранных дел и европейской интеграции. В последнее время происходят постоянное увязывание законов и решения молдавской власти с «общеевропейскими стандартами и нормами», причем зачастую без учета мнения и вопреки интересам молдавского народа. Никто не спрашивал молдавский народ об его отношении к Соглашению об ассоциации РМ с ЕС. Никто не спросил мнение народа относительно Закона о равенстве шансов. Никто не спрашивает мнение народа относительно «гей-парадов», которые проходят под защитой полиции.

Молдавская власть постоянно навязывает свои решение молдавскому народу, причём всё чаще против его воли. Большинство народа за изучение «Истории Молдовы», но власть решает, что должна преподаваться «История румын». Большинство народа требует сохранения статуса нейтралитета, но власти постоянно его нарушают, взяв курс на интеграцию с НАТО. Большинство граждан выступают за Таможенный и Евразийский союз, но власть держит курс на ЕС, не обращая никакого внимания на требования общества.

Всё это – убедительные признаки того, что  наша страна находится под внешним управлением. Пока еще, можно сказать, под частичным внешним управлением. Сегодня идёт большая битва Запада за установление в Молдове полного контроля над Национальным банком, то есть за взятие под свой контроль всех денежных потоков в нашей стране. Идёт борьба за контроль над Генеральным прокурором. Некоторые политические силы в Молдове ратуют за то, чтобы в нашей стране был «европейский прокурор».

Идёт борьбы за вступление Молдовы в НАТО. Идёт борьба за вступление Молдовы в ЕС. Пока на этих четырёх стратегических  направлениях Западу не удалось добиться полной победы над Молдовой, над её суверенитетом, поэтому она всё ещё остаётся страной, лишь частично находящейся под внешним управлением. Если Запад – то есть США, НАТО, ЕС, Румыния — добьётся победы на этих направлениях, то Молдову можно будет признать полной колонией Запада, полным его протекторатом. Спасение Молдовы лично мне видится в принятии Евразийской модели Путина-Назарбаева. Это наиболее реалистичный план восстановления экономического и политического суверенитета Молдовы. Могут быть, конечно, и другие модели. Выбор должен сделать сам молдавский народ. Но модель, при которой Молдова будет одновременно «и на Западе, и на Востоке», и всё тогда будет хорошо, кажется мне совершенно неосуществимой».

 

 TPA_7021Владимир Букарский о национальных проектах, социальной справедливости и православии

 

 Координатор молдавского отделения Изборского клуба, политолог Владимир Букарский в своём докладе на круглом столе в Кишинёве сосредоточился на национальных проектах как опыте реализации идеи молдавской государственности, особо отметив, что «история молдавского народа знает несколько молдавских национальных проектов, воплотившихся в конкретные результаты. Можно сколь угодно много дискутировать о происхождении молдавского народа, однако мало кто подвергает сомнению тот факт, что самобытность молдавского народа была сформирована в православно-византийской матрице. Используя терминологию Арнольда Тойнби, «куколкой» для молдавской культуры послужила Православная Церковь. Влияние Византии на молдавскую государственность блестяще отслеживает румынский историк Николае Йорга в своей книге «Византия после Византии».

Судьба дала Средневековой Молдове великую привилегию быть одним из форпостов Православия в регионе в самую критическую для этой цивилизации эпоху. В средневековой Молдове существовали различные геополитические проекты. Существовали «русская», «польская», «турецкая» партии. Отдельные господари по нескольку раз меняли свои ориентации, становясь слугами нескольких господ. Но победу в этой битве проектов одержала «русская» партия, поскольку в лице России молдавский народ видел Третий Рим, Катехон, удерживающий мир от торжества беззакония.

Однако после того, как Церковь утратила прежнее влияние в молдавском обществе, молдавский образованный класс погрузился в индифферентизм. Молдавское и валашское общества стали искать точки приложения в тех или иных импортированных извне проектах. В частности, этим занималась пресловутая Трансильванская школа, основанная учёными-униатами. Главная проблема румынского проекта в том, что молдавская и валашская элиты перестали ощущать свою сопричастность к православно-византийскому миру. Итогом стала утрата идентичности, поиск ориентации на западные модели.

Проект «Советская Молдавия», при всей его противоречивости, можно назвать одним из самых успешных. Он сделал Молдавию сопричастницей великого проекта преобразования общества, строительницей нового будущего, нового справедливого мира, космической цивилизации. Именно тогда в Молдавии впервые появилась своя собственная Академия наук, были построены университеты, школы, больницы, библиотеки, детские сады, заводы, электростанции, новые жилые микрорайоны.

Сегодня бесполезно спорить, кто именно построил это всё и за чьи средства. Важно одно – это было построено в рамках великого советского проекта. В этом обществе был реализован принцип социальной справедливости, были открыты социальные лифты. Тем не менее, советский проект отличался невниманием к национальным чувствам молдавского и других народов, что выразилось в сносе церквей, варварской вырубке виноградников во время горбачёвско-лигачёвской антиалкогольной кампании.

Проект «Советская Молдавия» прекратил существование в конце 80-х годов вместе с обрушением советского проекта. Крах проекта и вступление в независимость обернулись суровой травмой перехода, приднестровским конфликтом, который во многом был вызван недопониманием между сторонами.

Проект «Европейская Молдова», который молдавская элита пыталась реализовывать начиная с 90-х годов, точно так же пришёл к закономерному провалу: он ничего не обещает Молдове, в странах ЕС так же, как в СССР, закрывают, оскверняют и даже сносят, как в 30-е годы, церкви (потому что туда никто из европейцев не ходит) и вырубают виноградники (под диктатом Еврокомиссии, как в Греции и Болгарии). Народ-виноградарь, народ-труженик превращается в народ-посудомойщик, в народ-раб, в народ-лакей. Это и есть самое настоящее национальное унижение.

Состоялось ли Молдавское суверенное государство? К сожалению, на этот вопрос можно ответить только одно: НЕТ. О какой независимости может идти речь, когда страна де-факто находится под внешним управлением и не в силах предпринять на международной арене ни одного шага без утверждения Вашингтонского обкома? О какой состоятельности может идти речь, если страна не контролирует 1/5 своей заявленной территории? Я имею в виду Приднестровье, которое уже 25 лет отвергает проект под названием «Республика Молдова».

В наших патриотических кругах принято говорить, что Кишинёв и Тирасполь несут одинаковую ответственность за то, что не могут договориться. Позвольте этот тезис сегодня оспорить. Приднестровье занимает чуть более 10% территории Молдавской ССР. Пользуясь этим сравнением, 10% вины несёт на себе элита Приднестровья, а 90% — Молдова, которая за 25 лет так и не смогла предложить Приднестровью модель привлекательного будущего.

Отвергает эту модель и большинство народа Молдовы, о чём свидетельствуют все без исключения социологические опросы. Известный политолог Виталий Андриевский, ныне с завидным усердием обслуживающий правящий режим, открыто заявил у себя на странице в соцсети: «Мне плевать на мнение большинства, поскольку большинство – всегда стадо». Вот так они и относятся к большинству народа Молдовы – как к бессловесному стаду, которым, по их мнению, должна управлять некая каста избранных и посвященных. С этого начинается и на этом заканчивается их понимание принципа демократии, означающего власть столь презираемого им народа.

Уважаемые коллеги! Создав в Молдове филиал Изборского клуба, мы объединили в своих рядах учёных, публицистов, писателей и общественных деятелей с обоих берегов Днестра, чтобы сформировать альтернативную модель общего будущего, которая будет привлекательна для обоих берегов Днестра.

Наш друг и коллега Анатолий Дирун в своём докладе не предыдущей конференции сказал о «двух Молдавиях, которые уже 25 лет развиваются по отдельности». Я считаю, что настоящий суверенитет Молдовы состоится, когда эти проекты «двух Молдавий» будут соединены в один. Когда будет преодолена великая травма нашего раскола.

Что может быть фундаментом такого объединенного проекта? Я думаю, две основыПравославие и социальная справедливость. 25 лет людоедских либерально-рыночных реформ хватило, чтобы осознать: у нас нет будущего в капитализме – этом строе, основанном на законе Джунглей – «человек человеку волк». Наше общее будущее может быть основано только на обществе с социальной ответственностью, с круговой порукой – в хорошем смысле этого слова, где, по словам Высоцкого, «человеку за бортом здесь не дадут утонуть».

 И вторая, духовно-нравственная основа, которая может объединить наши берега – это возврат к нашим духовным корням, к Православной вере. Ровно месяц назад в Кишинёве в очередной раз состоялось богомерзкое содомитское шоу под названием «гей-парад», во главе колонны которого, словно оккупанты, вышагивали западные послы. И все СМИ мира, все социальные сети обошла фотография священника, обнажившего все свои чувства против этого омерзительного непотребства. Фотография этого священника – это и есть символ молдавского народа, многовековой молдавской культуры. Я хочу, чтобы мы все защищали наши ценности с такой же решительностью, с таким же фанатизмом – в самом лучшем смысле этого слова. И тогда договориться о модели нашего общего будущего будет намного легче». 

 

TPA_7072Борис Шаповалов о стратегии развития, мнении народа и выборе правящей элиты

 

 Выступивший в дебатах на круглом столе молдавский профессор Борис Шаповалов особо отметил полезность приглашения на него представителей различных точек зрения из разных государств – российского политолога Валерия Коровина и румынского ученого Овидиу Хурдузеу, представивших исключительно интересные доклады, дающие пищу для серьёзных размышлений о судьбе молдавской суверенной и независимой государственности.

По словам Бориса Шаповалова, «в нашей стране сложилась ситуация, при которой власть не слышит и не желает слышать и учитывать мнение народа. В августе Молдова отметит 25-летие своей независимой государственности. Но за все эти годы в нашей стране так и не была выработана стратегия её развития как именно суверенного и независимого государства. Поэтому сегодня нет национальной молдавской идеи. Молдавский народ поэтому не знает, в каком направлении развивается его государство, куда оно идёт, какие цели и задачи ставит перед собой.

Проблема заключается в том, что политическая элита Молдовы так до сих пор и не определилась окончательно с вектором внешнего развития нашей страны. Вот и получается, что Молдова то идёт на Восток, то вдруг разворачивается на Запад, то вообще застревает в какой-то неопределенной позиции. Курс Молдовы на Запад натолкнулся сегодня неожиданно на итоги референдума в Великобритании, народ которой ради сохранения суверенитета своей страны решил выйти из ЕС.

Молдавская правящая элита оказалась перед нелегким выбором: последовать примеру Великобритании, или же продолжать с тупым упорством провальный по всем статьям «курс евроинтеграции», не обращая внимания на происходящие изменения геополитической ситуации в Европе? К сожалению, молдавское государственное руководство не хочет и не умеет выражать и отстаивать подлинно национальны интересы страны и народа. А чего, собственно говоря, ещё можно ожидать от людей на высоких государственных постах, имеющих два или даже три гражданства?

У власти в Молдове должны находиться патриоты-государственники, а не представители различных олигархических групп. Очень плохо и опасно для будущего нашей страны также и то, что система образования в Молдове, фактически, воспитывает граждан не Молдавского государства, а граждан другого государства — соседней Румынии.

Мы – граждане Республики Молдова, у нас есть наше Молдавское государство и мы должны отстаивать наш суверенитет и нашу независимость. Но, к сожалению, у нас до сих пор не рассмотрены и не определены идеологические основы молдавской государственности, отсутствуют базовые основы национальной идеи, базовые основы существования нашего суверенитета. Молдовенизм – это та основа, на которой должно сохраняться наше государство.

Это также молдавский народ, молдавский язык, молдавская культура. Это запрет проведения политики унионизма. Это православие, которое является идейно—нравственной основой, стержнем нашей молдавской государственности. Федеративное устройство нашей страны – это наиболее эффективный способ сохранения Молдавского государства. Молдова – многонациональное государство, поэтому уважение прав национальных меньшинств должно стоять во главе угла национальной политики Молдавского государства.

Необходимо решить проблему раскола молдавского общества по языковому признаку. Она может быть решена только тогда, когда будет справедливо решен вопрос о государственном языке в Республике Молдова. Этим языком может и должен быть только молдавский язык. Русский язык должен быть защищен и поддержан как язык межнационального общения. Должны получить поддержку и защиту также региональные языки — украинский, гагаузский, болгарский. Это основные базовые моменты, которые должны быть постоянно в центре внимания и власти, и общества в Республике Молдова».

 

TPA_7003Виктор Боршевич о национальной идее и молдавской нации

 

Молдавский дипломат, журналист, профессор Виктор Боршевич, выступив в дебатах на круглом столе, сказал: «Колокол лондонского Биг Бена пробил, известив о начале заката Империи Карла Великого, то есть Европейского Союза.  Эта идея стала постепенно таять и испаряться, растворяясь в лондонских туманах… Брюссельская модель ЕС – это калька с бывшего Советского Союза. Тот, кто этого ещё не понял, тот вообще ничего не понимает ни в истории, ни в философии, ни вообще в жизни. Схема оказалась нежизнеспособной, и потому умерла.

Сейчас тут много говорили о необходимости в Молдове национальной идеи. Но какой она должна быть в нашей стране, где живут так много представителей самых разных наций? Идея молдовенизма, на мой взгляд, «обломалась». Помните, вначале был призыв «Молдаване, объединяйтесь!», а что было потом? Потом вместо него появился призыв «Румыны, объединяйтесь!», потому пошла вообще «Унире!» — и всё. О молдаванах и молдавской национальной идее в чистом её виде больше не вспоминали.

Но если понимать под молдавской нацией всех людей, которые живут в Молдове и являются её гражданами, тогда формулировать её надо несколько иначе.

Мы – дети разных народов, но мы образуем молдавскую нацию. Нас объединяет общее культурное пространство. Наша национальная идея – это мы все, граждане Республики Молдова, которым дорога наша страна и которые хотят, чтобы она сохранила свою независимость и свой суверенитет, оставаясь общим домом для всех живущих на её земле людей, признающих её своим общим Отечеством.

 

Автор  Валерий Безрутченко (Зиновий Ройбу)

Источник: izborsk.md

Метки: ,

ГЛАВНАЯ   СОБЫТИЯ   МНЕНИЯ   АНАЛИТИКА   ИНТЕРВЬЮ   АВТОРЫ   ВИДЕО  
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены © 2016
izborsk.md