Всё полно покемонов

21.07.2016 (11 месяцев назад)
ХОЛМОГОРОВ Егор Станиславович

Запад — это воображение, фантазия, мечта. И не случайно, что единственная незападная цивилизация, сумевшая интегрироваться с Западом по настоящему плотно — японская — это цивилизация в которой вытеснение конкретного воображаемым достигло, пожалуй, еще большей степени чем в Европе и Америке. Глядя на японцев порой кажется, что реальный мир их интересует только как способ обеспечения своего пребывания в воображаемом.

И не случайно, что именно в Японии придумали покемонов — воображаемых боевых монстриков, точно вышедших из серии гравюр Хокусая о привидениях. Маленькие бойцовые чудища, которых выращивают, чтобы они дрались (но не до смерти) с помощью своих суперспособностей, покорили игроманов во всем мире уже два десятилетия как. Началось все с игровых консолей — и вот уже Покемоны вырвались в карточные игры, аниме фильмы и сериалы, — ажиотаж вокруг этой игровой вселенной продолжается непрерывно и если в России покемонный ажиотаж длился пару лет в девяностые, а потом позабылся, то это наша проблема.

С покемонами воевали фундаменталисты разных сортов — исламские, протестантские, даже ревнители памяти Холокоста, усмотревшие где-то свастику. Их обвиняли в оккультизме, материализме, пропаганде дарвинизма и культе насилия. Но, обычно, такие контр-мании лишь увеличивают резонанс и продажи.

Но игра для смартфонов «Pokemon Go!» вывела ситуацию на новый уровень. Если до этого компания  «Nintendo» управляла лишь сознанием и подсознанием покемономанов, то новая игра воздействует на их поведение — причем самым драматическим образом. Если раньше покемонов ловили и приручали в виртуальной реальности, то теперь это делается в мире точных GPS-данных. Причем покемоны могут оказаться в самых неожиданных местах — от соборов, синагог и кладбищ, до столицы ИГИЛ Ракки, отправится в которую решатся лишь совсем отчаянные маньяки. И такие будут.

Но тот философский, мировоззренческий смысл, который проглядывает в погоне за покемонами, актуален. Покемономания — это один из плодов западной погони за воображаемым. Весьма интенсивный и выпуклый плод, поскольку в данном случае воображаемые монстры заставляют реально поднять свой зад с дивана и пойти на всевозможные нагрузки и риски

Покемоны не обещают ни еды, ни насилия, ни секса, а в плане денег ведут к одним лишь расходам, то есть не привязаны к тем примитивным инстинктам, которые большей частью регулируют жизненную активность человека. Но, в то же время, они не относятся и к сфере возвышенного — погоня за покемоном стимулируется совсем не тем чувство которое отправляет людей подниматься на Акрополь или любоваться сакурой. Это странное, по сути очень западное, стремление к обладанию воображаемым. К воображаемому обладанию воображаемым.

Однако тут есть и нечто большее. Покемоны оказываются тайным слоем реальности. Ты приходишь в кремлевский собор и обнаруживаешь там покемона, ты заходишь в таинственную подворотню и встречаешь там покемона. В созданном Nintendo пространстве весь реальный мир проникнут покемонами. «Всё полно покемонов» — как-то так утверждал некогда Фалес Милетский.

Этот ренессанс пандемонизма является элементом того глобального вторичного заколдовывания мира, о котором я писал на Ум+ в последнее время уже дважды — в связи с «Игрой Престолов» и в связи с шествием Бафомета по Сен-Готардсклму тоннелю. Пандемонизм, вера в то, что таинственные и сильные духи присутствуют повсюду, был характерен и для языческой европейской, и для японской и для множества других цивилизаций. Однако в Европе этот пандемонизм был разгромлен Христианством. Ранние христиане так и мыслили свою миссию в мире как грандиозный экзорцизм, изгнание всех демонов из мира находящегося под властью единого Творца и искупленного единым Спасителем. В известном смысле европейские формы воображения были вытесняющей заменой демоническому миру, мыслившемуся как вполне конкретный и ощутимый. Поэзия победила магию. Античные боги из грозных и кровавых бесов превратились в милые безобидные аллегории. Лишь перелом от Ренессанса с его пробуждением интереса к язычеству к суровым Реформации и Контрреформации привел к новой волне уверенности в том, что демоны не выдумка — охоте на ведьм.

И вот сегодня мир со страшной силой заколдовывается снова, причем проникновение демонического происходит именно через те отдушины, которые были оставлены ему в эпоху расколдовывания — через воображаемое. В фэнтези пробуждаются драконы. В мире попроще заводятся карманные монстрики — тоже своего рода дракончики. Скоро без дракончика нельзя будет ступить ни шагу — он будет говорить из компьютера, распоряжаться работой стиральной машины и кофеварки, учить детей говорить и собирать их в школу. И скажите, что тирания цифровых демонов будет сильно отличаться от тирании настоящих? Точно ли вы сможете отличить где закончатся одни и начнутся другие.

Демонизация техногенного мира — одна из самых пугающих черт нашей реальности. Она полностью противоположна той идее которая заложена в технологический прогресс

Ее очень точно выразил Маршалл Маклюэн — человек делает техническое изобретение каждый раз когда тот или иной его орган испытывает перегрузку и недостаток мощности — каменный топор и автомат — продолжение руки, автомобиль — механическая нога, телефон — механическое ухо. Технический прогресс есть система расширений человека, его продолжений, возвращающих ему силы, дарованные Адаму, но утраченные после грехопадения и потопа.

Та концепция, которая порождает современные мифологические силы — от «людей Х» до покемонов прямо противоположна. Эти силы выступают не как расширения человека, а как некие особые свойства присутствующие в параллельном людям измерении. Это «дары», зачастую бесполезные и опасные, которые даются извне, зачастую с приложением в виде их подлинных демонических «хозяев». Покемонов нельзя «сконструировать», их можно только поймать и подчинить, хотя дальше их придется выращивать для раскрытия их способностей. Но сами эти способности являются не продолжением человеческих, а напротив — «вне», а может быть и «анти» человеческими. Взаимопроникновение людей и монстров — это не прогресс цивилизации, а прогресс демонизации.

Поэтому в безобидных покемонах, таинственно роящихся в самых безобидных местах, скрыта угроза. Покемоны приучают человека к явлению гораздо более могущественных и опасных надзирателей.

Источник

Источник: izborsk.md

ГЛАВНАЯ   СОБЫТИЯ   МНЕНИЯ   АНАЛИТИКА   ИНТЕРВЬЮ   АВТОРЫ   ВИДЕО  
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены © 2016
izborsk.md