Национальные интересы Молдовы находятся на востоке

14.12.2016 (11 месяцев назад)
ЦЫРДЯ Богдан Кайдарович

На недавно прошедших молдавских президентских выборах новым главой государства стал председатель Партии социалистов республики Молдова Игорь Додон, выступающий за развитие отношений с Россией. Что в условиях парламентской республики может сделать новый президент, а также как будет развиваться политическая жизнь страны, порталу RuBaltic.Ru рассказал депутат молдавского парламента от социалистов Богдан ЦЫРДЯ:

– Господин Цырдя, как Вы считаете, насколько поворотным для современной истории Молдовы стало избрание Игоря Додона президентом республики?

– Игорь Додон – лидер самой крупной партии в парламенте, Партии социалистов, и среди своих приоритетов он обозначил несколько очень важных для граждан страны вещей. Первое – это визит в Москву, где будет поставлен вопрос об открытии российского рынка для сельскохозяйственной продукции из Республики Молдова. Как известно, уже не менее трёх лет у нас есть проблемы с экспортом этой продукции, в результате чего мы теряем около 250–300 миллионов долларов ежегодно, а рынки Евросоюза нам фактически ничего не дали.

Также надеюсь, что с его приездом в Москву будет решена проблема молдавских гастарбайтеров, которые работают в России.

Речь идёт примерно о 500 тысячах граждан, из которых около 40 тысяч получили депорт, то есть оказались депортированы из Российской Федерации за нарушение миграционных правил. Соответственно, если данная проблема будет решена, то у этих людей появится возможность зарабатывать себе на жизнь. Разрешение лишь этих двух вопросов уже может решить многие социально-экономические проблемы Молдовы, что скажется и на улучшении жизни граждан нашей страны.

Кроме этого, новоизбранный президент объявил о намерении создать комиссию по расследованию кражи одного миллиарда долларов из финансовой системы страны. Если эта комиссия не просто найдёт виновных, а сможет вернуть хотя бы часть украденных денег, то мы можем говорить о конкретном улучшении финансовой системы и экономики Молдовы.

– Молдова является парламентской республикой; сможет ли президент решить эти проблемы в рамках своих полномочий?

– Да, полномочия президента ограничены, поэтому, если Игорь Додон захочет решить все поставленные задачи, ему необходимо иметь парламентское большинство. Для этого нужно либо идти на досрочные парламентские выборы в 2017 году, либо ожидать победы на выборах в 2018 году, когда они должны пройти по закону. Если у него будет парламентское большинство, тогда можно будет пересмотреть многие фундаментальные экономические вещи, которые могут улучшить жизнь простого населения страны.

– В последнее время Молдова тяготела в сторону Евросоюза, тогда как Игорь Додон позиционируется как пророссийский кандидат. На Ваш взгляд, после его прихода к власти, возможно ли смещение вектора в сторону России?

– Примерно до 2005 года среди населения Молдовы преобладали именно евразийские настроения. Большинство граждан ратовало за интеграцию в восточном направлении. Однако Партия коммунистов во главе с бывшим президентом Ворониным отказалась подписать план Козака, развернула вектор страны на Запад. И уже при Воронине был принят план «Молдова – ЕС», потом «Молдова – НАТО», а в 2009 году к власти пришли новые силы, не считавшие Воронина достаточно проевропейским, и в том же году уже около 70% населения ратовали за Европейский союз.

Сейчас сторонников евроинтеграции стало в два раза меньше. Примерно 35% граждан за ЕС и где-то 45% – за ЕАЭС. Но проблема в том, что молдавская элита как раз выступает за Евросоюз, ведь многие из них получают европейские гранты. Так что нашей стране будет трудно резко поменять вектор от Евросоюза к ЕАЭС, ведь любое движение влево или вправо вызовет «майдан». Поэтому быстрой смены направления в ближайшее время я не ожидаю, а Игорю Додону придётся лавировать, хотя, безусловно, национальные интересы Молдовы находятся на востоке, а не на западе.

– Вы утверждаете, что на следующих парламентских выборах Партия социалистов может получить большинство. В 2014 году Ваша партия выиграла выборы в парламент, но через год на муниципальных выборах её поддержало гораздо меньше избирателей. На чём основывается Ваша уверенность, что в 2018 году ПСРМ войдёт в правительство?

– В Молдове местные выборы и выборы в парламент сильно отличаются. На местных выборах больше голосуют за личности, а не за партии или политические программы. Все люди знают, что руководитель одного села – член правящей Либеральной партии, в которой олигархи. Однако жители этого села также знают, что этот человек – хороший инженер и при нём село стало развиваться, там отремонтировали канализацию и дороги. Поэтому за него будут голосовать, несмотря на его партийную принадлежность.

В то же время сейчас рейтинг ПСРМ составляет примерно 45%. Мы победили на президентских выборах, что сказывается и на поддержке всей партии. Безусловно, будущее социалистов и наш успех на парламентских выборах в 2018 году сильно зависят от действий президента.

Если Игорь Додон будет предлагать конкретные решения проблем, выступать с заявлениями, то наш рейтинг вырастет и мы обязательно будем формировать правительство.

В свою очередь, если он станет совершать ошибки или пойдёт на сговор с нынешней властью и олигархами, откажется от своих обещаний, то и популярность партии снизится. Однако в этом случае Додон должен понимать, что на следующих президентских выборах он также не сможет переизбраться.

– Известно, что многие граждане считают себя больше румынами, чем молдаванами; по Вашему мнению, насколько распространена такая тенденция в стране?

– К объединению с Румынией стремится лишь определённая часть гуманитарной элиты, находящейся на грантах. Они действительно искренне считают себя румынами и думают, что с Румынией им будет хорошо. Румынский проект массово насаждается – его сторонники имеются как в Министерстве образования, так и в наших спецслужбах, а из шести судей Конституционного суда у пятерых, помимо молдавского, есть также и румынский паспорт.

Но, несмотря на это, я думаю, что вероятность объединения крайне мала. По разным опросам общественного мнения, доля унионистов, выступающих за присоединение к Румынии, долгое время не превышала 7–8%. Однако за годы правления коалиции Альянса за европейскую интеграцию она сильно выросла и сейчас составляет где-то 16%. Тем не менее 80% граждан выступают за независимость Молдовы. Объединения с Румынией не хочет как подавляющее большинство населения, так и большая часть элиты и олигархи.

– То есть, на Ваш взгляд, в ближайшее время присоединения к Румынии и растворения молдавской нации в румынской не произойдёт?

– Если рассуждать структурно, то этого не должно произойти. У Румынии внешний долг составляет около 80 миллиардов евро, она самая бедная страна ЕС после Болгарии!

Но тем не менее я, как и многие политологи в Молдове, считаю, что действия Румынии становятся всё более агрессивными, и не говорю, что такой сценарий в принципе невозможен. Ведь если мы посмотрим на нынешнюю геополитическую ситуацию в мире, то кто ещё пять лет назад мог предполагать, что Крым станет российским?

Поэтому структурные факторы могут в один миг рухнуть. Да, вроде бы предпосылок нет и абсолютное большинство молдаван против, а у Румынии не хватит сил на поглощение.

Однако в 1918 году у неё тоже не было таких сил, но из-за революции в России румынские войска вошли в Бессарабию, и 22 года эта территория находилась в составе Румынии. Поэтому я думаю, что ситуация унии возможна при наличии серьёзного политического кризиса и связанной с этим нестабильности в Молдове.

В таком случае граждане вполне могут решить, что лучше пусть они будут в составе Румынии, чем с местной властью, которая не может решить никаких проблем. Но это только гипотетический сценарий, который, я надеюсь, всё же не произойдёт.

Источник: RuBaltic.Ru

Метки: , , , , , ,

ГЛАВНАЯ   СОБЫТИЯ   МНЕНИЯ   АНАЛИТИКА   ИНТЕРВЬЮ   АВТОРЫ   ВИДЕО  
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены © 2016
izborsk.md