Многополярный мир со многими неизвестными

31.12.2016 (6 месяцев назад)
БУРИАН Александр Дмитриевич

Кавказский геополитический клуб проводит традиционный, третий опрос экспертов, подводящих итоги уходящего года и прогнозирующих развитие событий на будущий год. О главных событиях 2016 года в Молдавии и Причерноморье (да и в мире в целом) и их последствиях для страны и мира рассказывает доктор юридических наук, профессор, директор Института стратегических исследований Европейского университета Молдовы, президент Молдавской ассоциации международного права, профессор кафедры политологии Тренчанского университета имени Александра Дубчека (Словацкая Республика), бывший чрезвычайный и полномочный посол Республики Молдова в ФРГ, Испании и Дании Александр Буриан.

— Каковы, на Ваш взгляд, главные события уходящего 2016 года в Молдавии и Причерноморье (да и в мире в целом) и их последствия для страны и мира?

— Для Молдавии главным событием года были президентские выборы, как в самой Молдавии, так и в Приднестровье. Результаты выборов, в общем, были предсказуемы, хотя современные «выборные политтехнологии» могут, временами, сотворить и «чудеса».

Избрание Игоря Додона президентом Молдовы было подано средствами массовой информации как победа пророссийских сил в Молдавии и в Восточной Европе в целом, если брать в расчет и результаты выборов в Болгарии. Хотя, на мой взгляд, Додон не столько пророссийский, сколько промолдавский политик, поскольку выступает за укрепление молдавской государственности, за сохранение нейтралитета страны, за недопущение присоединения Молдовы к Румынии и за развитие отношений как с Западом, так и с Востоком, в первую очередь с Россией.

Это, казалось бы, новое веяние во внешней политике Молдавии, хотя это не так: Молдова на протяжении всего своего существования, начиная с ХIV века, была обречена поддерживать ровные отношения как с Востоком, так и с Западом.

Главной геополитический особенностью Молдавского Княжества в средние века было то, что Молдавская Страна (Ţara Moldovei) находилась (и продолжает находиться до сих пор) как бы на разломе, на стыке, или же на границе между тремя великими культурами (славянской, латинской и восточной), между тремя великими религиями (православной, католической и мусульманской), между тремя великими народностями (славянами, латинянами и тюрками) и между тремя идеологическими течениями (панславизм, пантюркизм и панлатинизм). Исключительное положение приграничного государства и приграничного народа привело к тому, что на протяжении веков Молдавское Княжество постоянно лавировало между великими державами, великими религиями и великими течениями, пытаясь удержаться на плаву, сохранив свой суверенитет и свою национальную идентификацию.

Попытки правящего класса Молдовы примкнуть к «сильным мира сего» привели к потере государственности (с 1442 года, после смерти господаря Александра Доброго начались постоянные набеги османов на Молдавию) и разделению Молдовы на три части. В 1775 году — присоединение севера Молдавии (позже названной Буковиной) к Австрийской империи, в 1812 году — присоединение восточной части Молдавии (позже названной Бессарабией) к Российской империи и существование западной части Молдавии (между Карпатами и Прутом) в Османской империи, в рамках которой в 1859 году Западная Молдавия объединилась с Валахией, образовав квази-государство Молдо-Влахия, которое с 1862 года начало называться Румынией, и в 1878 году обрело независимость (без Буковины и Бессарабии).

В настоящее время геополитически Молдова также находится как бы на разломе, на стыке между Востоком и Западом, между Евросоюзом и СНГ, между НАТО и ОДКБ, между православием и католицизмом, между либеральным и «постсоветским» мировоззрением, и любое «перетягивание каната» в сторону Востока или Запада может привести к настоящей гражданской войне, по сравнению с которой киевский «майдан» покажется лишь прелюдией. Это усугубляется еще и тем, что больше четверти населения Молдовы находится за рубежом: полмиллиона молдаван живут и трудятся в Евросоюзе, а полмиллиона — в России, оставаясь гражданами Молдовы и влияя на политику страны, в том числе и на результаты выборов.

Задача новоизбранного президента Додона как раз и состоит в том, чтобы найти способ примирить эти противостоящие стороны, которые ориентированы или сугубо на Запад, или сугубо на Восток.

Оптимальным вариантом для Молдовы является сохранение статуса ассоциированного члена ЕС и приобретение статуса ассоциированного члена ЕврАзЭС, сохранение статуса нейтрального государства и невступление в НАТО, укрепление связей как с Россией, так и с ЕС и со всем остальным миром, в том числе с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС), став своеобразным мостом между ними.

Кому-то это может показаться нереальным, но, как ни странно, это вполне возможно, учитывая интересы России и интересы ЕС, их противоборство и их попытки найти точки соприкосновения для дальнейшего сближения и сотрудничества. Молдова как раз могла бы стать тем компромиссом между Россией и Евросоюзом, который мог бы наметить путь к деэскалации ситуации в мире.

Мне, как обычно, возражают, ссылаясь на  то, что в учредительных документах ЕврАзЭС и Таможенного союза нет такого понятия и такого статуса как «ассоциированный член». Так сделайте такой статус! Кто вам мешает? Это же лучше, чем просто наблюдатель, хотя там даже статус наблюдателя не предусмотрен, что также странно.

Это, между прочим, относится к тому моменту, что у России до сих пор нет внятной и понятной стратегии относительно стран ближнего зарубежья. К большому сожалению, РФ очень часто применяет относительно последних принцип «кто не с нами, тот против нас», хотя это не всегда так и к тому же не всегда дает ожидаемые результаты, а лишь усугубляет и так непростые взаимоотношения постсоветских государств.

Если же взглянуть на главные события уходящего 2016 года в Причерноморье, то можно отметить, что ситуация, в целом, обострилась, начиная с сирийских событий, которые развиваются по неписанному сценарию. То же можно сказать относительно российско-турецких отношений, которые достигли пика «холодной войны» и потом вдруг перешли в состояние «дружбы и взаимопонимания», а также возобновления боевых действий в Карабахе и в Донбассе.

Нельзя не отметить и активизацию террористических действий, начиная с трагедий в Ницце и Берлине и кончая убийством российского посла в Турции. 2016 год подтвердил постулат о том, что борьба с терроризмом — это не пустая болтовня и не имитация борьбы, а очень серьезная угроза миру во всем мире.

Важные события произошли в Евросоюзе в 2016 году, начиная с BrExit и итальянского референдума и кончая острым миграционным кризисом, который затронул практически все страны союза и показал слабость и неподготовленность европейских структур к таким вызовам.

Важное событие произошло в США, которое может повлиять на весь мировой процесс, в связи с избранием Дональда Трампа президентом. Трудно предсказать его дальнейшие действия, но несомненно то, что поведение США на мировой арене будет отличаться от политики «хромой утки». Будет ли это на пользу всему миру или нет — посмотрим.

Можно ли выделить основную тенденцию? Каковы общие итоги года? Чем он особенно запомнится?

— Общая тенденция, на мой взгляд, на протяжении всего 2016 года знаменуется тем, что мир полностью отходит от понятия монополярности и становится многополярным.

Увеличивается разрыв между правящим классом и населением во всех странах мира, особенно в странах Запада, в том числе в Европе и США. Становится все более очевидным, что те, которые правят этими странами, абсолютно некомпетентны и даже не понимают, что происходит в мире. Это особенно видно в таких странах как Франция и Германия, руководители которых живут какими-то иллюзиями о «мультикультурности», ожидая указания из «обкома» по любым вопросам и борясь постоянно с «ветряными мельницами», используя для этого пресловутые санкции.

Создается впечатление, что «цветные революции» и «арабская весна» стали подкрадываться и к западному миру, в том числе к США (это ж надо, использовать те же методы непризнания результатов выборов, как и в странах третьего мира!) и к Евросоюзу, где политический класс явно правеет.

Не возникает ли ощущения, что мировая политика «топчутся на месте» (посмотрим на Донбасс, Сирию, и не только…)? С чем это связано и как выходить из подобной ситуации?

— Нет, не возникает такого ощущения. Наоборот, есть процессы, которые стремительно развиваются, хотя и не до конца ясно, чем все это закончится. Хотя, разумеется, есть и такое ощущение, что все мы топчемся на месте, так как реально нет видимых результатов улучшения общей ситуации в мире.

К примеру, много событий произошло в Сирии, где от ситуации почти полной бесконтрольности сирийская правительственная армия при поддержке российских ВКС сумела полностью взять под контроль Алеппо, заставив часть оппозиции сложить оружие и идти на переговоры. Вместе с тем, возникает вопрос: а каков общий итог, и каково будущее устройство Сирии? Единое государство? А возможно ли это, в принципе? Или несколько прогосударственных образований? Какие? А что будет с курдами? Будет ли у них автономия в составе Сирии, или же они попытаются объединиться с иракскими и турецкими курдами?..

Представляет интерес ось Москва-Тегеран-Анкара, хотя не до конца понятно, насколько эта ось долговечна, так как «слабым звеном» в ней является Турция, которая проходит через очень непростой период в своем существовании.

Относительно Донбасса можно отметить что на протяжение всего 2016 года ситуация была более-менее стабильной с тенденцией «заморозить» конфликт, однако события конца ноября и начала декабря дают повод резюмировать, что Киев решил пойти ва-банк в надежде на то, что «Запад им поможет», и НАТО вступит в войну с «агрессивными москалями». Напрасные иллюзии, так как для этого нет ни сил, ни возможностей, но, главное, нет желания со стороны стран НАТО положить свою голову на плаху ради киевских правителей.

«Топтанием на месте» можно определить ситуацию с безвизовым режимом со стороны ЕС относительно Грузии и Украины, и здесь можно лишь сожалеть, что Евросоюзом правят такие бездарные деятели, которые не могут понять разницу между мигрантами из Африки и мусульманского мира и мигрантами из христианских стран, каковыми являются и Грузия и Украина.

Как выходить из этой ситуации?

Трудно давать советы всем, да и вряд ли это возможно, но, тем не менее, необходимо искать пути выхода из тупиковых ситуаций, в которые иногда сами себя загоняем. Это касается и Востока, и Запада.

Ваш прогноз на будущий год? Куда идем?..

— Думаю, идем к твердому многополярному  миру, который еще совсем не очерчен и в котором абсолютно не ясно, какие игроки будут играть «главную скрипку». Пока вырисовывается «главная тройка»: США, Китай, Россия. Возможно, смогут сохранить свое влияние в мире Великобритания и Франция, так как они обладают ядерным оружием и средствами его доставки, а также являются постоянными членами Совбеза ООН, имея право вето и тем самым — возможность влиять на мировую политику.

Правда, Трамп грозится, что в 2017 году с ООН и Совбезом будет покончено. Возможно, как раз с целью нейтрализовать влияние Франции и Великобритании, так как в отношении Китая и России будет применяться другая тактика и стратегия.

Евросоюз, из-за своей нерасторопности и полного отсутствия внешней политики, вряд ли будет иметь политическое влияние в мире. Останутся не у дел в мировой политике и некоторые другие игроки, например, Германия и Япония, из-за неимения ядерного оружия и статуса постоянного члена Совбеза ООН, несмотря на их лидирующее положение в мировой экономике. Не исключено, что в связи с этим у них возникнет желание приобрести эти статусы, но реформу ООН, о которой говорят давным-давно, вряд ли стоит ожидать в 2017 году, поэтому членство в Совбезе им не грозит, а статус ядерной державы, хоть им он и по плечу и они обладают и необходимыми технологиями, и экономическими и техническими возможностями, вряд ли состоится, так как им будет «стремно» нарушить Договор 1968 года о нераспространении ядерного оружия.

Хотя у них может и возникнуть вопрос: почему Северной Кореи, Пакистану, Израилю, Индии можно, а им, Германии и Японии, нельзя? Опасные мысли. Но могут возникнуть…

Возможно, в 2017 году закончится эпопея НАТО.

Во-первых, потому что США надоело выступать защитником непонятно кого и непонятно зачем. И это правильно.

Во-вторых, Евросоюзу придется определиться, быть или не быть? А быть Евросоюзу можно будет лишь в том случае, если у него будет своя армия и своя оборонная политика, отличная от НАТО.

Ну, и конечно, в 2017 году состоятся выборы во Франции и в Германии, которые еще больше усугубят жизнь европейских бюрократов.

Беседовала Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Источник: Кавказский геополитический клуб

ГЛАВНАЯ   СОБЫТИЯ   МНЕНИЯ   АНАЛИТИКА   ИНТЕРВЬЮ   АВТОРЫ   ВИДЕО  
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены © 2016
izborsk.md