Латвийский политик: Мы заплатили дорогую цену

26.01.2017 (5 месяцев назад)

Толмачев Андрей, ЛатвияПосле развала СССР Молдову нередко сравнивали со странами Балтии. Многие сторонники европейского пути для Молдовы считали, что наша страна, не проведя в свое время «шоковую терапию», упустила шанс войти в сообщество развитых стран. А Латвия не упустила. Однако сегодня в наших странах проходят очень схожие процессы. Что приобрела и что потеряла Латвия после вступления в ЕС? Об этом в интервью Izborsk.md рассказал Андрей Толмачев, член правления партии «Русский союз Латвии».

Однако первым делом он отметил плачевное состояние молдавской столицы – в этом между нашими странами образовалась пропасть. И очевидно, что дело не только и не столько в финансировании.

— Я немного успел увидеть Кишинев, совсем чуть-чуть. И, честно сказать, конечно, Рига другая – она… она приведена в порядок. Кишинев же – меня поразило, что даже здания власти – историческое здание кишиневской мэрии в жутком состоянии. Какой бы власть ни была, она старается хотя бы свое здание привести в порядок.

Рига же – как витрина. В витрине очень красиво и хорошо. Если вы на один день приедете к нам в Латвию – вам понравится: чистые улицы, красивые дома, все отреставрировано. Снаружи все красиво и хорошо. Русскоязычному туристу будет комфортно, потому что большинство жителей Риги говорят по-русски. Агрессии нет, нужно постараться, чтобы найти. И между людьми межнациональные отношения нормальные на бытовом уровне.

Есть какой-то консенсус между латышами и русскими – именно на бытовом уровне. Есть темы, по которым мы знаем, что у нас разные мнения – их лучше не трогать. Но голосуем мы по-разному. Абсолютно. И люди по-разному воспринимают одни и те же вещи: что для русского бело, то для латыша черное и наоборот.

Самый простой пример: выборы в США: русские Трампа поддерживали, латыши – нет. При этом говорят, что русские критически относятся к латышской власти, потому что это все кремлевская пропаганда, с которой нужно бороться. На самом деле – нет.

На самом деле каждый день от правящей латышской партии идет посыл вражды по отношению к русскоязычному населению. И этот посыл вражды, с одной стороны, убеждает латышей в правильности курса, с другой – большинство говорит: мы живем во враждебной среде и государство к вам относится не как к согражданам, а как к врагам. И это постоянно со стороны государства подчеркивается: вы враги.

— Может это происходит не со стороны государства, а со стороны партий власти?

— Партий власти не составляют государство. Есть чиновники, которые никогда в политических партиях не состояли, а есть политические лидеры партий, которые определяют курс страны.

— У нас говорят, что если Молдова присоединится к ЕС, то к меньшинствам будут лучше относиться, потому что будет работать европейская практика поддержки меньшинств.

— Нет такого. Это все вранье. Если ваша страна придерживается правильного североатлантического курса – пронатовского – тогда на то, что творится внутри, закрывают глаза. Это бессовестная двуличная политика. До сих пор в Латвии существует институт неграждан. И в Латвии до сих пор рождаются дети — неграждане. То есть ребенок по праву своего рождения ущемлен в правах. Есть, конечно, сейчас возможность, если ребенок автоматически рождается не гражданином – написать заявление, и он получит гражданство. Но автоматом – нет.

Таких детей очень мало — от 20 до 80 в год.  Но вопрос в символизме. Сделать символический шаг навстречу русским, которые живут в Латвии – а их до 40 процентов! — со стороны власти. Навстречу людям, для которых  русский язык родной. И половина из них ущемлена в правах. И это Европа.

— Вы сказали, что картинка в Латвии красивая, но люди живут не очень хорошо. Почему же они не возмущаются – и вроде бы довольны?

— Есть такая возможность для социально активных людей — уехать за границу и там решить свои проблемы. Если ты находишься в закрытой стране, то ты пытаешься каким-то образом решить проблему, если ты не доволен. А здесь нет этого. Тебе не нравится – чемодан-вокзал-Ирландия Дублин, или Лондон. Очень много активных молодых и сильных людей, которые могли бы что-то исправить в этой стране, — но они понимают, что бессмысленно бороться, — и просто уезжают. Это и русские, и латыши.

— По статистике, из Латвии, как и из Молдовы, в год уезжает до 1 процента населения. Это значит, что у вас также есть дисбаланс между активным взрослым населением и пенсионерами?

— Да, доля пенсионеров сильно растет. И есть возможность уехать за границу – потому что в ЕС свободный рынок труда, и гражданин Латвии имеет право работать в любой стране ЕС.

— Может это и хорошо, что люди имеют возможность уехать и работать в другой стране, зарабатывать больше? Для наших граждан это стало просто национальной идеей – уехать подальше от дома и заработать побольше.

— Конечно, свобода передвижения – это величайшее достижение ЕС, и свободный рынок труда – это тоже хорошо. Проблема в том, что люди не возвращаются домой, и Латвия пустеет. Города пустеют, даже Рига, которая как пылесос высасывает со всей страны население. Люди мигрируют либо в большой город, либо за границу. Но население даже такого большого города, как Рига, сокращается — люди выбирают другую страну. И это проблема для создания предприятий, для функционирования экономики. Очень часто не хватает профессиональных рабочих рук.

— У вас еще работают промышленные предприятия?

— Ну, такой большой индустрии, которая была, уже нет, у нас произошла деиндустриализация в экономике. В Латвия была большая индустриальная экономика – поезда строили, «РАФики» известны были всему Союзу, электронная промышленность. Сегодня всех этих гигантов уже нет, действуют маленькие частные предприятия в основном в сфере услуг, есть еще металлообрабатывающие предприятия, пищевая промышленность. Металлургический завод сейчас банкротят.

И любое предприятие, которое начинает расширяться, сталкивается с проблемой квалифицированных рабочих рук. Все специалисты уехали. Сложилась такая интересная аномалия: есть безработные – и есть дефицит рабочих рук, квалифицированных рабочих рук.

— В чем плюсы и минусы вступления в ЕС, на примере Латвии?

— Для того, чтобы вступить в ЕС, мы заплатили дорогую цену. Мы разрушили полностью экономику, открыли рынок, разорвали все связи с Россией, потеряли промышленность. То же самое сейчас происходит у вас. Вы разрушили экономику, вы открыли свой рынок для европейских товаров и закрыли для России.

Ваши местные производители теряют свое производство, потому что их продукция не может конкурировать с товарами из ЕС. Нечестная конкуренция, потому что существует система дотаций европейских сельхозпроизводителей – то, что не может обеспечить ваше правительство местным производителям. И они теряют работу. Вынуждены мигрировать.

И нет простого выхода из этой ситуации. Нельзя дважды войти в одну и ту же воду – мы не можем вернуться в прежнюю систему промышленных связей. Но и рвать отношения с Россией нельзя.

Я поддерживаю курс вашей партии социалистов, потому что они пытаются добиться того, что Молдова была нейтральной страной. Если будет сохраняться этот униатский евроатлантический курс – то на все нарушения прав человека будут закрываться глаза.

С другой стороны, если вы будете независимыми, то вы будете под лупой – любое нарушение прав будет раздуваться. Это будет очень сильная борьба.

Униатский путь лучше только для элиты, но не для меньшинств и не для всего народа. Они очень сильно потеряют в правах.

Если вы пойдете на объединение, то это уже будет не Молдова, это будет Румыния. Дело в том, что любые меньшинства: русские, гагаузы, украинцы, болгары – потеряют в этой большой стране. Румыния держится строгого евроатлантического курса, это проамериканская страна. Любые нарушения прав человека будут прощены ради сохранения политики НАТО.

— Говоря об объединении, вы подразумеваете Румынию. Но в Молдове часть населения по-прежнему мечтает о вступлении в ЕС.

— Я не верю, что вас примут в ЕС, вас подвесят на крючок и будут вытягивать из вас ресурсы. Но не примут в ЕС. ЕС уже слишком расширился, он не может переварить те страны, которые были приняты. Объективно ни Румыния, ни Болгария не были готовы к вступлению, да и страны Балтии не были готовы.

Появляются и проблемы, в частности растет конфликт интересов между новыми и старыми членами ЕС на рынке труда.

Сегодня в странах ЕС используется дешевая рабочая сила из Восточной Европы, из-за чего теряют работу высокооплачиваемые специалисты – граждане «старых» стран ЕС. К примеру, был принят закон о командировках. Согласно этому закону, допустим, предприятие Латвии заключает договор с  предприятием Швеции о постройке дома. И командирует своих рабочих в командировку в Швецию. Но работают они по зарплатам Латвии. Естественно, шведские рабочие в этой ситуации теряют и работу, и заказы. И такая ситуация складывается по всем странам ЕС.

Теперь «старые» страны пытаются каким-то образом сохранить рабочие места для своих граждан. Хорошо, говорят там, мы не можем остановить свободное передвижение для рынка труда, но если вы хотите приезжать к нам, тогда работайте по нашим правилам и нашим минимальным зарплатам. Конкурируйте не только качеством, но не ценой. С одной стороны, они хотят принимать дешевую рабочую силу, с другой теряют работу для своих граждан.

В международных перевозках вообще ситуация очень интересная. К примеру, румынский и германский дальнобойщик за одну и ту же работу получают зарплату, которая отличается, как день и ночь. В основном в ЕС работают дальнобойщики из Румынии, кстати. Постепенно водители немецкие, австрийские, французские стали терять работу из-за засилья водителей из Восточной Европы. И старые страны ЕС начинают принимать законы, чтобы каким-то образом защитить свой рынок труда.

— Но тогда вашим и нашим гражданам будет еще интереснее уезжать на заработки – если зарплаты будут выше.

— Наши граждане сегодня выполняют ту работу, от которой отказываются местные, и за меньшие деньги. Они работают в сфере услуг, в сельском хозяйстве – там, где местные не хотят работать, и за меньшие деньги. И многие выполняют работу на этом низком уровне, им тяжело пробиться дальше. Причем, уезжая за границу, они теряют свой социальный статус. А если им будут платить так же, как и своим специалистам, то работодателям будет просто невыгодно их брать на работу.

— Латвия не планирует стать нейтральной страной?

— Латвия и Литва сегодня занимают первое место в мире по росту оборонных расходов. В Латвии оборонный бюджет 2016 года вырос на 40% по сравнению с 2015 годом, в 2017 году запланирован рост еще на 22 %. В то же время бюджетных денег не хватает на зарплаты учителей, на здравоохранение, на социальные нужды. Учителя бастуют.

Тем не менее, образовался какой-то странный консенсус в латвийском обществе: оборона – «святая корова», мы обязаны довести наш уровень расходов на оборону до 2% бюджета. И, несмотря на то, что мы такие бедные, мы будем увеличивать оборонный бюджет. Даже латышские педагоги, которые выступали с требованиями увеличения зарплат, никто из них не сказал ничего о военных расходах, побоялись. Хотя этих денег с лихвой хватило бы и на медицину, и на образование. Никто этого не скажет, потому что враг — вот он, на границе. Большой русский медведь, который только того и ждет, чтобы напасть на маленькую несчастную Латвию. Это зомби, работает зомби-телевизор. И самое страшное – что общество расколото.

— У нас то же самое сейчас происходит. Начинается раскрутка – принят закон о борьбе с «русской пропагандой».

— Эти все меры как будто под копирку раздаются всем нашим странам-сателлитам. Тенденции одни и те же. Нам говорят: вот российская пропаганда настраивает русских людей против государства. На самом деле в российском ТВ и радио нет ничего про Латвию, никто не думает об этом, слишком мелко.

Тем не менее, наш министр образования – по своей инициативе — принимает закон о нелояльных учителях. Расплывчатая формулировка. Но все понимают, кто нелояльный – это хитрый русский, который выступает против государственной языковой политики. Это не сказано напрямую, но это подразумевается.  Закон принят недавно. И нелояльных учителей будут увольнять. У нас есть служба качества образования, но этим будет заниматься не служба качества образования, а полиция безопасности. Представляете, какой кошмар?

— У вас есть полиция безопасности? А министерство правды есть у вас?

— Нет, у нас есть полиция безопасности и бюро защиты конституции – это две такие спецслужбы, политическая полиция.

— И при этом у вас все еще живут около 40% русских?

— Но половина из них не имеют права голоса. Более того, рефреном в выступлениях правящей партии идет мысль: надо выселять из страны нелояльных русских. Это язык вражды по отношению к русским – и это в ЕС. Каждый день проходит какое-то отрицательное медийное сообщение по отношению к русским. Это создает нездоровую обстановку. Но это очень легкий способ для партий власти мобилизовать свой электорат и набрать очки. Это пружина самозакручивающаяся, политики становятся заложниками своих слов. Они уже не могут иначе, потому что в противном случае они теряют свой электорат. Вот такой замкнутый круг.

Ирина Астахова

Источник: izborsk.md

ГЛАВНАЯ   СОБЫТИЯ   МНЕНИЯ   АНАЛИТИКА   ИНТЕРВЬЮ   АВТОРЫ   ВИДЕО  
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены © 2016
izborsk.md