Президент Молдовы Игорь Додон: риски и возможности для Приднестровья

22.02.2017 (1 месяц назад)
БУКАРСКИЙ Владимир Валерьевич

Картинки по запросу додон красносельский

Аннотация. В статье анализируются вызовы, стоящие перед Приднестровьем и его руководством после избрания Президентом Республики Молдова Игоря Додона.

Ключевые слова: федерализация, приднестровский конфликт, общие интересы.

Новый проект федерализации от нового Президента Молдовы

Избрание Игоря Додона Президентом Республики Молдова поставило политический класс Приднестровья в сложное положение. Когда вся власть в Молдове монопольно принадлежала евроинтеграторам, унионистам и откровенным противникам российского присутствия в регионе, всё было предельно ясно. Приднестровье достаточно уверенно себя позиционировало как форпост Русского мира, как геополитическую опорную точку России в регионе, противостоящую экспансии Запада, и в частности румынского национализма.

Игорь Додон не только победил на президентских выборах на лозунгах дружбы и стратегического партнёрства с Россией. Он ещё и выдвинул проект приднестровского урегулирования по федеративной модели, представляющей собой модифицированный план Козака, отвергнутый молдавским президентом Владимиром Ворониным под давлением посла США.

Проект «Концепция основных принципов Молдавской Федерации» [1] был презентован возглавляемой Додоном Партией Социалистов в конце 2013 года. Проект единой федеративной республики подразумевает договор между тремя субъектами федерации (Молдова, Приднестровье и Гагаузия), один двухпалатный парламент, состоящий из Сената и Палаты представителей, общее правительство и единого всенародно избранного Президента. В каждом субъекте федерации, по типу Гагаузии, будет свой глава, своё правительство и законодательный орган. При этом сфера полномочий субъектов Федерации будет существенно расширена по сравнению с нынешним Законом о статусе Гагаузии. На территории всей Федерации будет единый государственный язык – молдавский, при этом русский язык будет обладать статусом языка межнационального общения, а в каждом субъекте федерации будут свои региональные языки. Впрочем, по словам Игоря Додона, эти пункты, как и весь документ – начальная переговорная позиция Партии Социалистов.

В мае 2014 года проект Федерации, представленный ПСРМ, был объектом обсуждения в ходе Международной научной конференции «Федеративное государство: международный опыт и перспективы Молдовы». В этой конференции приняли участие такие известные эксперты, как заместитель директора РИСИ, руководитель Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья Т.С. Гузенкова, руководитель научно-исследовательских программ Днестровско-Прутского информационно-аналитического центра РИСИ В.Б. Каширин, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований при президенте РФ А.А. Куртов, авторитетные эксперты из Украины, Болгарии, Армении, Венгрии, Словакии. В обсуждении приняли живое участие и эксперты из Приднестровья – экс-министр иностранных дел ПМР В.А. Лицкай и доцент кафедры отечественной истории ПГУ имени Т.Г. Шевченко П.М. Шорников. В целом проект Молдавской Федерации, выдвинутой ПСРМ, был встречен участниками благосклонно.

Тирасполь: опасения и вопросы к Додону

Сегодня в приднестровском обществе есть немало предубеждений против Игоря Додона и его команды. Его обвиняют в том, что он сам был членом команды Владимира Воронина именно в тот момент, когда отношения между Кишинёвом и Тирасполем находились на крайне низкой точке. Между тем, Додон возглавлял в правительстве конкретное направление – он был министром экономики и торговли. Позднее ему и премьер-министру Зинаиде Гречаный в российско-молдавской межправительственной комиссии приходилось усиленно разгребать весь тот ворох проблем, который был создан благодаря Воронину и его идеологическому советнику Марку Ткачуку.

Оппонентам Додона в Тирасполе не нравится, что советником по реинтеграции стал бывший министр реинтеграции при Воронине Василий Шова. Между тем, именно Шова, совместно с тогдашним министром иностранных дел Лицкаем провели в 2005 – 2006 гг. титаническую работу, чтобы конфликт между двумя берегами Днестра не перешёл в прямое вооружённое столкновение, как в 1992 году.

Скептики утверждают, что у Президента Молдовы, по Конституции, недостаточно полномочий для решения многих вопросов, в том числе для приднестровского урегулирования, что он якобы «генерал без армии». Однако в действительности Президент обладает важной дипломатической функцией – он ведёт переговоры и заключает соглашения от имени государства, а затем выносит их на обсуждение Парламента. Многие опросы общественного мнения, проводимые в Молдове, свидетельствуют о том, что в ходе следующих выборов Партия Социалистов получит в новом Парламенте большинство и сможет самостоятельно сформировать Правительство.

Существует немало вопросов со стороны приднестровцев и к самому проекту «Концепция основных принципов Молдавской Федерации». Их, в частности, изложил на сайте ИА “REGNUM” С. Артёменко [2], по словам которого Концепция предоставляет приднестровцам гораздо меньше полномочий, чем это предусматривалось текстом «Меморандума Козака». Оппонента в этом плане смущают пять пунктов:

  • Принцип «единства территории, единого оборонного, экономического, правового и социального пространства», который, по его словам, соответствует унитарной, а не федеративной модели.
  • Введение в федерацию нового субъекта – Гагаузии, с уравниванием её статуса со статусом Приднестровья. При этом, по словам С. Артёменко, Приднестровье приближается к автономии, а не автономия вырастает до уровня субъекта федерации.
  • В отличие от «Меморандума Козака», в «проекте Додона» нет фиксированного распределения мест в палатах Парламента между субъектами федерации.
  • В «проекте Додона» не упоминается о возможности применения субъектами Федерации права вето или об обязательном согласии Приднестровья на заключение международных договоров, затрагивающих его интересы.
  • В проекте отсутствует механизм принятия федеральной Конституции.

С позиций официального Тирасполя можно предложить ещё немало возражений по поводу Концепции Молдавской Федерации. Например, то, что эта Концепция противоречит Конституции ПМР и итогам референдума 17 сентября 2006 года, на котором 97% жителей Приднестровья высказалось за независимость с последующим свободным присоединением к России. Что идею федерации не приемлет подавляющее большинство населения обоих берегов. Что федеративный план был актуален для 2003 года, а с той поры в Днестре утекло много воды, и в одну и ту же реку нельзя войти дважды. Что осколки чаши, разбитой войной и многочисленными блокадами, можно склеить, но нельзя их слить в новую устойчивую конструкцию. Что приднестровская сторона может в очередной раз стать жертвой обмана со стороны Кишинёва.

Существуют ли альтернативы?

Все эти возражения, безусловно, имеют право на озвучивание и обсуждение как за столом переговоров, так и в ходе публичной дискуссии. Однако хотелось бы принципиальным противникам диалога с Додоном и обсуждения плана федерации задать простой вопрос: какие альтернативы у них имеются в наличии.

Первый вариант – «признание независимости ПМР со стороны Российской Федерации» (по образцу Абхазии и Южной Осетии) или присоединение к России (по образцу Крыма). Этот вариант сразу можно отвергнуть, так как он не реализуем даже технически. В то время как Абхазия и Южная Осетия, равно как две самоопределившиеся республики Донбасса, обладают общей границей с Россией, а досягаемость Крыма позволяет его связать с «материком» при помощи моста, Приднестровье представляет собой полный анклав. Его положение гораздо хуже, чем у Калининградской области, которая связана с Россией морской границей.

Приднестровье представляет собой чистый эксклав относительно «материковой» территории Российской Федерации. Регион окружён Украиной и Молдовой – одна из них откровенно враждебна по отношению к России, другая непременно станет таковой в случае признания независимости ПМР. Сегодня у россиян есть единственный путь доступа в Приднестровье – Кишинёвский аэропорт. В случае признания ПМР этот коридор будет наглухо закрыт. Даже в случае открытия аэропорта в Тирасполе он не сможет принять ни один самолёт – будь то из России или из какой-либо другой страны.

Второй вариант – «сохранение статус-кво» как можно более длительное время. Такого варианта придерживается достаточно большой процент представителей политической элиты Приднестровья. Он чреват одним недостатком: экономика республики не развивается. Очень мало предпринимателей готово инвестировать средства в территорию с непризнанным статусом. Можно, конечно, приводить примеры и Тайваня, и Северного Кипра, но Приднестровье, повторимся, в силу объективных обстоятельств находится в гораздо худшем геополитическом положении. Регион ежегодно теряет от своей непризнанности свои человеческие ресурсы. Из всех регионов бывшей Молдавской ССР именно Приднестровье является абсолютным рекордсменом по отъезду населения за его пределы. Сохранять статус-кво можно и 20, и 50, а возможно – и даже 100 лет. Вопрос лишь в том, останется ли в Приднестровье хоть один житель.

Третий вариант – «цивилизованный развод». Он реализуем лишь в одном случае – если к власти в Молдове придут силы, которые захотят избавиться от Приднестровья как от ненужного балласта. В этой ситуации Молдова присоединяется к Румынии, которая отказывается от своих притязаний на Приднестровье. Подобный вариант уже выдвигался неоднократно – и в совместном проекте американского экономиста Джеффри Сакса с украинским националистом Дмитрием Корчинским [3], и в идеях авантюриста Станислава Белковского [4]. Подобных же воззрений – «отбросить Приднестровье как ненужный балласт» — придерживаются и экс-президент Румынии Траян Бэсеску [5], и румынский политолог-унионист Дан Дунгачиу [6], и лидер молдавской унионистской партии “Dreapta” Анна Гуцу [7], и бывший советник президента Воронина Сергей Мокану [8]…

Проблема в том, что в этом теоретическом случае у Приднестровья будет только две альтернативы – либо войти в состав нынешней Украины, либо обрести независимый статус, но опять же под покровом Запада. Ни о каком сохранении российского влияния в Приднестровье говорить не придётся. Возможно, Приднестровье и останется на карте мира, и даже получит какие-то атрибуты своей независимости, но потеряет свой статус геополитической опорной точки Русского мира в Днестровско-Причерноморском регионе. Для нас весьма сомнительно, что какая-то значительная часть приднестровского общества готова добиваться независимости подобной ценой.

Кроме того, даже такой сомнительный размен оказывается, в конечном счёте, ненадёжен – та же самая Анна Гуцу отказывается от своих слов двухлетней давности о том, что «Молдова потеряла Приднестровье навсегда», и угрожает «приструнить Приднестровье с помощью НАТО» [9].

Четвёртый вариант – «тактика равноудалённости от молдавских центров силы». Но подобная тактика будет способствовать усилению парламентской коалиции и правительства, контролируемого Владом Плахотнюком. Он же и его партия, не говоря о его союзниках справа, в свою очередь, не скрывают своих целей относительно Приднестровья: они категорически отвергают идею федерализма и настаивают на включения Приднестровья в состав унитарной Республики Молдова. ДПМ во главе с Плахотнюком твёрдо выступила за сохранение договора об ассоциации унитарной Молдовы с ЕС. Тактика нынешнего руководства Молдовы остаётся неизменной – медленное удушение Приднестровья при помощи блокадных мер. Правящая власть продолжает настаивать на немедленном выводе российских войск из Приднестровья и на смене формата миротворческой операции.

Целый рад аналитиков, поддерживающих правящую власть в Молдове, настаивают на усилении антиприднестровских мер воздействия, результатом чего, по их мнению, должна стать полная ликвидация приднестровской субъектности. Вот, в частности, что пишет провластный кишинёвский аналитик Руслан Шевченко: «Главным выводом из всего происшедшего в левобережных районах нашей страны, для властей Молдовы должна стать разработка собственной стратегии решения приднестровского вопроса, умело применяя в этих целях противоречия различных политических сил региона и явное ослабление авторитета власти в Приднестровье. Итогом ее должно стать усиление политических конфликтов, экономическое ослабление и дезинтеграция региона» [10].

Игорь Додон – лучший партнёр Приднестровья

У Приднестровья сегодня на политическом поле Молдовы и во власти нет иного партнёра, кроме Президента Молдовы Игоря Додона и его команды в лице Партии Социалистов. Президент Игорь Додон знает, какую помощь ему оказала мобилизация жителей Приднестровья, обладающих гражданством Молдовы, в ходе президентских выборов 13 ноября 2016 года. Он считает приднестровцев частью своего народа и готов нести перед ними ответственность. Додон видит в Президенте ПМР Вадиме Красносельском и в нынешнем приднестровском руководстве легитимного партнёра по переговорам и готов говорить с Тирасполем на равных. Он благоприятно настроен в отношении роли Российской Федерации как стратегического партнёра Молдовы и гаранта приднестровского урегулирования. Президент Молдовы положительно относится к нынешнему формату миротворческой операции и выступает за её прекращение только по итогам окончательного урегулирования конфликта (как это предусмотрено совместным заявлением по итогам переговоров в Москве в формате «Медведев – Воронин – Смирнов» 18 марта 2009 года).

Приднестровье нуждается во внутриполитическом защитнике своих интересов на пространстве Молдовы. Ни одна сила в этой стране не справится с этой ролью лучше, чем Партия Социалистов. Самый простой пример: Игорь Додон стал единственным политиком, который осудил депортации российских политических консультантов, работавших на выборах Президента ПМР. Это лишь один из множества примеров, когда приднестровцам нужна будет помощь со стороны молдавских властей в решении повседневных задач.

Сам проект федерализации, представленный Партией Социалистов, помимо очевидных рисков, предоставляет Приднестровью целый ряд очевидных возможностей.

Во-первых, согласно этому проекту, Молдова переучреждается как государство. Оно уже не будет прежним этнократическим государством, контролируемым евроунионистской элитой, к которому мы привыкли на протяжении последних 25 лет. Новая Молдавия будет совершенно новым государственным образованием, на новой идеологической основе, с совершенно новым перераспределением политических ролей.

Во-вторых, Приднестровье, согласно данному проекту, получает международно-признанный статус с возможностью влияния на внутреннюю и внешнюю политику общего государства.

В-третьих, этот проект выгоден для интересов России в регионе. Он формирует новый политический субъект, который гарантированно не войдёт ни в Румынию, ни в НАТО, и с большой долей вероятности сможет стать полноправным членом Евразийского Экономического Союза.

Тот факт, что новый Президент Молдовы Игорь Додон является наилучшим партнёром для Приднестровья, не говорит о том, что приднестровской стороне следует безоговорочно принять проект Молдавской Федерации в том виде, в каком он был представлен в 2013 году, или в каком виде его выдвинет глава Молдовы. Повторимся: Додон не отрицает, что многие пункты этого плана выдвинуты в качестве переговорной позиции. Приднестровская сторона может и должна высказать свои аргументированные возражения по этому плану, или, в конце концов, выдвинуть свой контр-план урегулирования. Конечно, было бы желательно, чтобы приднестровцы ушли от концепции «два независимых государства» — в той же мере, в какой молдавская сторона в лице Президента Игоря Додона уходит от концепции «Приднестровье – часть унитарной Молдовы». Но последнее слово, в любом случае, будет за руководством и народом Приднестровья. Само обсуждение стратегии объединения может длиться максимально долго. Но крайне важно уже сегодня сесть за стол переговоров, начать разговаривать, спорить и договариваться.

В то же время, стороны уже сегодня могут начать реализацию целого ряда совместных проектов. Одним из таких общих проектов может стать проект экономического возрождения, с привлечением к его работе государственных чиновников, представителей крупного, среднего и малого бизнеса, учёных-экономистов. Уже сегодня надо решать такие вопросы, как снятие железнодорожной, телефонной и других взаимных блокад, от которых страдают экономика и простые люди.

Наконец, обе стороны могут начать реализацию общих проектов в гуманитарной сфере, в области науки, культуры и искусства. В частности, Игорю Додону и его команде будет нужна помощь приднестровских учёных в реализации проекта молдавской самобытности и противодействии идеологии панрумынизма. В Приднестровском государственном университете есть целая научная школа, которая на протяжении более 25 лет занимается систематическими исследованиями в этом направлении. Другими мероприятиями могут стать празднование Победы над фашизмом, проекты по защите Православия и традиционных ценностей, и многое другое.

Приднестровский вопрос – это не антагонистический конфликт, не игра с нулевой суммой. И у Тирасполя, и у Кишинёва в лице нового Президента (за которым голоса большинства народа Молдовы) есть общие интересы. В этом взаимодействии обоим сторонам под силу найти решение в стиле “win – win”, когда победа будет общей.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Додон, И.Н. Концепция основных принципов Молдавской Федерации. URL: http://socialistii.md/federalizare/?lang=ru
  2. Артёменко, С. «Кандидат Кремля» хочет похоронить Приднестровье и изгнать Россию. URL: https://regnum.ru/news/polit/2213254.html
  3. Градировский, С.Н. Малая шахматная доска. URL: http://www.ng.ru/cis/2000-07-29/5_chess.html
  4. Белковский С.А., Морарь Н.Г. «План Белковского»: 5 лет спустя. URL: http://www.moldovanova.md/ru/publications/show/280/
  5. Бэсеску, Т. На месте Молдавии я бы отказался от ПМР в обмен на часть Украины. URL: https://regnum.ru/news/polit/1913007.html
  6. Дунгачиу, Д. Молдова уступит Приднестровье в обмен на евроинтеграцию. URL: https://point.md/ro/noutati/politica/dungachiu-moldova-ustupit-pridnestrovje-v-obmen-na-evrointegraciyu/2
  7. Гуцу, А. Молдова должна воссоединиться с Румынией, но без Приднестровья. URL: http://www.allmoldova.com/ru/news/anna-gucu-moldova-dolzhna-vossoedinitsya-s-rumyniej-no-bez-pridnestrovya?category=politica
  8. Мокану, С. Политический развод по сценарию Серджиу Мокану. URL: https://point.md/ro/noutati/politica/politicheskij-razvod-po-scenariyu-serdzhiu-mokanu
  9. Гуцу, А. Проблему Приднестровья можно решить с помощью НАТО, а гагаузов можно «заманить калачом». URL: http://www.kp.md/daily/26493/3363101/
  10. Шевченко, Р. Чего ждать от «президентских» выборов в Приднестровье. URL: https://ava.md/2016/12/12/mnenie-ruslana-shevchenko-chego-zhdat/

Опубликовано в сборнике «Вестник Тираспольской школы политических исследований», февраль №1/2017: «Повестка — 2017 для Приднестровья: проблемы, вызовы, возможности», с. 26 — 35.

Источник: izborsk.md

ГЛАВНАЯ   СОБЫТИЯ   МНЕНИЯ   АНАЛИТИКА   ИНТЕРВЬЮ   АВТОРЫ   ВИДЕО  
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены © 2016
izborsk.md