Арабо-исламская оккупация Швеции (+ВИДЕО)

12.03.2017 (9 месяцев назад)
БЕХОР Гай

Как выглядит захваченный город? Мальме в Швеции — наглядная иллюстрация того, на что через несколько лет станет похожа вся Европа. И хотя СМИ вместе с остальной «сектой политкорректности» тщательно скрывают правду, она видна тем, кто готов ее увидеть.

1. Недавно местная пресса города Мальме с умилением рассказала о либеральных шведских добровольцах, которые помогли двум молодым сирийским иммигрантам открыть бизнес в соседнем Хельсинборге – кафе-кальян. До чего же прилежные иммигранты, какие чудесные добровольцы… Интеграция, усердие и успех ожидают в будущем сотни тысяч мусульманских иммигрантов, наводняющих страну. Кто посмеет сказать, что они не сумеют интегрироваться?

Вот только в ходе полицейского рейда в это кафе обнаружилось нечто совершенно другое.

В подвале была найдена шведская девушка, прикованная цепью к батарее. Она стала сексуальной рабыней по меньшей мере для семерых человек во главе с двумя вышеупомянутыми героями местной прессы, прославившимися своим трудолюбием: 28-летним Халедом Азизом и 23-летним Тариком Бакаром.

Выяснилось, что девушка была похищена на улице в Мальме четырьмя арабскими просителями статуса беженцев. Ее затолкнули в машину, привезли в кафе-кальян и спрятали в подвале, где, приковав железной цепью, превратили в наложницу для всей компании, насилуя всеми возможными способами, жестоко избивая и унижая. Они вовсе не собирались ее отпускать, решив оставить как вещь – для себя и друзей.

Суд над парой сирийских владельцев кафе закончился в январе. Оба были осуждены лишь на четыре года, еще их обязали внести компенсацию для девушки в размере 30 тысяч долларов. Они были обвинены только в изнасиловании, но не в похищении или пытках. После чего просвещенный судья решил, что следует выдворить их из страны, вместо того, чтобы держать в заключении. Так и сделали. Пятерых остальных подозреваемых отпустили, поскольку у прокуратуры не нашлось достаточных оснований для передачи дела в суд.

Оказалось, что первый из сирийцев пробрался в Швецию незаконно еще в 2010 году. Ему позволили тогда остаться, хотя его просьба о получении статуса беженца была отклонена. Второй прибыл в 2014 году. Каждый месяц он получал от государства по 800 долларов и еще стипендию для учебы – все за счет налогоплательщиков.

Незадолго до этого появилась еще одна публикация о том, что шведская полиция сумела продвинуться в расследовании другого преступления на сексуальной почве, в котором молодые мусульмане изнасиловали мать двоих детей. В полиции поначалу решили, что речь идет о рядовом изнасиловании, но с изумлением обнаружили на платье жертвы остатки спермы, принадлежащей 48 разным мужчинам. Это случилось в лагере беженцев, построенном специально для новых мусульманских иммигрантов.

Это не все. Около месяца назад произошло еще одно жуткое изнасилование. На этот раз в другом шведском городе — Уппсала. Группа афганских иммигрантов похитила местную шведскую девушку, которая, судя по всему, была пьяна, после чего на протяжении нескольких часов насиловала ее, транслируя все это через «Фейсбук» в прямом эфире. Десятки тысяч людей с интересом следили за развитием событий, некоторые даже записывали. Были и те, кто поспешил сообщить полиции, которая в конце тоже попала в «прямой эфир», когда, взломав дверь, ворвалась в квартиру и задержала всех участников.

Как на это реагируют власти? Суд в Уппсале отказался депортировать пятерых молодых афганцев, изнасиловавших шведского мальчика, поскольку в Афганистане их ожидает, согласно исламскому шариату, «слишком опасное» наказание.

Обнаженная, испуганная, прикованная цепью к батарее теми, кого впустила в свой дом — увы, но это уже совсем не та «златовласая девчонка», это захваченная страна, с рассудком, помутившимся от алкоголя и галлюциногенных наркотиков.

Насколько же велико должно быть презрение к местным женщинам, которых рассматривают лишь в качестве предмета сексуального удовлетворения. Насколько же велико презрение к шведскому образу жизни, к Европе, ко всему, что прежде она представляла.

Вот «Абба», из своих наивных 70-х. Накануне прихода цунами:

Я такая везучая, я златовласая девчонка!
Я хочу спеть об этом всем,
Какая радость, какая жизнь, какой шанс!
2. Десятки шведов вышли 16 января на улицы Мальме — самого южного города Швеции, на демонстрацию против разгула насилия, достигшего там небывалого прежде масштаба и приведшего к многочисленным смертям. На тот момент последней жертвой был 16-летний юноша иракского происхождения Ахмад Убейд, убитый залпом в ходе перестрелки. «Наши дети должны играть в парке и спать спокойно», — сказал Хусам Аббас, приходящийся убитому дядей.

Десятки шведов вышли на улицу? Это много для столь флегматичного народа, чье будущее в огне.

Когда-то Мальме был тихим городом. Сегодня – это криминальная столица северной Европы, живущая в постоянном страхе. Дети больше не выходят на улицу, и, уж само собой, по ночам женщины не ходят на прогулки. Не ходят они и за покупками в торговые центры, где теперь можно встретить лишь мужчин, как и принято на Ближнем Востоке. Пресс-секретарь районной полиции Эва-Гун Вестфорд поясняет: «Количество изнасилований и сексуальных оскорблений против женщин и детей растет, и мы считаем, что оно еще усилится». Растет? В последние годы оно увеличилось в этом районе на 1472%, в целом по стране насилие выросло на 300%.

Что же стало причиной всего этого?

Общественное пространство принадлежит им. Только прибыли — и уже стали хозяевами положения: Ид аль-Фитр в Мальме, 2015 год. Это, по сути, утверждение суверенитета на пути к заполнению города мечетями. К слову, чтец говорит с египетским акцентом. Это сунниты.
3. В Швеции запрещено об этом говорить, и, конечно, нельзя спрашивать, что же случилось. Но все и так знают: Мальме превратился в город с колоссальным мусульманским населением. В самом городе проживает около 350 тысяч жителей, из них 100-150 тысяч мусульмане, в большинстве своем обосновавшиеся в квартале Розенгард (мусульман там 90%), но не только в нем.

В последние три года, когда количество иммигрантов из стран ислама стало резко возрастать, мусульмане из квартала начали потихоньку расселяться по соседним районам. Их нынешнее количество, по некоторым оценкам, достигает 40% от всего населения. Точных данных нет, поскольку статистика в отношении религиозной принадлежности жителей не публикуется, в Швеции она вообще запрещена, ведь это — «расизм».

Другими словами, приближается день, когда мусульмане станут большинством в Мальме. Их количество растет с каждым днем за счет рождаемости, куда более высокой, чем у местных шведов, продолжающегося потока иммигрантов (десятков тысяч, прибывающих в Швецию ежегодно) и «воссоединения семей». Многие из иммигрантов оседают в Мальме.

По сути, в городе происходит замещение населения. Представители местной христианской общины массово покидают город, в основном перебираясь в Стокгольм или вообще за пределы Швеции, а Мальме заполняется все новыми мусульманами. Всего в Швеции из 9,5 миллиона жителей около миллиона мусульман, то есть больше 10%, почти как в Израиле (у нас 14,5% мусульманских граждан). Это невидимая, но роковая граница, после которой мусульмане начинают ощущать себя хозяевами положения.

Так, с точки зрения жрецов «секты политкорректности», Мальме стал «чудесным космополитическим городом с богатой ближневосточной кухней» (ну, еще, конечно, с замечательными кафе-кальянами, особенно рекомендуемыми молодым девушкам), в реальности же это — оккупированный город с новыми хозяевами, новым языком, новой религией. И, что самое важное, новым, шариатским видением будущего. К слову, когда молодых мусульман спрашивают, как это получается, что существует мусульманский террор, они все как один отвечают, что террористы — не мусульмане.

Любопытно, что пока там не говорят о двух государствах. Но, кто знает, возможно, это еще впереди.

Общественное пространство принадлежит им. Шествие в Мальме во время празднования Ашуры, 2016 год. Нет, это не ближневосточный или пакистанский город. Это то, что когда-то было Швецией, страной с утопическим социальным экспериментом, поставленным на самих себе. Это шииты.
4. В Швеции запрещено подвергать критике исламизацию страны и категорически запрещается критиковать поддерживающих эту линию политиков. Наказанием за это может даже стать тюремное заключение. Политкорректность возобладала над свободой слова.

Один из самых вопиющих случаев произошел с офицером полиции по имени Петер Спрингер, посмевшем недавно нарушить молчание и рассказать, что все изнасилования, убийства и другие преступления, связанные с насилием, совершают славные мусульманские беженцы.

В отношении этого бедняги было немедленно инициировано расследование по обвинению в распространении ненависти и расизма. Многие пытаются ему сейчас помочь, открыли даже в его поддержку страницу в «Фейсбуке». Но в Швеции каждого, кто посмеет усомниться в пользе наводнения страны слабым, но гомогенным и мстительным населением, немедленно объявляют фашистским расистом, которого надо непременно перевоспитать.

Понятно, что местные СМИ стараются не сообщать обо всем том, что здесь написано. Только если уж совсем нет никакого выбора. Зато в сети можно найти много роликов, очевидно преступных с точки зрения «секты политкорректности».

Что происходит в Швеции на самом деле? Это Стокгольм — репортаж группы тележурналистов из Австралии по районам, куда не смеет заходить полиция, срывающий маску с самого «прогрессивного» в мире места.
5. В Мальме есть огромная шиитская община, которой принадлежит самая большая мечеть города, в основном, это — иракцы, ливанцы и афганцы. Поэтому празднование Ашуры (шиитского праздника) проходит в городе с таким размахом, с массовым шествием по главным улицам города, будто дело происходит в Тегеране или Кабуле.

Общественное пространство принадлежит им. Однако в последние три года в Мальме прибыло немало суннитов: те же иракцы, сирийцы, палестинские арабы, включая иорданцев, египтяне. И напряжение между суннитами и шиитами в Мальме уже зародилось. Поскольку сунниты еще не получили свою большую мечеть («джамаа»), праздничные молитвы они проводят в городском парке. Это прежде всего способ публично обозначить свое намерение обосноваться здесь навсегда, а также то, что именно они здесь хозяева. Это вызов и предупреждение. И это угроза. Но шведы то ли делают вид, что не понимают этого, то ли действительно не осознают…

Они впускают суннито-шиитское проклятье к себе домой, этого самого жуткого из джинов исламского мира.

Шиитская молодежь скорбит по имаму Хусейну, нанося себе удары по телу. Мальме, 2015 год. И они – будущее этого города.

6. Десятки тысяч мусульманских детей в Мальме старательно избегают любой социализации среди своих местных шведских сверстников, которых они практически не встречают. Эта молодежь либо не учится и не работает, слоняясь по торговым центрам, ставшими целиком их территорией, либо проводит время в основанных в Мальме исламских школах вроде «Эль-Хакма».

Типичная иракская «хуса» — праздник с благословениями для жениха, в характерных арабских одеждах. Европа ли это, вообще? Да, это Мальме. Интеграция? Безусловно. Скоро шведы тоже научатся делать «хусу»… Разумеется, это все исключительно для мужчин. А тебе, златовласая девчонка, больше в Мальме места нет.
7. Шведский левый лагерь уже сообразил, какой могучей электоральной силой обладают мусульмане и ожидает, что те массово за него проголосуют, ведь он же их привез. Так левые вновь объединяются с исламом, с которым у них вроде как нет ничего общего.

По той же причине левое шведское правительство возглавляет в Европе антиизраильский лагерь, надеясь таким образом удовлетворить мусульман и получить за это электоральный дивиденд. Сегодня в Швеции правит левая коалиция меньшинства, большинства у нее нет, но она продолжает удерживать власть.

Как это получается? Очень просто – нынешние якобы правые боятся обрушить правительство, поскольку на выборах многие голоса от них уйдут к по-настоящему правой партии – «Шведским демократам», чья популярность нарастает с каждым днем, как раз из-за всего того, о чем было написано выше.

На муниципальных выборах необязательно даже быть шведским гражданином. Поэтому электоральная сила мусульманских иммигрантов велика. Они уже решают, кому в стране править. И вот уже слово «исламофобия» стало в Швеции тяжелейшим обвинением. При этом — снова, как и более полувека назад, быть «антисемитом» — это всего лишь высказывать мнение, то есть практически легитимно. Песни Дани М, известного рэпера из Уппсалы, переполнены антисемитскими лозунгами, но это в порядке вещей, никому не мешает. Ведь левый лагерь живет с этой ненависти, он ее канализирует в своих целях.

А что будет со страной? Она осталась в прошлом. Ее больше нет. «Златовласая девчонка» изнасилована и прикована к батарее. Недаром бесстыжая Мона Салин, лидер шведских социал-демократов, даже перекрасила волосы в черный цвет. Ведь оставаться блондинкой в Швеции теперь неполиткорректно. Это может оскорбить иммигрантов.

Тот, кто смеет говорить о ненависти к мусульманам, — расист. Но тот, кто рассуждает о ненависти к евреям, – либерал. Сегодня в Швеции уже опять можно быть немножко антисемитом. А в Мальме — так даже и совсем не немножко, в рамках культуры легитимного антисемитизма, привезенного с собой мусульманскими иммигрантами из своих стран исхода.

Рядовой ночной инцидент в Мальме. Из тех, что местные «СМИ» просто скрывают. Зачем они сжигают машины? Что это — ненависть к принявшей их стране? Вандализм? Утверждение своих прав? Будни оккупированного города…
8. Мусульманские кварталы в Мальме, Стокгольме, Уппсале и других местах переполнены незаконным оружием, которое местные банды используют в своих криминальных войнах. Вроде той, что случилась в канун последнего Нового года на центральных улицах Мальме.

Можно не сомневаться в том, что в этих районах, куда полиция не смеет соваться, есть и сторонники джихадистских организаций. Сейчас мусульмане получают все, чего только пожелают от правительства, не желающего их настраивать против себя. Но если однажды они не получат всего, что им захочется? Взрыв может оказаться куда опаснее того, что произошел в Стокгольме три года назад.

Мальме, подобно брюссельскому кварталу Моленбек или другим таким же, полон закоулков, куда полиция не смеет соваться. Включая торговые центры, где заодно можно прикупить и наркотики, и оружие, и проституток. В прошлом месяце полиция Мальме призналась в том, что не в состоянии контролировать город. А без контроля, как известно, нет и суверенитета.

9. Швеция приближается к положению страны, «свободной» от евреев. Она стала опасной для евреев, идентифицирующих себя таковыми. Особенно в Мальме. В Швеции осталось сейчас около 15 тысяч евреев – напуганных, прячущихся. Непонятно, что это за жизнь.

В 2010 году синагога в Мальме подверглась нападению. С тех пор у евреев больше в этом городе места нет. Неслучайно Центр Шимона Визенталя рекомендовал с тех пор его не посещать. Мальме теперь город антисемитский, в котором еврей, выглядящий соответствующим образом, непременно подвергнется оскорблениям и насилию. Поэтому многие еврейские семьи уже оставили страну. Небольшая часть перебралась в Израиль — в 2016 году из Швеции в Израиль прибыло 28 еврейских семей.

«Евреи ведут против меня кампанию», — заявила глава шведского МИДа Маргот Вальстрем, еще одна известная шведская любительница евреев. И шведы, выращенные в атмосфере социалистического послушания, не возмутились, не стали задавать лишних вопросов.

То, что не удалось сделать нацистам, успешно претворяют в жизнь мусульмане. Евреи бегут из Швеции. Это 2017 год. И это – модель будущего для остальной Европы. Просвещение, ведущее к кострам и разрухе. Это – начало заката.

Фейерверк в память о прежних днях. Бои на салютных ракетницах посреди улиц Мальме, новый 2017 год. Толпы «молодежи» вновь захватывают общественное пространство, стреляя в прохожих, в том числе и в полицию. Злые инстинкты выплескиваются наружу. Если бы они могли, они бы стреляли настоящими ракетами. Кто знает, может быть, скоро так и будет. Мальме – это трейлер перед наступлением сирийского сценария.
10. Мальме 2017 – это Европа 2020. Правда, есть и реакция на происходящее, правые партии в Западной и Центральной Европе усиливаются. Но не исключено, что теперь уже слишком поздно. Десятки миллионов мусульман, прорвавшихся через пограничный заслон в Европейский Союз, уже не выставить обратно. Ни их самих, ни их родственников и потомков. К слову, они подобны тем арабам, которых британцы в свое время, незадолго до провозглашения еврейского государства, поощряли переселяться в Землю Израиля для того, чтобы те навсегда укоренились бы в стране в качестве противовеса евреям, пробивающимся на свою древнюю родину капля за каплей.

И даже если четко правая партия «Шведских демократов» усилится, неясно уже, насколько это может помочь. Не исключено, что лишь наоборот, политическое и общественное напряжение в результате только усугубятся.

И потому — не завидуйте европейцам. Они глубоко увязли в своих проблемах, у которых нет решений. И это то, что пугает их больше всего. Это ловушка, из которой нет выхода. Мальме – это их будущее, стремительно ликвидирующее западную культуру.

Спасибо за музыку, за песни, которые я пою.
Спасибо за ту радость, которую они приносят.
Кто может жить без нее, спрашиваю я,
На что была бы похожа без нее жизнь?
(перевод Александра Непомнящего)

Источник: 9 канал

ГЛАВНАЯ   СОБЫТИЯ   МНЕНИЯ   АНАЛИТИКА   ИНТЕРВЬЮ   АВТОРЫ   ВИДЕО  
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены © 2016
izborsk.md