Бойтесь глобальных демократов, добро приносящих

 

Коллективная амнезия породила еще одно поколение гуманитарных интервентов и либеральных интернационалистов.

 

Как Соединенные Штаты могут быть силой добра в мире? Это вопрос, который нужно задавать и обсуждать в коридорах Вашингтона, округ Колумбия, но обсуждается он редко, по крайней мере, серьезно. Вместо этого управленческая элита, руководящая мегаполисом и его обширными заморскими владениями, давно решила, что лучшим способом решения мировых проблем является военное вмешательство.

Эта воинственная форма гуманизма приобрела популярность в течение двух последних десятилетий. Теперь злодеяния совершаются нашими руками. Самозваные вершители добра говорят, что США должны использовать свои вооруженные силы, чтобы не допустить плохих дел. Наш долг изменить ситуацию.

Они не правы.

Ранее в этом месяце, выступая в Совете по международным отношениям, сенатор-демократ Крис Мерфи рассказал о своем видении новой «прогрессивной» внешней политики для Демократической партии. Он ставит на первый план гуманизм в форме продвижения демократии.

«Я думаю, что мы должны связать наши внутренние прогрессивные приоритеты с нашими битвами за рубежом. Мы должны понимать, что если вы боретесь здесь за демократию, если вы боретесь здесь за права человека, вы должны участвовать в глобальном решении этих вопросов», — заявил сенатор от штата Коннектикут.

Не одобряя прямо какое-либо военное вмешательство, Мерфи выступил в поддержку правительственных пропагандистских агентств, которые транслируют «продемократические» сообщения в противостоящие страны, распространяя беспорядки и нестабильность. Из опыта мы знаем, как это легко может привести к «военной» помощи США.

«Содействие демократии за рубежом — это наш интерес», — сказал Мерфи. «Это не просто абстрактная ценность американцев, это наш интерес».

Но, вне зависимости от силы оружия или демократического евангелизма, отвечает ли американский интерес тому, что нельзя сделать? Каковы доказательства того, что правительство Соединенных Штатов может успешно устанавливать демократические режимы в чуждых культурах на другой стороне планеты? Косово в настоящее время является преступным синдикатом, существующим за счёт наркобизнеса и трафика человеческих органов. Правительство в Кабуле изо всех сил держится за оккупационные силы США, и его национального бюджета не хватает, чтобы платить зарплату силам полиции. Иракское правительство по-прежнему не заинтересовано во включении в правительство представителей суннитских и курдских меньшинств, и паразитирует на американско-иранском противостоянии.

Какая польза американцам от этих экспериментов с добрыми делами? Они стали свободнее и богаче? Их жизнь стала безопаснее? Результат противоположный по всем пунктам.

«Альтруистические войны» не новы для Демократической партии. Сенатор от Арканзаса Дж. Уильям Фулбрайт начал свою карьеру как воинствующий интернационалист и закончил ее как убеждённый противник войны во Вьетнаме. После отставки он оспаривал мотивы своих сторонников, выступавших за войну, и членов партии «гуманистов».

«Линдон Джонсон, Хьюберт Хамфри и другие говорили, что я расист, и поэтому мне не нравилась война во Вьетнаме», — вспоминает пожизненный сегрегационист Фулбрайт. «Я не думал, что «маленькие коричневые люди» имеют право на демократию. «Мы хотим принести им Великое Общество», — говорил Хьюберт. «Мы не расисты. Мы очень заинтересованы в этих коричневых людях. И все время бомбим их с пятимилевой высоты».

Поражает основное противоречие гуманитарной интервенции. Сторонники ссылаются на благосостояние иностранцев и преимущества либерализма, одновременно отстаивая ту же политику, которая приносит людям смерть об бомбардировок и голода, и угнетает людей, в защиту которых они выступают.

Одной из худших виновниц этого является Саманта Пауэр, бывший посол в ООН и советник по внешней политике администрации Обамы. Будучи давним адептом концепции «Ответственность за защиту», она получила Пулитцеровскую премию за книгу «Проблема из ада: Америка и эпоха геноцида» 2003 года. Но после двух сроков претворения ее идей в жизнь ее последняя книга «Образование идеалиста» была встречена гораздо более холодно.

Это потому, что у на ее мантии. в которой она получала престижную награду, проступают руины уничтоженных народов. Пауэр, наряду с Сьюзен Райс и Хиллари Клинтон, была одной из главных сторонников вмешательства 2011 года в Ливии, которое обезглавило диктатуру Муаммара Каддафи. Непосредственным результатом стало обнищание страны, которая ещё недавно была одной из самых передовых стран в Африке, массовая миграция беженцев из третьего мира, разорвавшая политическую структуру Европы, и продолжающаяся гражданская война, унесшая жизни тысяч людей.

«Мы вряд ли могли ожидать, что у нас будет магический кристалл, когда дело доходит до точного прогнозирования результатов в тех местах, где культура была не нашей», — пишет Саманта Пауэр. Нет магического кристалла? А как насчет того, чтобы погрузиться в воспоминания на пять-десять лет назад и вспомнить гражданскую войну в Ираке после вторжения?

И, как и многие другие основания, предшествовавшие вторжениям, искусно пропагандируемым Пауэр и компанией, всё оказалось фикцией. Иракские солдаты не выбрасывали недоношенных детей из инкубаторов на холодный пол в 1990 году. В 1998 году в Косово не было сотен тысяч погибших. Саддам Хусейн в 2003 году не производил оружие массового уничтожения. А Каддафи в 2011 году не раздавал презервативы солдатам в подготовке к массовым изнасилованиям.

По правде говоря, «гуманитарные» вмешательства Пауэр столь же смертоносны, как и ее более эгоистичных коллег, и основаны на той же пропаганде.

Американский народ должен заставить элиту, подобную Крису Мерфи, понять, что лучший способ для нашей страны помочь миру (и себе самому) — вернуть Америке нормальную государственность. Империя — это корона, которая склоняет голову под своей тяжестью, и в конце концов ее владелец падает, только для того, чтобы ее подняла какая-нибудь другая несчастная страна. Соединенным Штатам пора вернуться к скромной республике, которая обязана не своим соседям кровью и сокровищами, а своим гражданам внешней политикой мира и процветания.

Перевод Владимира БУКАРСКОГО.

THE AMERICAN CONSERVATIVE