Борис Якеменко: Святая София никогда не станет мечетью

 

Турки решили вновь сделать Святую Софию мечетью.

В этом решении много всякого – и стремление следовать современной тенденции к ниспровержению всего, что ранее способствовало миру, и желание принять какое-нибудь радикальное решение, что сегодня считается символом прогрессивности (хороший политик тот, кто все время с кем-нибудь ссорится – опыт эстрадных шоу не проходит даром). И, наконец, обострившиеся фантомные боли бывшей имперскости – сегодня многие бывшие империи (Англия, Польша, Турция) вдруг застрадали по своему великому прошлому, по тому времени, когда они определяли судьбы значительных частей мира.

Для Турции последнее особенно важно. Византия, на развалинах которой была создана Османская империя, обладала таким мощным потенциалом, ее порядок вещей был настолько монументален, что она не умерла до конца. Все храмы, развалины, стены, башни, фрески Византии/Константинополя постоянно напоминают туркам о великом наследстве, которое они так и не смогли сделать своим, которое так и осталось для них чужим и постоянно напоминает о том, что они пришельцы на этой земле. Покорив Византию, они так и не сумели ее освоить, не смогли добавить ничего своего.

И самым большим напоминанием об этом всегда была и будет София – сублимация духа Византии и ее истории, важнейший исток мирового христианства и европейской культуры. Ее внутренняя мощь настолько велика, что ее так и не удалось сделать мечетью – весь мир знает о ней, как о великом христианском храме и едут к ней, входят в нее миллионы людей именно поэтому.

Неудивительно, что сегодня София стала инструментом в очередной политической игре – турецкий национальный дух, видимо, уже невозможно поднять, не унижая дух других культур и цивилизаций. Однако это воспринимается в Европе не как восстановление справедливости, а как попытка унизить то, что унизить нельзя, покорить то, что никогда не будет покорено. Возможно, потому, что, по преданию, когда турки ворвались в Софию во время литургии в 1453 году, служащий священник взял Святые Дары и вошел в стену алтаря, где до сих пор вечно совершается служба и закончится она тогда, когда собор вернут.

В целом же игры не новые. Напомню, что 170 лет назад Россия вела Крымскую войну именно из-за святынь, только Палестины. Турецкий султан, поддавшись на уговоры западных держав, передал католикам, вопреки договоренностям с Россией, ключ от пещеры Рождества, находившийся в руках греков и армян. Император Николай Первый расценил эти шаги как нарушение данной ему клятвы султана о неприкосновенности православных интересов в Палестине. Вскоре началась война.

Неизвестно чем кончится эта эскапада турецких властей, но в любом случае Святая София не станет мечетью. Она не может ею стать по своей сущности, природе, исконному предназначению. Мы просто увидим мусульманское богослужение в христианском храме, в вечно захватываемой и никогда не могущей быть захваченной Софии. А власти Турции еще раз покажут свою неспособность решать проблемы цивилизованным способом.

ТГ-КАНАЛ БОРИСА ЯКЕМЕНКО