Что Америка приобретёт, вооружая Украину?

 

1 марта Госдепартамент США разрешил продажу Украине 210 противотанковых ракет «Джавелин». Сенатор Джони Эрнст (республиканец, штат Айова), член Комитета по вооруженным силам Сената, приветствовала продажу, так как, по её словам, это показывает, что Соединенные Штаты «серьезно относятся к защите интересов нашей нации» и помогут Киеву «выстоять против нарастающей российской агрессии». Однако более вероятно, что эта сделка приведёт к противоположному результату.

В официальном пресс-релизе Агентства по сотрудничеству в области безопасности (DSCA) относительно сделки утверждается, что оружие «будет содействовать внешней политике и национальной безопасности Соединенных Штатов, улучшая безопасность Украины». Однако следует отметить, что Украина не является союзником Соединенных Штатов, и непонятно, почему ее безопасность должна улучшаться за счет ухудшения наших отношений с Россией, вооруженной ядерным оружием.

Военный союз — это обязательство другой стороне, что мы пожертвуем американских сыновей и дочерей ради ее интересов. Принесение такой значительной жертвы для Америки должно быть обусловлено жизненно важным национальным интересом. Вступление в альянс требует, чтобы и другая сторона была готова пожертвовать ради нашей безопасности, и что эти связи принесут выгоду для Соединенных Штатов. В данном случае ни одного из этих факторов не существует. Всю пользу получит только Киев — с риском для Америки и без возможности вознаграждения.

Мало того, что продажа смертоносного оружия не окажет какую-либо существенную помощь Украине, но и, вдобавок, скорее всего, усилит позиции России и сепаратистов, ухудшив ситуацию в целом. Необходимо изменить методологию того, как правительство действует на международном уровне.

Если честный анализ показывает, что на Украине или в какой-либо другой стране, Соединенные Штаты имеют не основной, а лишь второстепенный или третьестепенный интерес, но все же обязуются расходовать ценный политический или военный капитал, высоки шансы, что такое участие будет стоить больше, чем можно получить взамен. Почему Вашингтон должен тратить деньги и рисковать жизнью наших войск ради мероприятия, которое принесет стране чистый убыток?

В нынешнем противостоянии на Украине Вашингтон, безусловно, предпочел бы мирное урегулирование, а не насилие. Однако для Москвы и Киева этот вопрос носит экзистенциальный характер. Каждая из сторон готова вложить значительный капитал и рискнуть ради разрешения конфликта в свою пользу.

210 противотанковых ракет, разрешенных Госдепартаментом, достаточно, чтобы на короткое время оснастить четыре или пять механизированных или пехотных батальонов. Эти ракеты могут обеспечить кратковременное тактическое преимущество, но стратегически этого недостаточно, чтобы склонить баланс сил с Россией и ее союзными силами.

На последних этапах «холодной войны» я был офицером 2-й эскадрильи 2-го танкового кавалерийского полка (2-2 ACR), тяжелобронированной части, состоящей из большого количества танков и мотопехотных машин. В 1991 году 2-2 ACR был отправлен в Ирак для борьбы с бронетанковыми подразделениями Саддама Хусейна, которые вторглись в Кувейт. В битве на истинге 73 моя эскадрилья (танковая батальонная единица) сражалась против бригады иракской бронетанковой дивизии.

Во время этой битвы три кавалерийских войска 2-го ACR — примерно размер одного механизированного батальона — израсходовали 125 танковых снарядов и восемьдесят противотанковых ракет. За меньше чем шесть часов одна единица батальона выпустила эквивалент 38 процентов всей продажи ракет Украине.

Таким образом, независимо от того, как это представлено в Вашингтоне, эта продажа не будет способствовать «отражению» российской агрессии и не имеет отношение к «интересам нашей нации». Но если отправки этих ракет недостаточно, чтобы изменить военный баланс на Украине, этого более чем достаточно, чтобы убедить Россию увеличить свою вовлечённость в конфликт.

Эти ракеты представляют собой явное увеличение риска для России и подконтрольных ей сил на востоке Украины, поскольку это свидетельствует о том, что Вашингтон может быть готов оказать еще большую летальную поддержку своему противнику. Поэтому, вероятно, Москва предпримет более решительные меры для противодействия угрозе еще большего вовлечения США.

В рамках этой поддержки Путин может отправить ещё больше оружия, своих собственных противотанковых ракет, ещё больше неофициальных российских войск, усилить разведывательную поддержку союзных войск или дать какой-то другой ответ, который приведёт к ещё большему насилию и разрушениям на Донбассе — тем людям, которым мы пытаемся помочь.

Было бы разумно и уместно, чтобы Соединенные Штаты поощряли другие страны на добрые дела и отстаивали наши ценности в качестве примера для подражания, как сияющий град на холме. Но мы должны использовать или угрожать использовать военную мощь, когда кто-либо непосредственно угрожает безопасности США, экономическому процветанию или нашему образу жизни.

Продавая ракеты, Вашингтон может намереваться причинить Путину лишнюю боль, дабы принудить его к переговорному урегулированию, но фактическим результатом почти наверняка будет дальнейшая милитаризация ситуации и увеличение потенциала для расширения конфликта. Эта сделка, не улучшая американскую безопасность, подрывает ее. Отправка этих ракет, далеко не защищая украинцев, подвергнет их ещё большему риску.

Автор статьи — подполковник армии США в отставке, эксперт в области безопасности и внешней политики. 

Перевод Владимира БУКАРСКОГО. 

The National Interest