Что ждёт Молдова от визита Игоря Додона в Москву?

Если ответить на этот вопрос коротко, то народ Молдовы, который голосовал за Игоря Додона и его программу, ждёт от своего народного президента выполнения своих предвыборных обещаний. Прежде всего, это три главных проблемы, которые в той или иной степени зависят от восстановления нормальных добрососедских и партнёрских отношений с Российской Федерацией.

Это восстановление в первую очередь экономического стратегического сотрудничества с Россией, восстановление прерванных по вине самой Молдовы торговых отношений. Ведь после подписания Молдовой Соглашений об ассоциации и свободной торговли с ЕС, европейские рынки для нас так и не открылись, а торговый оборот с Россией уменьшился в три раза. Причём россияне несколько раз предлагали решить эту, во многом чисто техническую, проблему за столом переговоров.

Но руководство Молдовы высокомерно предпочитало выступать с обиженными пропагандистскими речами в адрес «недружественной» России, произнося мантры в адрес Европейского союза. Однако европейского благоденствия так и не наступило. А Москве просто не с кем было вести переговоры в Кишинёве. Вменяемых молдавских политиков в Кишинёве не было. За два года в Кишинёве сменилось четыре правительства, а молдавский президент Тимофти за годы своего сидения в Кондрице, так и не понял главного — главой какого государства он является, и чьи интересы должен отстаивать.

Естественно, ожидать прорыва полностью в этом вопросе от первого визита нового молдавского президента в Москву не стоит. Это действительно серьёзная и многоплановая проблема, требующая участия в разговоре ещё и третьей стороны – Европейского союза. Но большие изменения произойдут в торговых отношениях хотя бы потому, что Москва, учитывая вменяемую и ясную позицию Додона по расширению сотрудничества между двумя государствами, сделает широкий жест доброй воли и во многом откроет свой рынок для молдавской сельскохозяйственной продукции.

И это будет, скорее всего, чисто политическое решение, как сигнал о том, что в Москве готовы к диалогу и равноправному разговору без европейского шантажа и прочих молдавских «заскоков» типа немедленного вывода российских миротворцев из Приднестровья. В остальном многое будет зависеть от позиции молдавской политической элиты по вопросу сближения Молдовы с Евразийским экономическим союзом.

Вторая проблема – миграционная. И я не сомневаюсь в том, что это самая легко решаемая проблема. Она чисто политическая. И Москве не сложно «открыть» для молдавских гастарбайтеров Россию на льготных условиях. В России итак работает от 700 тысяч до одного миллиона граждан Молдовы. Это в большинстве своём трудолюбивые и законопослушные люди.

Поэтому российская сторона, скорее всего, пойдёт навстречу просьбе молдавского президента и 300 тысяч молдаван-нарушителей российского миграционного законодательства просто простят. А если для жителей Молдовы будут введены ещё какие-то миграционные льготы с российской стороны, то молдавские гастарбайтеры поставят памятник президенту Додону ещё при его жизни.

Третья проблема – приднестровская. И она, естественно самая сложная. Сложная не потому, что её нельзя быстро решить, а потому что «на костре» приднестровского конфликта греют руки много других желающих поучаствовать в его разрешении: США, ЕС, ОБСЕ, отдельные европейские страны типа Германии, Румынии и некоторых других. Ведь, если бы не вмешательство США и трусость третьего президента Молдовы Владимира Воронина эта проблема могла быть уже успешно разрешена лет десять назад.

Понятно, что есть точка зрения приднестровцев, выраженная ими на двух референдумах. И это точка зрения, с которой невозможно не считаться. Есть позиции официального Кишинёва. Причём проблема здесь в том, что у Кишинёва действительно два подхода к решению этой проблемы. Первый подход – это старая и неэффективная линия оказания давления на Приднестровье, проводимая проевропейским правящим парламентским большинством во главе с Демократической партией. Ну, а если быть откровенным до конца, то это скорее позиция американо-румынской дипломатии, пытающейся «поудить рыбку в мутной воде».

И есть вторая официальная позиция – план президентской команды Игоря Додона, озвученный им ещё два года назад и ставший частью его предвыборной программы. И он, как более реалистичный и учитывающий доводы и интересы обеих сторон конфликта, действительно может быть поддержан российским руководством.

Вот только олигархический режим Влада Плахотнюка план Додона не устраивает. И только потому, что это план реальный, но он предложен конкурирующей политической стороной. Так что проблем по решению приднестровской проблемы меньше всего будет у Игоря Додона именно с Кремлём. Здесь он, скорее всего, найдёт взаимопонимание, которое поможет ему найти общий язык с лидерами приднестровского региона. Так что визит Игоря Додона в Москву поможет выработать единую политическую позицию в этом вопросе Кремля, Тирасполя и кишинёвской президентской администрации.

«Палки в колёса» приднестровского урегулирования будут подбрасывать кишинёвские «ястребы» унионизма, сидящие в парламенте и в Конституционном суде, а также спецслужбы и дипломаты Бухареста, Брюсселя и Вашингтона. Москва реально заинтересована в мирном и быстром разрешении приднестровской проблемы, так как здесь проживает несколько сот тысяч российских соотечественников. Из них более 200 тысяч граждан России. Единственный интерес Москвы в этом регионе – это сохранение Молдовой действительно реального нейтралитета.

Самое главное то, что первые шаги работы Игоря Додона в качестве главы государства ясно показывают, что он держит слово и выполняет свои обещания. Визит в Приднестровье и встреча с Вадимом Красносельским, снятие с должности министра обороны натовского «ястреба» Шалару, лишение бывшего румынского президента Бэсеску молдавского гражданства, инициирование проведения заседания Совета безопасности по «краже века» и некоторые другие его первые действия вселяют здоровый оптимизм. Поэтому есть очень большая надежда на то, что Додон будет стремиться реализовать свою программу максимально полностью.

Во-первых, когда Игорь Додон и руководство ПСРМ принимали решение об участии в президентских выборах по сценарию, навязанному правящим олигархическим режимом, они прекрасно осознавали риски, как проигрыша, так и победы в этих выборах. К большой, и неприятной неожиданности для правящего проевропейского парламентского большинства, Игорь Додон вырвал на последней «стометровке» заслуженную и долгожданную победу.

Олигархический режим в панике бросился затягивать его вступление в должность и ограничивать итак не слишком большие полномочия. У Игоря Додона просто не осталось шансов «соскочить» со своих предвыборных обещаний. Ему правящий олигархический режим открыто бросил вызов и Додон его принял. Мосты сожжены и на сговор с ДПМ Плахотнюка, к которому его сейчас усиленно подталкивают, Игорь Додон не пойдёт, так как это будет означать политическую смерть, и его как политика, и ПСРМ как народной левой партии. Президент при поддержке народа и общественного мнения, если он хочет сохраниться в политике надолго, будет стремиться выполнить то, что обещал.

Во-вторых, неожиданная победа лидера социалистов подтолкнула к более быстрому переформатированию политического поля Молдовы, как на правом, так и на левом его флангах. Если ПСРМ хочет победить на предстоящих плановых или досрочных парламентских выборах (а это становится вполне достижимой реальностью при успешной реализации Додоном своей предвыборной программы), она просто вынуждена будет усилить организационную и пропагандистскую работу на местах, и будет всеми своими ресурсами содействовать политике её лидера ставшего президентом.

И именно победа Игоря Додона, и успешная реализация им своих предвыборных обещаний, может подтолкнуть правящую ДПМ к проведению досрочных парламентских выборов, на которых она попытается навязать смешанную систему выборов в парламент, используя уже обкатанный в Гагаузии опыт «скупки» депутатов. Другим партиям не останется ничего иного как опять «играть» по правилам Плахотнюка и компании участвуя в парламентских выборах. И здесь в последнем поединке сойдутся ДПМ и ПСРМ. И, как бы парадоксально это ни звучало, именно Демократической партии сегодня становятся выгодными досрочные выборы. Ибо каждый месяц успешного правления Додона будет добавлять всё больше сторонников Партии социалистов.

Многие аналитики считают, что российская сторона, скорее всего, благосклонно отнесётся к просьбам и предложениям нового молдавского президента. В Москве, наконец–то дождались появления вменяемого руководителя молдавского государства. В Кишинёве появился президент, с которым можно серьёзно разговаривать и обсуждать межгосударственные проблемы. И навряд ли в данной ситуации Кремль будет мелочиться. На встрече следует ожидать несколько первых громких решений российского руководства, разблокирующих часть свёрнутых экономических отношений, решающих миграционные проблемы молдавских гастарбайтеров и другие.

Многие отметили немногочисленный состав делегации молдавского президента. В неё вошли новый руководитель ПСРМ, депутат Зинаида Гречаный, в свою бытность премьер-министром Молдовы неоднократно контактировавшая с Владимиром Путиным, а также несколько президентских советников: по внутренним, внешним делам и по реинтеграции страны. В состав делегации не включены ни представители молдавского правительства, ни официальные руководители парламента.

По мнению наблюдателей, состав молдавской делегации говорит о степени ожидания от решений, которые могут быть приняты в ходе этого визита. На встрече вряд ли будут обсуждаться конкретные проблемы и цифры. Это встреча глав государств, и на ней будут обсуждаться основные контуры существующих проблем, вопросы стратегического характера, гарантии и будут приниматься политические решения, которые разблокируют молдавско-российские отношения. Поэтому от политического визита Игоря Додона в Москву следует, прежде всего, ожидать политических решений Кремля, за которыми последуют и другие решения.