Депутат Бундестага: Нам нужен военный союз от Парижа до Пекина

 

Жесткая критика миграционной политики канцлера Ангелы Меркель, крупные акции протеста в Хемнице и обвинения в правом популизме — вот благодаря чему в Европе известна партия «Альтернатива для Германии». При этом социологи фиксируют рекордные рейтинги популярности немецких консерваторов: 18% избирателей готовы голосовать за АдГ прямо сейчас. На местных выборах в Баварии, состоявшихся в минувшее воскресенье, партия также показала свой наилучший результат, чем изрядно пошатнула позиции конкурентов из Христианско—социального союза, давно привыкших править на своей земле единолично.

Аналитический портал RuBaltic.Ru встретился с депутатом берлинского ландтага от партии «Альтернатива для Германии» Гуннаром ЛИНДЕМАННОМ, чтобы подробнее узнать о планах немецких консерваторов по реформированию Евросоюза и решению конфликтов в отношениях между ЕС и Россией.

 

— Г-н Линдеманн, все политические силы Германии готовятся к предстоящим выборам в Европарламент. Чего Вы с партией «Альтернатива для Германии» ожидаете от этой избирательной кампании?

— Мы собираемся показать хороший результат, чтобы создать крепкую фракцию как минимум из 20 депутатов. За Германией в Европарламенте закреплено 96 мест. Так что мы надеемся получить 20–22% голосов на выборах в следующем году и впоследствии объединить свои усилия с другими патриотическими партиями ЕС.

— Какие партии Вы подразумеваете?

— Я имею в виду, в первую очередь, Австрийскую партию свободы и «Фидес» из Венгрии. Это наиболее известные силы, но практически во всех странах Евросоюза действуют партии патриотов. Мы хотим создать с ними сильную группу, поскольку нашим общим интересом является возвращение к «Европе отечеств» (концепция, подразумевающая создание Союза европейских стран, в котором национальные правительства должны совместно координировать свою внешнюю политику, исходя из интересов Европы, а не НАТО, разработана во Франции в 1961 году — прим. RuBaltic.Ru).

Безусловно, мы хотим жить в мире и добрососедстве со всей Европой, но это не означает, что нам нужно постоянно следовать предписаниям со стороны Брюсселя о том, что мы должны делать, а что — нет. При этом возникает множество странных, запутанных ситуаций.

Нам в Европе нужен, скорее, таможенный и торговый союз, при котором политические вопросы будут решаться не брюссельской бюрократией, а каждым национальным государством самостоятельно.

 

Также мы должны подумать о том, что будет с евро. По крайней мере, сейчас ведется разговор о том, что Германия вкладывает неоправданно много средств, принимая на себя риски, связанные с обеспечением устойчивости этой валюты. При этом остальные участники еврозоны, нуждающиеся в поддержке, не могут получить деньги напрямую. Это происходит с теми же Грецией, Италией и Испанией, экономика которых находится не в лучшем состоянии. Германия же, со своей стороны, не должна оплачивать решение проблем, вызванных политикой других стран ЕС. Так дальше не может продолжаться, поэтому все эти моменты необходимо хорошенько обдумать, взглянуть на них критически.

В Германии, например, стоило бы провести референдум, чтобы население решило, оставаться нам в еврозоне или нет. До нынешнего момента у народа вообще никто ничего не спрашивал — ни о евро, ни о поддержке Греции, ни о гарантиях для банков.

— Назовите, пожалуйста, три важнейших вызова для безопасности современной Германии.

— Сегодня в Германии в принципе не существует никакой безопасности. Ее как раз нужно восстановить. Для начала правительству ФРГ необходимо защитить границы государства, поскольку Евросоюз как политическая структура не в состоянии контролировать свои рубежи. Число нелегальных иммигрантов постоянно растет. Я могу по-человечески понять людей, которые рвутся в Европу: каждый хочет жить в наилучших материальных условиях. Но это не означает, что такая жизнь должна обеспечиваться за счет налогов немецких граждан.

Следующей проблемой Германии является устойчивый рост преступности. Отчасти это опять-таки связано с притоком нелегалов, отчасти — с активностью криминальных банд, прибывших к нам из наиболее бедных стран Европы. В городах сформировалась целая прослойка людей, которые выпрашивают деньги у прохожих, причем делают это агрессивно, зачастую используя угрозы и силу.

Третьей крупной проблемой для безопасности Германии является борьба с наркотрафиком. Я как-то разговаривал с иностранной журналисткой; мы прогуливались в одном из берлинских парков, и она заметила: «У вас тут так хорошо и спокойно». На это я ей ответил: «Отойдите на десять метров вот в этом направлении, а я постою здесь. Но только на десять, не больше». Она уверенно сделала и это и через те самые десять метров оказалась окружена африканцами, которые предлагали ей героин, кокаин и гашиш.

Все это свидетельствует о том, что никакой безопасности в Германии не существует.

 

В особенности это касается больших городов, таких как Берлин, Гамбург и Франкфурт-на-Майне. Там жители не доверяют полиции, которая еще может что-то сделать с преступниками-одиночками, но чаще всего оказывается бессильной противостоять бандам. Как известно, нарушители из числа нелегальных мигрантов нападают целыми группами, против которых требуется 30–40 стражей порядка. А в полицейском ведомстве к такому не всегда готовы, поэтому человек, попавший в беду, не может рассчитывать на помощь силовиков.

Эти бессилие и безнаказанность только усугубляют проблему. Почти каждый день где-то в стране происходит сексуальное насилие. В абсолютном большинстве случаев это касается европейских женщин, которые подвергаются агрессии со стороны мигрантов. Власти стараются замалчивать эти факты, но всем известно, что беженцы происходят из той культуры, где мужчине неведомо слово «нет». Это немцы привыкли к равноправию полов, а в среде иммигрантов из Африки и с Ближнего Востока царят совершенно иные представления о взаимоотношении мужчин и женщин. Пора бы уже признать, что эти культурные различия существуют, и, исходя из этого, заняться восстановлением безопасности в нашей стране.

— Касательно военной безопасности в регионе: сейчас полным ходом идет процесс милитаризации Восточной Европы. Какой Вы видите роль Германии в этом наращивании напряженности?

— Для начала я должен заверить жителей Беларуси и России, что в Германии никто не думает о военном вторжении на Восток. К тому же немецкая армия, по большому счету, небоеспособна: самолеты не летят, подлодки не плывут, танки тоже не могут сдвинуться с места. На содержании Бундесвера у нас в последние десятилетия постоянно экономили.

Что касается реального участия в боевых действиях, то немецкая армия в последнее время участвовала только во вторжении в Афганистан. И эта кампания спровоцировала длительную дискуссию в обществе: многие считают, что армию вообще нужно распустить, а кто-то, видя плачевное состояние Бундесвера, наоборот, полагает необходимым реформировать и укрепить наши военные силы. По крайней мере, сейчас бюджетные средства тратятся на содержание небоеспособного войска, поэтому нам пора определяться: либо создать сильную армию, либо вообще распустить ее.

Безусловно, в интересах евроатлантистов было бы втянуть Германию в противостояние с Москвой. Но Россия, как и Беларусь, не является нашим врагом.

 

С этими государствами мы, наоборот, должны вместе противостоять террористической деятельности исламистских группировок, которые как раз и являются нашими врагами. Поэтому все эти военные игры, которые НАТО устраивает в странах Восточной Европы, только вредят Германии. И Ангела Меркель еще умудряется в этом участвовать, хотя давно понятно, что это большая глупость.

Уверен, мы должны налаживать наши торговые взаимоотношения с Россией, которая является источником сырья, необходимого для развития немецкой экономики. В свою очередь, у нас имеются технологии, которые интересны российским промышленникам, так что здесь есть взаимный интерес. Мы надеемся, что положительный исход выборов в Европарламент в следующем году позволит нам и нашим партнерам создать на уровне ЕС крупную силу, которая сможет положить конец этим военным игрищам на границе с Россией.

— Сейчас идут разговоры о том, что Европе нужна собственная система безопасности за пределами НАТО. При этом, похоже, никто из участников ЕС не готов вкладывать серьезные средства в эту инициативу. Как Вы считаете, могут ли эти разговоры получить какое-то практическое продолжение?

— На данный момент создание европейской армии, конечно, маловероятно. Большинство государств нашего континента до сих пор проводит американские, а не европейские геополитические интересы. Многие люди в ЕС до сих пор не осознали, что у Европы вообще есть свои интересы, отличные от американских.

С точки зрения Германии, нам необходима общая система безопасности или даже военный союз со странами бывшего СССР, включая, конечно, Россию. Без ее участия все инициативы будут бессмысленны, мы видим это сейчас на примере НАТО. Куда более эффективным был бы союз от Пекина до Парижа, поскольку все государства этого пространства не заинтересованы в ведении войны.

В целом, границы здесь уже устоялись со времени Второй мировой войны. Да, есть вопросы по Украине: в конфликте на Донбассе нам необходимо достичь, по крайней мере, полного прекращения огня и спокойствия на границах между Донецком и Киевом. Правда, надеяться на то, что Украина и ДЛНР (Донецкая и Луганская народные республики — прим. RuBaltic.Ru) придут к согласию, было бы слишком опрометчиво: по обе стороны пролито слишком много крови.

Я разговаривал со многими людьми из Донецка, был в Донбассе в мае этого года, и все люди там говорят: «Мы не хотим иметь ничего общего с Киевом».

Выходит, мы не можем создать единую систему безопасности в Европе, пока не придут к согласию Украина и Донбасс, Молдова и Приднестровье.

 

Что касается Крыма, то здесь территориальный вопрос я считаю решенным. Если Запад сумел отделить от Сербии Косово безо всяких референдумов, то как он может отказать жителям Крымского полуострова в праве высказать свое мнение? Западным политикам нужно быть последовательными и стараться не допускать подобных проблем в будущем.

Повторюсь, основная угроза для нас исходит не из России, а с юга, из арабских и мусульманских стран, где действуют военизированные формирования самого разного толка. До сих пор Запад поддерживал внутренние междоусобицы в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Как известно, американцы в свое время поставляли вооружение для талибов (террористическая организация «Талибан», запрещенная в РФ — прим. RuBaltic.Ru) в Афганистане, чтобы те воевали с советской армией.

То же самое западные страны делают в Сирии. Я трижды бывал там в 2011–2012 годах. Повстанцы выступают против правительства, которое, в свою очередь, быстро подавляет мятежников.

Конечно, Асад делает это не совсем гуманно с точки зрения европейских стандартов, но мы же не можем указывать странам, далеким от нас и от нашей культуры, что и как они должны делать. В результате Запад вмешивается и снабжает мятежников, а зачастую и попросту террористов своим оружием, что только способствует дальнейшей эскалации конфликта. Так что вопрос безопасности Европы — это в значительной мере вопрос взаимоотношений с Россией и другими постсоветскими странами, у которых схожие с нашими интересы.

— С Вами точно не согласились бы члены правительств стран Балтии, которые ближе в своих интересах к США, нежели к единой Европе. Как Вы считаете, может ли Германия что-то противопоставить ярко выраженному антироссийскому курсу, который проводят Литва, Латвия и Эстония?

— После распада СССР эти государства получили независимость, и мы должны признать их самостоятельность. Я не очень хорошо знаком с ситуацией внутри этих стран, но Литве, Латвии и Эстонии однозначно нужно развивать торговые отношения с Россией. И я сомневаюсь, что [президент РФ Владимир] Путин держит в уме возможность вторжения российской армии, как это преподносят представители Балтийских республик. Не нужно бояться и выстраивать лишние барьеры в отношениях с Москвой.

— То есть Вы предлагаете этим странам больше опираться на реальную политику и заниматься бизнесом?

— Да, именно! Экономические связи зачастую решают куда больше, чем мнения и идеологии. Посмотрите на страны бывшей Югославии: в 1990-е годы они воевали между собой и делили территорию. Теперь все они хотят быть в Евросоюзе. Так что не нужно покупаться на ловушки масс-медиа, которые раздувают угрозу российского вторжения, чтобы американские войска смогли «обоснованно» войти в Польшу и Прибалтику. Лучше заняться тем, что принесет очевидную пользу и этим странам, и России.

RUBALTIC.RU