Пока Европа уже привычно продолжает пребывать в растерянности, то поглядывая на столь нужный ей «Северный поток — 2», то боязливо озираясь на Америку через океан, неудобно выворачивая шею, энергичный вождь Пятой республики открыл прямую линию по сближению с Россией. «Я думаю, что надо выстроить новую архитектуру доверия и безопасности в Европе, которая заключается в прояснении наших отношений с Россией», — сказал Макрон.

Да, Макрон — ставленник глобальной олигархии. Но сейчас он (временно) отвечает за Францию, в которой его, мягко говоря, недолюбливают, и именно за то, что он ставленник глобальной олигархии. Которая, в свою очередь, считает на этом основании, что интересы Франции как раз-таки подождут, когда речь идёт об их — олигархов-глобалистов — интересах.

И тут дилемма Макрона такова: войти в историю Франции, а то и Европы как реформатор, спасший Европу от атлантического затопления; или войти в теневую историю западной глобалистской олигархии как ещё один её прилежный слуга, положивший свою жизнь на алтарь золотого тельца. Не в своих, впрочем, а чьих-то более высоких интересах.

Макрону казалось, что попадание в оборот глобалистских сетей, управляемых транснациональными корпорациями, в тот мир, где правят сильные мира сего, — это уже успех, бинго, предел мечтаний. Но из кресла президента Пятой республики открылся более широкий обзор. Мир оказался гораздо больше, чем пятачок Европы, управляемый из-за далёкого заокеанья, а Запад увиделся не столь глобальным, как хочет для всех казаться, а маленьким, кургузым, составляющим абсолютное меньшинство человечества.

Пообщавшись со своими коллегами-президентами, особенно с не менее энергичным Трампом, Макрон в конце концов понял, что и сам Запад не так един, как хочет казаться. А реально «крутым парнем» оказался как раз тот, с кем Макрону друзья — глобальные олигархи как раз-таки (всё более неуверенно) предлагают бороться.

В конце концов, Россия — это пока тоже Европа, от Владивостока до Лиссабона. По крайней мере так говорит Владимир Путин. И этим надо пользоваться.

К тому же русские с их тысячелетней историей Европу любят, а выскочки американцы с их подростковым сознанием — нет. Пообщавшись ещё раз со своими коллегами — президентами и зиц-председателями «единой» американской Европы, Макрон понял, что подобные мысли уже приходили в голову не только ему одному.

То, что Европе будет лучше без Америки, теперь понятно даже Меркель (насколько ангельского склада женщиной для своих хозяев — американских глобалистов была ещё недавно!). То, что без России будет только хуже, понятно в Европе всем, кто не любит глобалистов и транснациональных олигархов, начиная от евроскептиков, что всё более горячо дышат в затылок нынешним, уходящим элитам, и заканчивая «жёлтыми жилетами», что всё более горячо дышат на улицах европейских городов.

Всё это вместе означает только одно: ещё немного, и кто-нибудь другой из европейских лидеров, психанув, стукнет кулаком по столу и скажет: «Хватит!». И тогда именно он, а не энергичный Макрон, войдёт… нет, не в царствие небесное (туда без русских вообще путь заказан), но в новую европейскую элиту — точно.

 

А новая элита грядущей Европы народов складывается уже сейчас. В том числе на улицах и площадях самой Франции (и складывается она там не в пользу Макрона); на выборах европейских земель, муниципалитетов и департаментов; в Европейском парламенте и других структурах, где всё больше евроскептиков, суверенистов, идентитаристов, традиционалистов — сторонников многополярного мира и сближения с Россией. Не крикнешь «Россия!» сейчас — и завтра за тебя крикнут другие.

Но даже если отставить очевидное и оставить только чистую прагматику, выбор России — это прагматично и выгодно. Ну, вот смотрите, друзья-олигархи (воображает Макрон свой непростой разговор с теми, кому, казалось бы, ещё вчера он был всем обязан): Россия — это дешёвый газ, а Америка — дорогой и некачественный (с чего ещё начать, как не с газа). Россия — это рынок для европейских товаров, а для Америки мы — рынок для американских товаров, и попробуй откажись. Россия — это безопасность и закон, в том числе на Ближнем Востоке, откуда стараниями Америки — а это опасность, вероломство и беззаконие — в ЕС бегут миллионы беженцев.

В конце концов, для России Европа — партнёр, с которым отношения ведутся на равных, а для Америки, хозяйки Европы, — колония и рынок сбыта дорогого сланцевого газа, над которым американская ПРО будет сбивать русские ракеты, летящие (заметьте) на Вашингтон. И всё это после того, как благодаря американским авантюрам по всему миру Европу заполонят миллионы беженцев, а сама она завязнет в десятках американских конфликтов, где её американские хозяева с лёгкостью кинут — завершит Макрон свой воображаемый диалог с глобальными олигархами.

Как всего этого избежать, спросите вы, господа присяжные олигархи? Очень просто: выстроить новую архитектуру доверия и безопасности в Европе. Новая — это не та, что была прежде, то есть без навязчивой опеки США. С собственной европейской армией, а не в НАТО у американских трансвеститов на побегушках. И самое главное — в сотрудничестве с Россией. Ибо русские никогда не нарушают договоров, а заключая пакты, соблюдают их до последнего, поминутно сверяясь с международным правом и обсуждая все сложные вопросы в ООН.

Секрет же новой архитектуры доверия и безопасности в Европе «заключается в прояснении наших отношений с Россией». Попросту говоря, Европе с Россией пора объясниться. И не под присмотром американского надсмотрщика, а прямо и открыто, без обиняков и двусмысленности, без оговорок и неуместных предварительных условий, не корчить из себя «цивилизацию», разговаривающую с «варварами», а на равных, как один полюс грядущего многополярного мира (европейский) с другим полюсом грядущего многополярного мира (евразийским).

А как же Америка? А Америка — это ещё один полюс. Один, но не единственный, и место ему, как и положено, в Северной Америке. Именно там Америка станет снова великой. А Европа станет великой в Европе, а Россия — в Евразии. В этом и заключается выстраивание новой архитектуры доверия и безопасности, о которой говорит пробудившийся к истине Макрон. И здесь Макрону надо спешить, ведь если не он — Европу спасут другие.

RT