Дмитрий Абзалов: Россия готова к переговорам, но никаких требований, обуславливающих эти переговоры, выдвигаться не будет

 

Последний саммит в формате «восьмерки» должен был состояться именно в России в 2014 году, но был сорван лидерами США и шести их стран-союзников.

Эта формулировка – «будем рады видеть всех в Москве» – очень удачна с информационной точки зрения. Во-первых, Россия дает понять: мы ни хотим никуда напрашиваться, но при этом не против, если другие страны пойдут нам навстречу. Это особенно актуально на фоне заявления Ангелы Меркель о том, что условием возвращения в G8 является «нормализация ситуации с Украиной.

Во-вторых, важно то, что сказано «будем рады видеть всех», а не, например, «будем рады провести саммит «восьмерки» в России». Москва показывает, что не важен сам формат «семерки» или «восьмерки» как таковой, а важен процесс взаимодействия.

Мы, таким образом, напоминаем: практически все лидеры «семерки», за исключением нынешних президента США и премьер-министра Великобритании посещали Россию. Синдзо Абэ ездит постоянно, Эммануэль Макрон у нас был, Меркель побывала незадолго до него, новый итальянский премьер Джузеппе Конте пока еще не был, но скорее всего приедет, с учетом его позиции.

Таким образом, мы показываем, что Россия готова к переговорам, но только при условии: никаких требований, обуславливающих эти переговоры, выдвигаться не будет.

Это очень правильная позиция – позиция страны, которая, с одной стороны, жестко не конфликтует с западными партнерами, а с другой, последовательно ведет свою линию.

В том числе, это выигрышно выглядит на фоне предстоящего Чемпионата мира по футболу. Россия еще раз продемонстрировала готовность к открытости и к диалогу. При этом мы дистанцируемся и от конфликтов внутри самой семерки (например, от конфликта Трампа с Джастином Трюдо), и от наших сложностей в отношениях с отдельными западными лидерами – с тем же Трампом или Терезой Мэй.

Дмитрий Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций