Дмитрий Евстафьев: Лукашенко мобилизуется

 

Я хочу сказать, что очень отрадно, что белорусская сторона признает и делает это публично, что единственным государством, которое заинтересовано в суверенитете Белоруссии, и вообще сохранения Белоруссии, как единого государства в тех границах, которое оно имеет, является Россия. Раньше что-то этого не было, или по крайней мере я не слышал. Это хороший шаг вперед. Когда обухом бьют по голове, многие вещи по-другому видятся, но лучше поздно, чем никогда.

Я не согласен с тем, что главной отличительной чертой этих протестов является то, что вмешательство извне было на самом раннем этапе. Такое бывало и до этого. Я считаю, что главной отличительной чертой является полное отсутствие в этих протестах какой-то экономической составляющей, потому что во всех цветных революциях до этого была какая-то экономическая составляющая: была и в Майдане, была в «арабской весне», была в сербских событиях. Экономическая составляющая была везде, даже в киргизских событиях. Здесь мы сталкиваемся с тем, что экономической основы в программе оппозиции либо нет, либо ее можно назвать «антиэкономика», то есть она нацелена на разрушение той экономической системы, которая сейчас существует в Белоруссии. У меня вопрос другой: какая геоэкономическая основа будет у политики Александра Григорьевича Лукашенко после того, как мы достигнем политической стабилизации? Мы же все понимаем, что нельзя многовектроный фарш имени гражданина Маккея провернуть назад политически, также будет сложно проворачивать экономический фарш. Должна быть какая-то новая экономическая стратегия, в том числе по взаимодействию с Россией. Пока на этот вопрос не будет ответа, все будет очень грустно.

Немного не соглашусь относительно роли Соединенных Штатов и Евросоюза. Мне как раз кажется, что неудача протестов и их быстрое сдувание связано с тем, что ни ЕС, ни США не смогли сразу и быстро в это дело вписаться. Наших польских друзей всегда губил восторг от себя. Эти люди решили побежать впереди батьки. Причем не батьки-Лукашенко, а Запада. Понято, что наихудшего времени ни для США, ни для Евросоюза, который погряз в своих разборках, для того чтобы вписываться деньгами и ресурсами в протест, выбрать было нельзя. А что поляки? У них натура такая — «давайте ввяжемся, а потом посмотрим». В действительности это означает, что мы не можем исключать вероятности того, что на следующей итерации ЕС и США после ноября впишутся более серьезно, и мы получим гораздо более фундированный, с точки зрения ресурсов, протест.

Конечно, это большой урок для нас. Противостоять цветной революции, только опираясь на силовой и бюрократический ресурс, невозможно. Это не значит, что нужно формировать свою улицу, это значит, как минимум, что политический режим должен иметь социальную опору, которая мобилизуема. Не абстрактное большинство, а мобилизуемый социальный ресурс, которого у Лукашенко на начало событий не было. Он появился. В этом смысле Лукашенко молодец. Это человек, который отмобилизовался очень быстро, но нам не дадут такого запаса времени.

ТГ-КАНАЛ ДМИТРИЯ ЕВСТАФЬЕВА