Дмитрий Скворцов: Порошенко и СБУ не сломят священников

 

Служба безопасности Украины и полиция в понедельник, 3 декабря, провели обыски в зданиях, принадлежащих Житомирской и Новоград-Волынской, а также Овручско-Коростенской епархиям канонической Украинской православной церкви (УПЦ)
Об этом сообщил информационно-просветительский отдел УПЦ.Ранее прошли обыски у наместника Киево-Печерской лавры митрополита Павла. Священников УПЦ в массовом порядке приглашают на профилактические беседы в СБУ. Всё это свидетельствует о том, что план создания автокефальной «Единой православной украинской церкви» пробуксовывает, и президент Порошенко пытается добиться своего грубым давлением. Однако такие меры обречены на провал. Об этом сказал в интервью изданию Украина.ру известный киевский православный публицист Дмитрий Скворцов.

— Дмитрий, мы видим, что ситуация вокруг УПЦ накаляется, спецслужбы и полиция проводят обыски у священников. Что это — попытка склонить клир к участию в объединительном соборе?

— 13 ноября, когда епископат Украинской православной церкви отказал Порошенко во встрече на его условиях, тот окончательно понял, что тают его надежды на участие канонического епископата в так называемом объединительном соборе ЕПУЦ («Единой православной украинской церкви». — Ред.). А Варфоломей (Константинопольский патриарх. — Ред.) заранее предупредил, что ему собор с участием исключительно раскольников и даром не нужен, и томос он не намерен давать тем, кого всё мировое православие считает самочинными сборищами.

Да и сам Варфоломей ведь не признал так называемый Киевский патриархат и так называемую Украинскую автокефальную православную церковь. Он только лишь «возобновил» в епископском сане Денисенко — т.н. «патриарха Киевского Филарета», и наделил епископским саном Малетича — т.н. «митрополита УАПЦ Макария».

— Наделил?

— Да, потому что в те времена, когда Малетич ушёл из канонической церкви, он ещё не был епископом. Поэтому они там, в Стамбуле, тоже сели в лужу, когда Варфоломей «возобновил» то, чего не было. Но при этом возглавляемые Малетичем и Денисенко «церкви» Варфоломеем не были признаны.

— Как вы думаете, почему?

— Мировое православие и так с опаской и, мягко говоря, непониманием посматривает на то, что сейчас творит Варфоломей. А тут, если бы он ещё признал эти самочинные сборища (именно так они называются в каноническом праве), то, я думаю, он бы уже даже не питал надежд, что кто-то его поддержит.

— Получается, томос пока и давать некому?

— Да. Вот поэтому мы с корреспондентом Украины.ру ещё в ноябре говорили, что Порошенко, как человек очень мстительный и, мягко говоря, неумный (это далеко не шахматист, который просчитывает хотя бы второй ход), прибегнет к тем рычагам, к которым руководители такого интеллектуального уровня и прибегают: к давлению и шантажу со стороны спецслужб, силовиков.

Собственно, сейчас мы это и наблюдаем. Менталитет барыги, который в 90-х и с бандитами делился, и с ментами, видимо, остался, и он этими мерками думает и про священников. Думает, что они готовы отречься от Христа ради какого-то благополучия или из страха перед угрозами со стороны соответствующих органов.

— Но у него, наверное, есть какие-то основания так думать, потому что нынешние раскольники, те же Филарет Денисенко или Макарий Малетич, они ведь вышли когда-то из недр канонической церкви… Возможно, он исходит из предположения, что и сейчас найдётся нужное количество предателей?

— 99% переходов из канонической церкви случились в 90-е годы прошлого века. Это те люди, для которых Украина оказалась понад усе (превыше всего. — Ред.), в том числе и понад Бога. Сейчас туда перебегают лишь карьеристы. Понятно, что в церкви карьеристов на порядок меньше, чем в светском обществе. Но в УПЦ в последние годы правления Владимира (Сабодана) они искусственно культивировались. Тогда на епископские кафедры продвигал своих единомышленников, прежде всего, в любви к мамоне (то есть к деньгам. — Ред.), секретарь Блаженнейшего митрополит Драбинко.

С другой стороны, как раз на драбинковцев СБУ особо не давит, потому что они и так не против были бы пойти в эту ЕПУЦ.

— Не только не давят — ордена дают…

— Да. Но карьеристы видят, что не «складывается» эта «церковь», то есть они могут остаться у разбитого корыта. Они видят, что даже эти Малетич с Денисенко между собой договориться не могут. И это на протяжении последних месяцев было препятствием к объединительному собору.

Теперь вот Симеон пошёл в отказ — митрополит Винницкий, которого Порошенко видел предстоятелем ЕПУЦ. Остаётся только сам Драбинко, а Драбинко и даром не нужен Варфоломею, потому что, во-первых, все знают, насколько нетрадиционный для православия этот епископ, во всех поместных церквях знают, а во-вторых, он даже не правящий епископ. Он лишь викарий, который не имеет права рукополагать.

Поэтому карьеристы боятся лишиться кафедр и оказаться у пустого корыта. И этот страх даже СБУ не сломит. Поэтому органы сейчас работают по идейным — по тем, кого, как они думают, могут сломить.

— Уже не только иерархов, но и священников, как говорится, прессуют…

— Это объяснимо. Мы это видим на примере Винницкой епархии — той епархии, от которой планировался Петром Порошенко предстоятель этой ЕПУЦ. Почему Симеон пошёл в отказ? Потому что восстали и священники, и монашествующие, и миряне. И сказали: мы не с тобой, а с Блаженнейшим митрополитом Онуфрием и с каноническим епископатом, который отказался участвовать в этом объединительном соборе. Поэтому если ты туда и пойдёшь, то сам — без епархии. Мы ещё и ручкой помашем — что церковь очистилась от таких, как ты.

Поэтому прессуют сейчас и священников, которые могут своим правящим архиереям такое сказать.

А это сказано не только в Виннице. Еще в сентябре точно такое же собрание священства было проведено и в Черкасской епархии, где не поддержали автокефалистские устремления митрополита Софрония.

— Какие настроения у мирян? Поддерживают они своих священников?

— Если бы верующие не поддерживали священников, те бы не вели себя так уверенно. Вчера пришли с обыском в кафедральный Преображенский собор Овруча, когда туда собрались люди на службу. И священник просто во время зачитывания ему постановления суда об обыске надел священнические одежды и пошёл служить. И вот он служил с паствой, а оперативники параллельно полчаса зачитывали постановление.

И когда они закрыли собор, чтобы в него никто не входил и из него никто не выходил, священник заявил: «У меня сегодня ещё службы: там молебен, там панихида… люди ждут». И спокойно ушёл через другой выход.

Если бы священники не чувствовали поддержки своей паствы, они бы себя не вели столь дерзко по отношению к таким могущественным, казалось бы, органам.

Для искренне верующих эти органы и вообще мирские власти не имеют такого авторитета, на какой представители этих органов и властей, вероятно, рассчитывают…