Фёдор Лукьянов: Ястребу подрезали крылья

 

Чем не угодил президенту США его харизматичный помощник по национальной безопасности

Увольнение Джона Болтона с поста помощника президента США по национальной безопасности вызвало резонанс куда больший, чем отставки его предшественников-генералов — Майкла Флинна и Герберта Макмастера. Отчасти причина — личный колорит. Пышные усы Болтона делали его визуализированным персонажем, что важно в современном мире, а безапелляционные высказывания всегда производили эффект. Однако дело не только в этом. За полтора года работы Болтон зарекомендовал себя как человек с четкими убеждениями и принципами, чем отличался от остальных членов — бывших и нынешних — внешнеполитической команды Трампа. И именно расхождение его убеждений с представлениями самого президента стало причиной расставания. А это означает, что уход Джона Болтона может оказать большее влияние на международное поведение США, чем, скажем, отставки того же Макмастера, шефа Пентагона Мэттиса или госсекретаря Тиллерсона.

Болтон — не либерал и даже не классический неоконсерватор, хотя в период его службы в администрации Джорджа Буша-младшего он примыкал к этой команде. Тем не менее он охотно оперировал идеологической риторикой в духе продвижения свободы и демократии, чего Трамп не делает. Уверенность Болтона в целесообразности и желательности военных и политических вмешательств в дела других стран тоже противоречила органическому неприятию Трампом глобального интервенционизма, который являлся визитной карточкой Вашингтона со времен Клинтона и до Обамы. Попытки Болтона столкнуть США с Ираном для смены там режима, поддержанное им неудачное вмешательство в Венесуэле, противодействия переговорному процессу с Северной Кореей и несогласие с намерением президента ударить по рукам с талибами — все это вместе переполнило чашу терпения Дональда Трампа. В целом Болтон, несмотря на репутацию ястреба, является интегральной частью американского истеблишмента, хотя и представляет его достаточно крайнюю часть. Трамп же истеблишменту противостоит, поэтому ему в узком кругу нужны либо единомышленники, либо честные служаки (отсюда изначальная склонность к исполнительным генералам).

Главная страсть Болтона — его искренняя ненависть к любым соглашениям по ограничению и сокращению ядерных вооружений. В этом равных ему среди ведущих представителей стратегического сообщества США, пожалуй, нет. Преуспел Болтон немало — именно его влияние в свое время ускорило выход Соединенных Штатов из договора по ПРО, в свой второй раунд во власти он всячески способствовал тому, чтобы разделаться с ДРСМД. Уход Болтона повышает шансы на продление соглашения СНВ, которое истекает в 2021 году, тем более что сторонам вообще ничего не надо делать, кроме заявлений, чтобы его просто сохранить еще на пять лет. Болтон хотел избавиться от последнего договора по идейным соображениям, его преемники, возможно, просто не будут уделять этой теме такого внимания, предпочтя просто отложить вопрос. Сам Трамп позиции здесь не имеет, ему это просто не очень интересно.

Новый человек на посту помощника президента США по национальной безопасности, вероятно, появится, хотя возможно и сохранение исполняющего обязанности. Как бы то ни было, это будет технократ-исполнитель, а не человек со взглядами. Приоритеты сейчас другие. Дональд Трамп вступает в режим избирательной кампании. На этой фазе воинственность Болтона была бы просто вредна — ядро сторонников действующего президента горячо поддерживает его точку зрения, что нечего растрачивать американские ресурсы на какие-то непонятные военно-политические кампании бог знает где. Трамп уверяет, что США способны добиться своих целей невоенными способами, заработав при этом деньги. До выборов (а это через год с небольшим) ждать перемен во внешней политике не стоит. А после выборов все будет зависеть от того, кто окажется в Белом доме.

Если останется Трамп, у него, как считается, будет большая свобода рук делать то, что он считает нужным, невзирая на мнение остальных. Впрочем, президента и до сих пор не особенно заботило, что скажут его оппоненты. Даже наоборот, ему нравится их дразнить и эпатировать. Ну а раскол общества и элиты все равно останется, как и яростная борьба. Если победит демократический кандидат, на уровне лозунгов случится резкий разворот. Проклятия в адрес чудовищного слона в посудной лавке, который все разрушил и испортил, будут звучать постоянно. И обещания вернуться к разумной и традиционной внешней политике.

Но наследие Трампа, если очистить его от наносного, как представляется, надолго переживет самого необычного президента США. Поворот уже случился, эпоха «глобального лидерства», которое предусматривало сопричастность всему, что происходит в мире, окончена. Отход от принципов американского доминирования в понимании 1990-2000-х годов, который начался еще при Обаме, а при Трампе получил мощный импульс, продолжится и после него, конечно, в полированной упаковке. Сколько бы ни критиковали оппоненты трампистов лозунг «Америка прежде всего», но он отражает суть общей международной ситуации, где все страны без исключения поворачиваются к своим проблемам. Когда улягутся эмоции, эпоху Трампа, возможно, будут воспринимать как важный этап, даже если сам он останется в истории в качестве примера президента-недоразумения.

Российская Газета