Галина Сапожникова: Провокацию в Вильнюсе в январе 1991 года организовали Ландсбергис и его команда

 

События 30-летней давности в Литве в эксклюзивном интервью для IZBORSK.MD комментирует заслуженный журналист Российской Федерации, лауреат премии «Золотое перо России» ГАЛИНА САПОЖНИКОВА. Её книга «Кто кого предал?» издана в России, Литве, Италии и США.  

— Галина Михайловна, что в действительности произошло тогда, 30 лет назад, 13 января 1991 года, в Вильнюсе?

-Первая цветная революция на пространстве СССР, к которой советские люди в силу своей тогдашней наивности и неопытности были совершенно не готовы. Ну правда же, все было вновь: балтийские цепочки, ленточки, веночки, песнопения и цветы к ногам военных. Над всем этим веял аромат какой-то безумной и неиспытанной доселе романтики – ровно до того момента, пока не появились «сакральные жертвы». То, что это был многократно опробованный сценарий, мы обнаружили позже, уловив повторяемость сюжетов  – в Сербии, на Украине, Киргизии, Грузии, Белоруссии.  По мере того, как накапливался опыт, общество научилось предугадывать  последовательность действий и  различать  варианты сценариев, написанных для той или иной страны. Но тогда, в январе 1991-го, все произошло в точном соответствии с инструктажем. Это простительно: в СССР этот фильм смотрели впервые.

— Кто был организатором этой провокации?

-Лично ответ совершенно ясен: Витаутас Лансбергис и его команда. Я бы распределила роли так: сценарий был задуман  еще за несколько лет до 1991-го года в США, предложен Лансбергису, осуществлен по руководством талантливого политтехнолога Аудрюса Буткявичюса, который по «счастливому совпадению» был тогда диреткором Департамента охраны края. Появление на литовском горизонте капитана американского спецназа Андрюса Эйва и значительного количества проживающих на Западе  эмигрантов,  тоже, разумеется, не было случайным. Воспользовались же в Вильнюсе инструкцией, которую написал американский профессор Джин Шарп. Не именно для литовцев написал – до этого  технология была  опробована  в Бирме, в Португалии, в Югославии, Чехословакии  – но объяснил прибалтам, как этой его инструкцией пользоваться. Забавно, что обучал он их не в Таллине, Вильнюсе или Риге, а в Москве: какие-то его московские союзники (Кто именно? Александр Яковлев? Олег Калугин?) снимали для него залы в Академии наук, куда съезжались представители советских республик, и он прямо в сердце советской столицы учил их, как разрушить СССР изнутри…

— Какую роль в этих событиях играл Горбачёв?

— Однозначно позорную и трусливую. Сначала дал приказ остановить литовцев и лишить их телевизионного рупора – занять телебашню и телерадиоцентр, а потом спрятался в кусты, сделав вид, что группу «Альфу в Вильнюс не посылал». О том, что такой приказ им отдан все-таки был, есть достаточно свидетельств: это следовало и из слов последнего маршала СССР Дмитрия Язова – ему, как человеку чести,  давшему присягу, тяжело было признать это вслух, но из его тягостного молчания в ответ на уточняющие вопросы,  можно было понять многое…

— Какие ошибки были допущены Кремлём и военным командованием?

-Что касается ошибок Кремля, то их было две. Первая: идеализация прибалтов. Эдакое придыхание, свойственное интеллигенции позднего СССР. «У вас совести не хватит отделиться!» — такими словами обращался к литовцам Горбачев. Вы можете, например, представить, чтобы в таких категориях разговаривал, например, с чеченцами ранний Путин? То-то…

Во-вторых, телеэкран всесоюзного ТВ был безнадежно занят представителями только одной части литовского народа – той, что кричала и плакала. Другая половина литовцев не желала развала СССР и понимала, что за этим последует – но этих людей никто не спрашивал и не слушал. Мы доверились телевизионной картинке, которая не соответствовала действительности. Иными словами: в Литве у Москвы  было и немало союзников, которых мы совершенно бесталантливо растеряли.

 

Действия военного командования я обсуждать не осмелюсь, потому как, будучи человеком невоенным, не отличу патрон от гильзы. Но понимаю одно: у этого командования была плохая разведка, которая не смогла выявить ни снайперов на крышах пятиэтажек, ни разграбленные кабинеты начальной военной подготовки в литовских школах, ни запасы «шмайссеров», спрятанных где-то на хуторах. Результат всем известен…

— Какова была роль союзного КГБ?

-Являясь инициатором и непосредственным организатором «народных фронтов» в прибалтийских республиках, КГБ в какой-то момент потерял контроль над ситуацией и выпустил джинна из бутылки. В центр постоянно передавали депеши — и про лозунги на митингах, и про эмигрантов, которыми  вдруг наполнились литовские города, как только приоткрылись границы. Причем писали эти депеши не «засланные русские казачки», а самые настоящие латыши, эстонцы и литовцы. Ответ был один: «У нас все под контролем».

— Можно ли утверждать, что после событий в Вильнюсе и Риге СССР был обречен, даже несмотря на итоги референдума в марте 1991 года?

-Я так не думаю. Ни псевдонезависимости, объявленные в 1991 году, ни сами события в Риге и в Вильнюсе, погоды, собственно,  не сделали.

О какой независимости могла идти речь, если все эти страны – Литва, Латвия и Эстония – продолжали жить за счет союзного бюджета? Судьба страны решилась позже – после августовского путча и беловежского сговора.

 

Но надо понимать одну очень важную вещь: если бы страна была идеальной, ее расшатать никому бы не удалось. Усталость от экономических проблем, идеологическая неразбериха, время перевертышей сделали свое дело, а не инструкции Джина Шарпа.

— Можно ли было, на Ваш взгляд, спасти СССР? Что следовать делать для этого?

-И да, и нет. Слишком неравными были силы: против СССР было поставлено все – обрушение цен на нефть, экономическая блокада, объективная реальность (читайте предыдущий абзац – Г.С.) и очень мощные профессионалы информационного фронта. Сколько лжи мы тогда проглотили, не пережевывая! Если бы на тогдашние информ-атаки журналисты и историки отвечали хотя бы так, как сейчас, многих трагедий можно было бы избежать.

— Можно ли сегодня в странах Прибалтики свободно высказывать своё мнение о событиях января 1991 года?

-Нет. Однозначно нет. Тираж моей книги «Кто кого предал» на литовском языке был конфискован и уничтожен, а издатель – Повилас Масиленис – наказан штрафом в 3 тысячи евро. Политик Альгирдас Палецкис, которого, по сути, почти 10 лет преследуют за фразу «Как теперь выясняется, свои стреляли в своих», проведя в СИЗО  полтора года, ждет приговора суда. Философ Валерий Иванов – сторонник сохранения СССР, отсидев в свое время в тюрьме три года и написав книгу «Литовская тюрьма», ТОЛЬКО ЗА ЭТО получил еще один год! Лично меня депортировали из Литвы и запретили въезд на 5 лет лишь  за сам тот факт, что я собирала материал для своей будущей, еще не написанной книги! 78 граждан России и Белоруссии были осуждены литовским судом на разные сроки без каких-либо доказательств, задним числом, по законам, которых в 1991-году не существовало, как и самой литовской независимости.

В мировых рейтингах свободы слова Литва стабильно занимает 28-30-е место…

Беседовал Владимир БУКАРСКИЙ. 

Фото: «Комсомольская правда».