«Гильотина» для олигарха. Почему Плахотнюк проиграл

 

События последних дней ставят финальную точку в истории многолетней узурпации власти в Молдове

То, что произошло в Молдове 7-9 июня, не просто завершение постэлекторального процесса и формирование власти после выборов февраля 2019 года. Если рассматривать ситуацию изолированно, то можно просто не уловить суть. На самом деле события стали закономерным итогом эволюции ДПМ, а также длительного противостояния и череды ошибок как бывшей власти в лице демократов, так и оппозиции, правой и левой.

ДПМ – не партия

В последнее время, и небезосновательно, в среде аналитиков, да и в обществе ДПМ рассматривается как паразитическая структура, возникшая на теле Молдовы. Отдельные критики называли демократов даже «раковой опухолью», уничтожающей организм молдавского государства и общества.

Почему? На самом деле ДПМ не является политической структурой в привычном, классическом понимании. В том виде, в каком мы ее сегодня знаем, ДПМ появилась на свет в 2009 году. Это не было результатом объединения группы единомышленников вокруг ясной и хорошо структурированной программы. Тогда бизнесмен Влад Плахотнюк после изучения предложений на рынке партий приобрел залежалый товар, так сказать, политический секонд-хенд у Дмитрия Дьякова. На выборах в 2009 году Демпартия в парламент не попала, ее политический вес был ничтожным, а перспективы отсутствовали. Но все изменилось после сделки купли-продажи. Дмитрий Дьяков превратился в зицпредседателя, а настоящим хозяином и руководителем партии стал Влад Плахотнюк.

Партия не отражала позиции определенных общественных кругов с их идеологической базой. Она стала инструментом захвата власти в стране. И для достижения цели использовались любые средства, включая криминальные и незаконные методы.

Почему ДПМ обречена?

Подтверждает этот тезис история того, как демократы стали проевропейской партией. В декабре 2010 года при посредничестве Сергея Нарышкина, тогда руководителя администрации президента России, ДПМ вела переговоры о создании коалиции с ПКРМ. Понятно, что такой союз был бы ориентированным на Россию. И, следовательно, ДПМ была готова к провосточному вектору. Но этот путь был отвергнут из-за опасений, что при ПКРМ демократы останутся на вторых ролях, учитывая властный характер Воронина и закулисные связи семьи и Плахотнюка. Также существовали опасения, что внешние организаторы событий 7 апреля 2009 года не допустят сохранения у власти пророссийского режима коммунистов в новой редакции. И тогда ДПМ присоединилась к проевропейцам. Коалиция с Филатом и Гимпу открывала демократам более широкие перспективы и развязывала руки хозяину ДПМ. Запад сулил многомиллиардные вливания, а значит, возникала возможность оприходовать «помощь», кредиты и любые финансовые потоки, которые хлынули в Молдову с Запада под эгидой евроинтеграции. Именно возможность обогащения, а не пресловутые «европейские ценности» и были для демократов главной целью, оправдывающей любые средства.

Таким образом, ДПМ – это не партия с четкой доктриной, а бизнес-проект. Но когда в политику приходят люди исключительно с целью обогащения, то рано или поздно их «проекты» отправляются на свалку истории, так как избиратель прозревает и больше не голосует за казнокрадов, воров, коррупционеров и бандитов. Избежать подобной участи еще не удавалось никому. Поэтому сейчас или завтра Влад Плахотнюк потерпит сокрушительное поражение.

Узурпация власти под видом «истории успеха»

В принципе, это должно было произойти уже давно. Так как еще в 2012 году молдавское общество осознало, что объявившие себя евроинтеграторами ДПМ, ЛДПМ и ЛП – обыкновенные жулики, а их партии – карманные структуры лидеров формирований: Плахотнюка, Филата, Гимпу.

В период кризисов АЕИ, когда у партнеров по коалиции возникали споры из-за денежных потоков, вся подноготная выходила наружу. И мы хорошо помним, как Михай Гимпу называл своих коллег по европейскому альянсу «гангстерами», подчеркивая криминальный характер их деятельности. А возглавлявший в тот период ЛДПМ, Влад Филат открыто признал, что совет АЕИ «самопроизвольно присвоил себе неконституционное право исполнения верховной власти в государстве». Другими словами, узурпировал ее. А последовавшие далее события дают нам массу подтверждений, что годы правления коалиций во главе с демократами были не «историей успеха», не реализацией соглашения с ЕС, а периодом грубого попрания основ Конституции, норм демократии, отчуждением власти у народа и ее узурпацией. То же самое, но по-другому, было названо «захватом государства».

Вторая попытка свергнуть власть узурпаторов

Поэтому события начала июня в Молдове являются кульминационной фазой многолетней истории узурпации власти ДПМ. Достаточно острая фаза в этой истории и попытка ликвидации узурпаторского режима наблюдалась осенью 2015 года и закончилась в начале 2016-го.

Тогда страну сотрясали многотысячные протесты. Люди, возмущенные кражей из банковской системы Молдовы миллиарда долларов, требовали отставки президента, премьера, генпрокурора, главы НБМ, а также, чтобы лидеров партий власти — Плахотнюка, Филата, Гимпу отправили немедленно за решетку.

Чтобы сбить протестную волну, демократы вынуждены были бросить толпе «кость». В результате хитроумной комбинации прямо в парламенте был арестован Влад Филат, лидер одной из правящих партий. Его сделали «козлом отпущения» и «громоотводом». На некоторое время режим получил передышку, но вскоре протесты продолжились. И в январе 2016 года, когда ДПМ путем рейдерских атак на ПКРМ и ЛДПМ, подкупа и шантажа депутатов создала так называемое парламентское большинство и собралась утвердить правительство Павла Филипа, демонстранты штурмом захватили здание, где заседали законодатели. Власть ДПМ держалась на волоске. Но протестующие в последний момент испугались непредсказуемых последствий и отступили. Это было их грубой ошибкой, так как с тех пор режим смог только укрепиться и взять под свой контроль все государственные учреждения и местную власть. Кто стоял во главе протестов? Андрей Нэстасе, Игорь Додон, Майя Санду, Ренато Усатый. За исключением Усатого, на которого режим завел уголовные дела, что вынудило его бежать из Молдовы, остальные политики – лидеры ПСРМ, партии PAS и платформы DA сейчас и сформировали новую правящую коалицию (скорее всего, временную) и объявили об узурпации власти в стране Владом Плахотнюком и его окружением.Таким образом, в июне 2019 года они завершили дело, начатое в 2015 году и не доведенное до конца в начале 2016 года.

«Гильотина» для олигарха

Как возникла пауза и как демократы добились своего? Вспомнить это очень важно с точки зрения сегодняшнего как бы двоевластия (а на самом деле узурпации власти ДПМ).

В рамках политических действий оппозиции, тогда инициативная группа собрала подписи за общенародное избрание главы государства. Когда нужное количество подписей было получено, КС неожиданно отменил действие законодательных поправок в Конституцию, предусматривающих выборы президента парламентом. Подавляющее число экспертов и юридический анализ показали, что КС превысил тогда свои полномочия, вмешался в политический процесс и выполнил заказ ДПМ.

И сегодня мы видим, что КС вновь сыграл роль захваченной и управляемой ДПМ организации, присвоив себе функции роспуска парламента и снятия с должности президента. К этим моментам мы вернемся чуть позже, а пока отметим, что, согласившись на явные действия по узурпации власти Конституционным судом, оппозиционные силы попали в ловушку.

Их настолько увлекла перспектива, что они согласились на явное превышение полномочий КС. Но главное — превратились в конкурентов и начали бороться друг с другом. Междоусобная война оппозицию ослабляла, но укрепляла режим. Все просто: разделяй и властвуй. Потребовались парламентские выборы, сочетание многих факторов, внутренних и внешних, прежде чем оппозиция вновь воссоединилась и сформировала органы власти.

Объединение всех политиков и здоровых сил общества против режима — главное условие, которое обеспечивает поражение Плахотнюка. По сути, это «гильотина» для олигарха.

Ошибка олигарха

Безусловно, Влад Плахотнюк – очень предусмотрительный человек. Он отлично понимал, что КС во время парламентских выборов и после них – важнейшее оружие в политических баталиях. Именно поэтому накануне выборов Плахотнюк направляет в КС самых верных и преданных ему людей. И они не подвели.

То, что КС участвовал в политическом процессе и принимал нужные ДПМ решения, доказывает множество фактов. Назовем главные из них. КС оповестил о своем вердикте, согласно которому срок роспуска парламента истекает 7 июня в этот же день вечером, после того как ПСРМ объявила, что не будет создавать коалицию с ДПМ, а сформирует власть с ACUM. Также решение обязывало Игоря Додона распустить парламент, хотя в Конституции прописана другая норма: президент «может» это сделать и «после консультаций с фракциями».

Далее. Существует юридически детально расписанная и строгая последовательность отстранения главы государства от должности (парламентские процедуры и общенародный референдум). Без этого решение КС – пустая бумажка, фикция. Важная деталь. Первым об отстранении от должности Игоря Додона объявил Влад Плахотнюк 8 июня, а на следующий день КС принял это решение, просто выполнив указание олигарха.

Кроме того, в Конституции ясно прописано, кто распускает парламент: президент. Однако решение о роспуске парламента было принято в обход действующего главы государства, что является грубым нарушением Конституции. Признали действия КС противозаконными многие бывшие его члены и конституционные эксперты. Подробные нарушения, допущенные КС, описаны в заявлении более 80 неправительственных организаций. В документе указан каждый факт злоупотреблений и требуется немедленная отставка судей КС.

Использование КС в политической борьбе оказалось фатальной ошибкой Плахотнюка. Эти действия продемонстрировали его беспомощность, слабость и являются доказательством узурпации власти.

Судьба олигарха

Кроме того, что против Демпартии объединились все ее политические противники (они составляют в парламенте большинство — 61 депутат), против позиции ДПМ и решений о роспуске парламента и отставки Игоря Додона выступили многочисленные НПО, представители ряда местных администраций, башкан Гагаузии Ирина Влах, влиятельные эксперты внутри страны и за ее пределами.

Безусловно, не хотят досрочных выборов и молдавские граждане. Они рассуждают прагматично: если парламентские партии договорились, то зачем тратить более 100 миллиона лей на организацию нового электорального процесса? Тем более, что расклад сил в основном не изменится, главные игроки будут те же.

Избрание Зинаиды Гречаный спикером парламента, утверждение Майи Санду премьер-министром признал ЕС. Назвали «законными» результаты выборов от 24 февраля и вытекающие из данного факта последние решения законодатели США.

Однозначно высказались в поддержку союза ПСРМ и блока ACUM видные российские политики. А спецпредставитель президента РФ по развитию торгово-экономических отношений с Молдовой Дмитрий Козак назвал действия прежних властей «откровенно криминальными», подчеркнув, что «события в Молдове — внутриполитический процесс».

Законность действий КС Молдовы в срочном порядке рассмотрит и Венецианская комиссия.

Таким образом, как точно подметил политик Юрий Рошка, Плахотнюк «добился уникального результата с серьезнейшими последствиями: примирение русских и американцев. В условиях тотальной конфронтации между США и Россией (Украина, Сирия, Иран, Венесуэла и т.д.) Запад в лице ЕС и США оказались в союзниках России для изгнания узурпаторов».

Что делать, если бездна всматривается в тебя?

Осознает ли сам Влад Плахотнюк, что проиграл эту партию? Думается, что да. Но он теперь в метаниях ищет выход из ситуации.

Лидер ДПМ поздно понял, что Игорь Додон обводит его вокруг пальца. Додон вел с ним переговоры до последнего, чтобы создать состояние цейтнота и заставить олигарха делать ошибки. Эта тактика была правильной. Точно в соответствии с золотыми правилами, изложенными в культовом фильме «Револьвер»: «Найди слабое место жертвы и дай ей немного того, чего ей так хочется. Отвлекай жертву, пока она корчится в объятиях собственной жадности». Больше всего Плахотнюк хотел сохранения власти и создания коалиции с ПСРМ. Но вовремя не заметил, что его разводят, потому что думал, что это невозможно.

То, что олигарх упустил власть из своих рук, Влад Плахотнюк показал всем сам. Теперь уже он (а не Санду и Нэстасе) ходит по улицам, возглавляя шествия протестующих, которые собрались и следуют в колонне за деньги или по принуждению. Сам митинг на центральной площади 9 июня выглядел чем-то вроде большого флеш-моба, но никак не народным протестом. А акция с забрасыванием индюков через ограду президентского дворца была пошлым представлением и издевательством над птицами, чем вызвала народное осуждение.

Сколько бы ни длилась агония режима, но эту партию Влад Плахотнюк уже проиграл. Если ты долго смотришь в бездну — бездна тоже смотрит в тебя.

МОЛДАВСКИЕ ВЕДОМОСТИ