Греческий долговой кризис еще на шаг приблизил ЕС к развалу

В Старом Свете вдруг стали слушать евроскептиков, то есть тех, кто считает, что Евросоюз должен самораспуститься, чтобы выжить. Эксперт программы «Итоги недели» Игорь Виттель уверен: все это потому, что денег действительно нет.

В июле Греции предстоит вернуть кредиторам 7,5 млрд долларов, которых у нее нет. Несколько лет назад Греция уже была в ситуации, когда нечем было отдавать долги европейским кредиторам, и тогда они не нашли ничего лучше, чем дать Афинам в долг еще — для расплаты с предыдущими долгами и чтобы внутри страны не случилась революция.
Объяснение такому нелогичному поведению каждый находил свое. Кто-то придумывал экономическую теорию, а кто-то рассуждал об идее великой Европы, объединенной общими ценностями. Но идеи идеями, а рано или поздно даже у самых идейных возникает мысль о собственном кошельке.

Европа уже не та, что раньше. Это как Советский Союз в 1984 году. Кто мог тогда подумать, что спустя год, в 1985-м, все начнет сыпаться, а спустя шесть лет СССР и вовсе перестанет существовать? Вот и сейчас. Год назад никто не верил ни в Трампа, ни в Brexit, никто и помыслить не мог, что из Еропейского союза кто-то может выйти.

Англия отправилась с вещами на выход, а во Франции, даже если к власти придет не Марин Ле Пен, которая продвигает политику обособления и закручивания гаек, тогда президентом может стать Эммануэль Макрон, бывший инвестиционный банкир и министр экономики. Эти люди деньги считать точно умеют. В Германии тоже грядут перемены: Меркель, которая проявляла чрезмерное радушие по отношению к мигрантам, тоже вполне может уйти со своего поста.

И вот что получается. У всех, кто восходит в Европе на политический Олимп, неизбежна мысль: ну ладно мигрантов, а своих, европейцев, мы ради чего кормим? Единая Европа? Не проблема. Одной из европейских ценностей, безусловно, является трудолюбие, а еще скромность. Вот пусть и вспомнят об этом на юге Европы.

Так что же случится, если Евросоюз развалится целиком или несколько стран покинут его? Катастрофа? Как показывает практика — нет. Не так страшна катастрофа, как ее ожидание. Ничего не случится, кроме как то, что вместо мира благородных идей и иллюзий настанет век прагматизма и жизни исключительно по средствам. Это, конечно, понравится не всем, особенно не понравится тем, у кого этих средств нет. Но прагматизм иногда принимает жесткие и уродливые формы.

Источник: НТВ