Харунжен — костлявая рука Плахотнюка на горле Молдовы

 

В Молдове продолжаются отставки и добровольные сдачи портфелей представителями бывшей власти, коих эксперты причисляют к так назывемому «коллективному Плахотнюку» — круговой поруке множества лиц, действующих против интересов государства и общества.

Кто отпустит ему грехи?

На днях свои кресла оставили глава Конституционного суда Михай Поалелунжь, директор Агентства публичной собственности Владимир Балдович, генсекретарь правительства Лилия Палий, генеральный госсекретарь МВД Симион Карп, и.о. руководителя Нацагентства продовольственной безопасности Ион Сулэ.

На фоне тотального уныния в одном политическом лагере и всеобщего ликования в другом, – ведь далеко не все жители Молдовы знают, кто из «бывших» чем именно знаменит, – все мы допускаем серьезную ошибку.

Мы забываем, что основные члены «коллективного Плахотнюка» еще находятся у власти и, следовательно, могут принимать решения, направленные, в том числе, и против интересов граждан.

 

В частности, речь идет о генеральном прокуроре Эдуарде Харунжене, который в эти дни тщательно стремится заполучить у новой власти индульгенцию. Например, недавно депутат парламента Александр Слусарь опубликовал у себя на Фейсбуке пост, где кратко рассказал о том, что генпрокурор звонил ему лично и обещал предоставить важную информацию о краже миллиарда. Интересно, что мешало Харунжену все это время заниматься проблемой миллиарда превентивно? Хотя, может быть, я рассуждаю, как дилетант, и речь идет о данных, уже включенных в уголовные дела, касающиеся хищений из финансово-банковской системы Молдовы.

Тем не менее, нынешний генпрокурор в представлении гражданского общества Молдовы – сущее воплощение плахотнюковского сатрапа, и веры ему в народе нет. Неслучайно более 4 тысяч человек подписали интернет-петицию об отставке Харунжена. Эта петиция стала ответом общественников на слова генпрокурора о том, что его увольнение необходимо лишь политикам, а люди, якобы, этого не требуют. Авторы петиции в своей преамбуле подчеркнули, что объект их внимания служит не справедливости и юстиции, а партийным интересам. Граждане приводят в пример политически мотивированные дела оппозиционных активистов Павла Григорчука, Георге Петика и Сергея Чеботаря, а также санкции прокуроров на прослушивание телефонов оппозиционных лидеров по сомнительным уголовным делам.

Бремя Большого брата

Кстати, о прослушивании. Недавно журналистский коллектив Rise Moldova продемонстрировал результаты своего расследования по этому вопросу. Журналистам удалось выяснить, что силовые структуры записывали в инакомыслящие любого – за малейшее антиплахотнюковское высказывание в соцсетях (то-то у меня последние месяцы сильно нагревался телефон, а во время разговоров звучало почти что птичкинское эхо).

Журналисты заявляют, что прослушиванию подвергались телефоны политиков, гражданских активистов, журналистов и членов их семей. За некоторыми из них следили на улице, а в домах были установлены микрофоны и видеокамеры. Многое из содержимого 200 с лишним DVD-дисков с прослушкой клалось потом в основу уголовных дел, как минимум, пять из которых были секретными.

 

Опубликованные факты и стали поводом для того, чтобы премьер-министр Майя Санду потребовала отставки Харунжена с поста генпрокурора.

А теперь о пушистом рыле

Эдуард Харунжен – птенец гнезда Тимофти, при президентстве которого он и был назначен на свой нынешний пост. Еще тогда директор центра юридических ресурсов Молдовы Владислав Грибинча, заявлял, что Харунжен был прокурором по борьбе с коррупцией в тот период, когда многие дела не были расследованы, в том числе и кража миллиарда из банков (о чем сегодня генпрокурор стремится так рьяно рассказывать депутатам). По словам Грибинчи, Харунжен был вовлечен в расследование апрельских событий 2009 года и уничтожил при подозрительных обстоятельствах одно дело.

Есть вопросы и в отношении имущества прокурора в виду отсутствия источников его происхождения. Ведь у генпрокурора есть трехэтажный дом в элитном районе на 10 сотках, и, судя по опубликованным в Сети фотографиям, он выглядит несоразмено тому факту, что Харунжен всю жизнь работал только прокурором.

 

Известно, что в 2008 году Эдуард Харунжен получил квартиру, площадью 117 кв. м по сниженной цене в «прокурорском доме» на улице Николая Сулака в Кишиневе. Жилой дом на 208 квартир, возведенный на участке, бесплатно предоставленном примэрией столицы, был сдан в эксплуатацию в 2008 году. По данным Генеральной прокуратуры, половина квартир были проданы прокурорам по льготной цене 270-330 долларов за квадратный метр, в зависимости от выбранного этажа. Большинство прокуроров, которые получили квартиры по сниженной цене в доме на улице Николая Сулака, продали их по рыночной цене. Судя по всему, речь идет о «прокурорском доме» по адресу Н.Сулак, 4. Здание возвела строительная компания Basconslux, руководимая Николаем Маданом и его сыном Владиславом Маданом. Последний широко известен в Криулянском и Дубоссарском районе как «племянник Плахотнюка», разворовыващий государственные недра – строительный песок и гравий, добываемые незаконно близ села Охринча. В.Мадан всегда выходил сухим из воды в различных судебных процессах, что и неудивительно, ведь кроме «прокурорского дома» на улице Сулака есть еще и другие «прокурорские», а также «судейские» дома фирмы Basconslux по всему городу.

Николай КОСТЫРКИН, специально для IZBORSK.MD

По материалам из открытых источников