В политике стран Запада есть неписанное правило: не справился — уходи. Но в Молдове, 10 лет рвущейся в Европу (хотя не столько в Европу, сколько на европейские гранты) об этом, видимо, не знают.

Здесь проштрафившиеся, проворовавшихся и просто неумные и безвольные особи, коих волею судьбы затянуло в политику, никогда никому не уступят и пяди своей власти. Не приучены — один ответ на вполне предсказуемый вопрос. Не воспитаны политически должным образом. Ощущают свою вседозволенность на фоне полного безволия аморфной массы, зовущейся народом. И, к тому же, выполняют заказ заокеанских патронов.

Так, судя по всему, решила поступить премьер-министр Молдовы Майя Санду. Иначе она даже кулуарно могла бы попросить Олесю Стамате уйти с поста министра юстиции и не оправдывать ее, как девочку за неудачу с результатами работы комиссии по отбору кандидатов на пост генпрокурора.

Изначально идея изменить закон и, якобы, более демократично выбрать главу генпрокуратуры принадлежала кабинету Санду, и прорабатывала ее конкретно Стамате, то есть, человек Майи Санду. Ну хорошо, подумали социалисты, — у которых фракция в парламенте поболее будет, но ради низложения Плахотнюка, напомним, они пошли АКУМу на уступки и позволили сформировать кабмин с большинством ее представителей, — давайте, делайте, раз взялись.

Но что мы увидели вместо реальных результатов? Невнятные блеяния на фоне совершенно несуразных итогов конкурса в генпрокуроры. Что продемонстрировала «комиссия Стамате»? Пшик, не более того. Кто-то уже стал подспудно нашёптывать прессе, что во всем виноват выдвиженец от социалистов. Ну, тут понятно, выпестыши Сороса разыгрывали свою любимую карту — во всех неудачах обвини партнёра.

Но, скажите на милость, какая задача в этом плане стояла перед правительством Санду? Правильно — сделать всё, чтобы в органах правопорядка были порядочные люди, а не те образины, которых мы привыкли видеть при Плахотнюке. Что нужно было для этого делать? Правильно — всё, что только возможно! Но мы решили быть белыми и пушистыми, заявив, что, раз кандидаты не те, и выбрали их не так, — то нужно сложить губки домиком и сказать, что… «у нас не получилось».

Ну а Майя Санду тут как тут со своей идеей взять на себя ответственность за назначение генпрокурора — того, которого министр ее кабинета так и не смогла назначить.

Может быть, Санду могла дать Олесе Стамате ещё один шанс — набрать по-новой кандидатов на пост генпрокурора, назначить других членов комиссии и снова поработать на благо Родины? Но нет. Терпение, судя по всему, закончилось, и Санду, даже не озаботившись увольнением той, чей текущий результат бросает тень на весь действующий кабмин, решила всё взять в свои руки.

А где, спрашивается, консультации с партнёрами по коалиции? Или мы следуем примеру Андрея Нэстасе, который на протяжении мэрской кампании здорово так наезжал на Иона Чебана?

Здесь стоит напомнить, что именно благодаря ПСРМ (не считая роли внешних партнёров) партии бока АКУМ получили возможность пользоваться властью. Делалось всё это лишь с одной целью — скинуть Плахотнюка.

Но чем теперь Санду отличается от Плахотнюка? Разве только тем, что он мужчина, а она женщина. Та же узурпация власти, то же захваченное государство.

Поэтому у Санду два пути — либо до своего выступления в парламенте опомниться и заявить об отказе от намерения назначать кандидатом в генпрокуроры любую понравившуюся ей особь, либо уйти вместе со всем своим кабинетом в отставку, признав свою абсолютную политическую и управленческую незрелость. Недаром нынешнее правительство уже давно называют хипстерами, в данном случае, теми, кто чудит, мечтает и не приспособлен к жизни.

Александр МОСКАЛЁВ, специально для IZBORSK.MD.