Христианофобия как новое варварство

Еще в ХХ веке самой жизнью был опровергнут миф о том, что религия является «опиумом для народа»», якобы созданным исключительно для одурманивая масс. На самом деле даже в эпоху кровавых диктатур, когда последователи религиозных убеждений подвергались гонениям и дискриминации, религиозное мировоззрение оставалось жизненным ориентиром для миллионов людей.

К сожалению, сегодня мир оказался перед лицом новой волны дехристианизации, идущей на сей раз не столько с Востока, сколько с Запада. Именно на Западе, как считает первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александр Щипков, набирает сегодня силу доктрина агрессивного секуляризма, приобретающая признаки некой псевдорелигии со своими культами и «сакралитетом».

Попав под гнет этой квазирелигии, построенной на возведенной в добродетель вседозволенности и эгоистических инстинктах, западный мир пошел по пути отвержения собственного христианского наследия, разрушения многовековой духовной культуры. В результате в настоящее время правильнее было бы говорить о «Новом Западе», имеющим мало общего даже с европейской цивилизацией ХХ века, духовным фундаментом которой было не только языческое, но и христианское наследие.

По факту распространение секулярной квазирелигии на Западе все больше приобретает черты «нового тоталитаризма».

Публичное выражение религиозных чувств (по крайней мере, для носителей христианской идентичности), например, в Западной Европе объявляется нарушением общественных норм, христианская религиозная символика ставится здесь вне закона и рассматривается как посягательство на принципы толерантности и мультикультурализма.

Наиболее ярко тоталитарная природа агрессивного секуляризма «Нового Запада» проявляется в принуждении верующих к нарушению религиозных норм и к совершению поступков, идущих вразрез с императивами религиозной совести.

Примером подобной практики может быть названо отношение политических элит «Нового Запада» к ЛБГТ-сообществам, представители которых все чаще претендуют на роль «пророков» или даже «святых» секулярной квазирелигии. В частности, сегодня в странах евро-атлантического мира к уголовной и иной ответственности все чаще привлекаются госчиновники, по религиозным соображениям отказывающиеся регистрировать «однополые браки», родители, пытающиеся оградить своих детей от пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений в школах, а также владельцы многочисленных сервисов (гостиниц, кафе, фотоателье), не желающие участвовать в обслуживании связанных с этими отношениями церемоний.

Объектами агрессивных информационных кампаний становятся целые страны, не вписывающиеся, по мнению идеологов «Нового Запада», в стандарты секулярной квазирелигии. К примеру, еще до начала украинского кризиса западные элиты явно выражали свое намерение использовать как повод для внешнеполитической изоляции России введение в РФ административной ответственности за пропаганду  нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних.

Замечу также, что тема дискриминации христиан все настойчивее табуируется в глобальном информационном пространстве. Возникает ситуация, когда носители религиозных убеждений не могут порицать действия своих оппонентов, а за их противниками закреплено право публично глумиться над религиозными святынями и чувствами верующих. От свободы слова и свободы выражений мнений в такой ситуации не остается и следа.

Маргинализация христиан на Западе обусловила и фактический отказ западных держав от защиты христианских меньшинств, например, на Ближнем  Востоке. Почувствовав безнаказанность, а возможно и моральную поддержку, радикальные террористические группы, начиная с 2003 года, когда США и их союзники вторглись в Ирак, фактически ведут планомерный геноцид христиан и ряда других религиозных групп, остающийся без внятного ответа со стороны Римско-католической церкви и некоторых других христианских церквей.

Экстремисты Ближнего Востока под прикрытием квазиисламских лозунгов насаждают в Сирии, Ираке, Ливии и других арабских странах христианофобию, кровавую архаику и неоязычество. По сути, речь идет о восстановлении самых чудовищных и аморальных проявлений средневековья — рабовладения, пыток, зверских казней путем сожжения, четвертования, обезглавливания. Новое варварство, перед лицом которого оказались христиане, не щадит ни стариков, ни детей. Христиане уничтожаются в массовом порядке, что дает все основания говорить об  этнорелигиозных чистках огромных территорий.

При этом проблема террора и геноцида, уже много лет ведущегося против христиан Ближнего Востока и Северной Африки, находится вне медийной повестки западных СМИ. К сожалению, трагедия христиан, живущих в арабских странах, не встречает сочувствия также и среди международных правозащитных организаций.

По мнению директора Института ЕАЭС и координатора Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Владимира Лепехина, архаизация и варваризация религиозной сферы становится визитной карточкой прозападного нацистского режима и на Украине, становящейся полигоном агрессивных атак на православие и формирования Западом новых квазихристианских культов и сект.

В таком геополитическом контексте особое значение приобретает роль России, на своем опыте испытавшей все ужасы антирелигиозного тоталитаризма в ХХ веке.

Оказывая помощь законному правительству Башара Асада в Сирии, Россия сегодня объективно спасает сирийских христиан от геноцида, который готовят им боевики ИГИЛ и других террористических группировок. А на фоне утраты США и Западной Европой статуса центров христианского мира именно наша страна становится своего рода мировоззренческим маяком для сотен миллионов христиан по всему миру: не только православных, но и католиков, и консервативно настроенных протестантов.

У России имеется уникальный опыт мирного сосуществования и взаимодействия представителей различных религий и культур. В современных условиях этот опыт пригодится всем, кто стремится к становлению справедливого и многополярного мира, построенному по принципу «соцветия цивилизаций», в котором достойное и законное место занимает христианская цивилизация.

Источник