Идеальная «цветная революция»

 

В начале июня 2019 г. в Молдове начался процесс, который можно представить в виде перманентной «цветной революции». Кто ее участники и каков ее итог?

Джим Шарп мог бы перевернуться в гробу

Отец «цветных революций» Джим Шарп, наверное, перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что его идеи ненасильственных методов смены власти приобретут такую парадоксальную форму и могут быть усовершенствованы теми, против кого сама концепция и создавалась.

Поразительно, но смена власти в Молдове произошла при активном участии дипломатов (вполне себе официальных лиц), а по ходу событий оппозиционные партии становились властью, а потом, наоборот, возвращались к прежнему положению. Имел место и обратный процесс, когда власть превращалась в оппозицию лишь для того, чтобы вернуться к управлению государством. Также любопытно, что бенефициаром парадоксального процесса выступает третья политическая сила.

Во время событий никто точно не мог сказать, кого именно из мировых держав представляют местные политические игроки, существовало ли между внешними акторами определенное соглашение, или имела место импровизация?

В самом действии совсем не участвовал народ. Он выступал в роли наблюдателя, а не активного и манипулируемого «инструмента», как в классических сценариях, разработанных Шарпом и его последователями.

Революция-аллегория

Сама «революция» была разделена на две фазы и представляла собой нечто вроде политического танго втроем со сменой партнеров. Танец все еще продолжается, так как музыка по-прежнему звучит. И этот танцевальный марафон в определенном смысле напоминает даже сюжет оскароносного фильма-аллегории «Загнанных лошадей пристреливают, не так ли?» режиссера Сидни Поллака.

И, что очень любопытно, возникает впечатление, что событиями в Молдове руководит какая-то невидимая рука. Но в то же время, трудно понять кто именно «режиссер», потому что музыканты оркестра исполняют свои партии, меняя на ходу запись в партитурах по собственному усмотрению. Однако, в целом, канва событий очень напоминает сюжет другого фильма-шедевра прославленного итальянского мастера Федерико Феллини «Репетиция оркестра», где конец каких-то действий является началом новых. Их смысл – борьба с деспотией, хотя сам деспотизм является сутью системы.

Но разве в жизни не так?

Но перейдем от аллегорий к конкретике, подтверждающей наши наблюдения.

Два плюс один

Напомним, что в результате очередных парламентских выборов в феврале 20119 г. в парламент Молдовы прошли три крупные силы: ПСРМ, ДПМ и блок ACUM. В высший законодательный орган страны попала и партия «Шор». Но ее интересы и задачи полностью соответствуют (или соответствовали) целям демократов.
Между тремя главными политическими игроками существовали очень серьезные противоречия из-за несовпадения программных установок и скрытой повестки дня. Разумеется, разделяла партии и блок стена недоверия. Но действия определяла пресловутая борьба за власть, и поэтому каждый имел свою стратегию с конечной целью.

Долгое время, почти три месяца, партии делали предложения по созданию правящих альянсов, выжидали, вели войну нервов. Однако существовало понимание, что у общества сформировался запрос на перемены, и он был подтвержден голосованием. ДПМ, которая до выборов решала в Молдове все, не сумела получить контроль над парламентом. Следовательно, народ высказался за то, чтобы режим Плахотнюка ушел в историю.

С другой стороны, если бы случились досрочные выборы, то их результат мог бы быть аналогичным, или даже из-за разочарования народа и максимального использования админресурса, ДПМ могла получить еще больше мест. Кроме того, новый электоральный цикл пагубно отразился бы на экономике страны, что всегда бывает при неопределенности.

Но, в конце концов, социалисты сделали окончательное предложение «акумовцам». Последние выдвинули целый ряд жестких условий. И понимая, что народ им не простит того, что они не воспользовались шансом для уничтожения олигархии, блок ACUM пошел на союз с ПСРМ.

Идеальная «цветная революция» начинается

Но для того, чтобы объединение двух разных по программам и внешней ориентации сил случилось, понадобилось вмешательство крупных международных игроков: ЕС, России, США. Поскольку их посыл был однозначным – страна нуждается в деолигархизации и декриминализации, ПСРМ и ACUM приняли дорожную карту действий на первое время и в критический момент сформировали новое руководство парламента и правительство.

Это стало исходной точкой идеальной «цветной революции». Был одиозный режим, который необходимо было свергнуть. Возникла сила, объявившая себя новой властью. Началось политическое противостояние, позже названное попыткой госпереворота, периодом двоевластия.

Особенностью момента было неучастие в процессе смены власти ненасильственным путем широких народных масс. Не было массовых митингов, столкновений, поджигания покрышек, забрасывания сил правопорядка булыжниками, жертвенного кровопролития, всего того, что обычно сопровождает «цветные революции». Да, прошло шествие устрашения, организованное демократами. Но оно, по сути, было акцией бандитского типа. И, что не менее важно, было гротескным по сути, так как криминальная группировка, захватившая власть и обкрадывавшая граждан, выкрикивала противоречащий здравому смыслу лозунг. «Мы — народ!».

Вторая особенность идеальной «цветной революции»

Еще раз подчеркнем, идеальную «цветную революцию» в Молдове отличало неучастие народа в ненасильственной смене власти. Это – блестящее, парадоксальное нововведение в разработки американского политтехнолога Джима Шарпа. Но творчество «дирижера» (возможно, коллективного) революционного процесса на этом не заканчивалось.

В любых сценариях цветных переворотов непременно можно было обнаружить следы действий страны, доминирующей в мире и стремящейся устанавливать контроль в каждом государстве нашей планеты. У Вашингтона всегда был безупречный мотив – торжество демократии, что отражает национальные интересы США. При этом, отвечает ли смена власти чаяниям жителей самой страны, где происходила очередная «цветная революция», никого не волновало.

В молдавском случае США не действовали самостоятельно, и даже не провоцировали процесс, так как нахождение у власти верной марионетки Вашингтона, Влада Плахотнюка, не противоречило стратегическим интересам американцев. Наоборот, отстранение олигарха несло определенные риски. Но, в конце концов, из двух зол выбирают меньшее. И всегда лучше быть среди победителей, а не лузеров. Так сложилось то, что впоследствии назвали «геополитическим консенсусом».
Но что, по факту, им не являлось.

«Геополитический консенсус», которого не было

Кто именно придумал разнесенную СМИ формулировку о «геополитическом консенсусе», точно не известно. Вероятно, так ситуация выглядела на месте, в Молдове. Но появившееся определение было принятием желаемого за действительное. В настоящий момент завершается эпоха глобального доминирования США и выстраивается новый многополярный мир. Процесс этот настолько сложный, многослойный и непредсказуемый, что по ходу действий мы может ожидать любые события и ситуации. Но по-прежнему, у глобальных игроков есть свои стратегические интересы. Сирия, Венесуэла, Боливия, Гонконг, Украина, Молдова – клетки на «Великой шахматной доске». И в нашем случае, данное правило, безусловно, действует.

И США, и Россия, и ЕС хотят, чтобы политические события в Молдове развивались в нужном им направлении. Когда в 2003 г. Кишинев и Тирасполь договорились принять дорожную карту урегулирования (известную как «меморандум Козака») разве не вмешались в процесс внешние силы? Разве, не начали после того события в стране складываться по-другому? Поэтому большого геополитического консенсуса просто не может быть в настоящих условиях. Когда глобальная ситуация измениться, то — возможно. Но для этого должно произойти перераспределение сфер влияния. Будет ли оно? Когда?

Противостояние перемещается в скрытые сферы

Что же было на самом деле? Напомним, что в апреле 2009 г. в Молдове уже произошла «цветная революция». Ее организовал Запад. Даже после досрочных выборов в 2010 г., когда Россия в лице Сергея Нарышкина попыталась стать посредником в переговорах по созданию правящей коалиции между ПКРМ и ДПМ, ее вытолкнули из данного процесса. И началась эпоха «евроинтеграции», когда управление политической жизнью в стране находилось в руках США и ЕС. Как показали утечки дипломатической переписки Викиликс, курировал молдавскую политику посол США. Но борьба сверхдержав продолжалась. И вот в 2019 г. наступил момент, когда Вашингтону пришлось смириться с фактом, что решение по Молдове будет принято коллективно. С участием России. И, забегая вперед, скажем, что это участие было искусным.

Неудивительно, что сразу после того, как коалиция ПСРМ-ACUM была создана, а олигархов Плахотнюка и Шора принудили покинуть страну, американский истеблишмент ясно изложил свое видение ситуации. Рассуждая о судьбе коалиции ПСРМ-ACUM один из руководителей USAID Брок Бирман пояснил, что «гражданам РМ необходимо оставаться реалистами». Что это значит, уточнило американское издание The National Interest: «Значение достигнутого компромисса не стоит преувеличивать, поскольку маловероятно, что сложившиеся условия повторятся в другой раз…». Иными словами, конкуренция между глобальными игроками за влияние в Молдове, как и в других странах продолжится. Противостояние приняло иную форму и переместилось в скрытые от глаз обычных граждан сферы.

Коалиция по «декриминализации» Молдовы

Данный вывод недвусмысленно подтверждает российский вице-премьер и спецпредставитель президента РФ Дмитрий Козак. Вот как он описывает ситуацию: «У нас и тогда не было никакого сотрудничества и взаимодействия по поводу формирования нового Правительства в Республике Молдова. Это было ситуативное положение, когда необходимо было срочно принимать решение для преодоления глубокого политического кризиса в Республике Молдова. Мы предложили вариант урегулирования, когда создавалась коалиция для декриминализации республики, для создания условий для новых выборов. Мы понимали, что такая коалиция не может быть устойчивой».

Таким образом, внешние игроки ясно осознавали и зафиксировали статус-кво возникшей правящей коалиции ПСРМ- ACUM. Не питали иллюзий по поводу долгосрочности альянса и сами политические силы. «Противоестественное сожительство» предоставляло не только преимущества, даруемые властью, но и серьезные риски.

Роль ACUM в идеальной «цветной революции»

Главный из них заключался в отсутствии результатов. Прежде всего, в декриминализации страны. Второе – в решении социально-экономических проблем населения. Ни одна, ни другая цель достигнуты не были. Более того, мы увидели обратный результат. После местных выборов позиции ДПМ укрепились.

Кому-то было ясно в самом начале, а кто-то понял очевидное только теперь, но блоку ACUM была уготована роль аутсайдера. Лидеры ACUM требовали контроль над правительством, и они его получили. Более того, они руководили большинством важнейших комиссий в парламенте и проводили расследования по «краже миллиарда», попытке госпереворота, концессии кишиневского аэропорта. Главным достижением ACUM сами называют разблокирование внешнего финансирования. Но, по существу, их роль в этом минимальна.

Решение принимают международные финансовые структуры. Так ACUM пал жертвой собственных неоправданных амбиций, и превратился в один из инструментов идеальной «цветной революции». Отставка правительства Майи Санду с ее надуманным предлогом (принятие изменений закона о прокуратуре под свою ответственность) было программируемым результатом геополитической многоходовки.

Другие участники идеальной «цветной революции»

После победы на выборах в Кишиневе Иона Чебана и формирования правительства Иона Кику, можно сказать, что власть в стране сосредоточилась (не ясно на какое время) в руках Игоря Додона и ПСРМ. Правительство Кику совершило свой первый зарубежный визит в Москву, и начался этап восстановления торгово-экономических отношений Молдовы и России. Кишиневский градоначальник Ион Чебан на днях также отправился в гости для обмена опытом к своему коллеге – мэру Москвы Сергею Собянину. Это моменты знаковые, и их можно отнести к прямым результатам идеальной «цветной революции».

При всей шаткости положения правительства Иона Кику ( оно — миноритарное и теоретически может быть в любой момент отправлено в отставку депутатами ДПМ- ACUM), следует признать, что желающие развития отношений с Востоком социалисты вышли победителями в схватке. Кто был автором этого сценария, догадаться не трудно. Верх взял тот, кто лучше умеет предвидеть риски и управлять ими. А также использовать слабые стороны конкурента.

Осталось перечислить и других «участников» идеальной «цветной» революции, помогавших тем или иным образом достижению нужного результата. Назовем этого актора коллективным именем «Запад». А персонально – посол США в Молдове и кадровый разведчик Дерек Хоган. Думается, такой результат Джим Шарп не мог представить себе даже в самых смелых фантазиях.

Птица о двух крылах

Но, как говорил классик коммунизма Владимир Ленин, «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться…». Политическое танго втроем в Молдове продолжается. Произошла смена партнеров. Надолго ли? Захочет ли Запад взять реванш, или начнет разбрасывать фигуры на шахматной доске? Будет видно.

Но теперь Молдова – это птица, которая расправила оба своих крыла. Восток и Запад. Это предопределено экономически, таковы настроения граждан, курс диктуется географией и нужен для сохранения государства и нации. Измученный и обкрадываемый властями в течение 30 лет народ заслуживает лучшей участи. Политики, которые пойдут против этой линии, не начнут реальную декриминализацию страны, не будут решать тяжелейшие экономические и социальные проблемы, просто обречены.

КОНТ