Игорь Додон: Диктата одной партии я не допущу

 

Президент Молдавии Игорь Додон — о трудностях формирования коалиции, перспективе перевыборов и настроениях в обществе

Парламентские выборы в Молдавии продемонстрировали, что больше половины ее населения выступает за дружбу с Россией. Об этом в интервью «Известиям» заявил президент страны Игорь Додон. Он также рассказал о намерении созвать первое заседание парламента уже на следующей неделе, об условиях, при которых потребуются досрочные выборы, и о проблемах формирования коалиции. Молдавский лидер пообещал не допустить повторения предыдущей ситуации, когда управление государством находилось под «диктатом одной партии». По его словам, политические силы сохраняют шансы все-таки прийти к компромиссу. Кроме того, Игорь Додон объяснил, почему сейчас появляется исторический шанс урегулировать приднестровский конфликт.

— Партия социалистов, блок ACUM и Демократическая партия так и не смогли пока договориться о создании коалиции. Кто, на ваш взгляд, виноват в сложившемся кризисе и какие шаги необходимо предпринять для его преодоления?

— Я думаю, что все-таки еще рано говорить о политическом кризисе, пока не состоялось первое заседание парламента. Скорее всего, я созову это заседание уже на следующей неделе. После этого будут сформированы фракции, и тогда я в качестве президента начну переговоры с крупнейшими парламентскими политическими силами, которым удалось получить мандаты. Надеюсь, в результате подобных обсуждений удастся все-таки к чему-то прийти.

Если же этого не произойдет, то надо побыстрее распускать парламент и проводить перевыборы одновременно с местными выборами. Но я категорически не приемлю переход диктата от одной фракции к другой и создания так называемого парламентского большинства, как это было в прошлый раз. Диктата одной партии я не допущу. Тогда его сформировали из более чем 25 депутатов, которые ушли из других фракций, примкнув к Демократической партии. Если я увижу такие попытки, то не подпишу кандидата на должность премьера, которого предложит подобное большинство. Тогда страну будут ждать досрочные парламентские выборы.

— Кажется, если политики и придут к компромиссу, то коалиция получится довольно шаткой. Не будет ли лучше для Молдавии сразу взять курс на перевыборы?

— Всё же считаю, что сейчас еще рано судить, что лучше. Уверен, что надо дать шанс партиям провести переговоры после первого заседания парламента и принять решение. У нас ведь в этом году и так предусмотрено две избирательных кампании, помимо уже состоявшейся. В мае пройдут выборы башкана (главы. — «Известия») Гагаузии и местные выборы летом.

— После отказа блока ACUM даже от предварительных консультаций с Партией социалистов, получается, единственный сценарий — это союз между социалистами и демократами. Учитывая непримиримость позиций этих партий, насколько это реально? Или надежда уговорить ACUM еще остается?

— Именно поэтому я и говорю о преждевременности разговоров о любой коалиции и будущем парламентского большинства. Первое заседание парламента покажет, как действовать дальше и какие существуют реальные расклады.

— Итоги голосования продемонстрировали какие-то изменения в обществе? Есть такое ощущение, что социалисты рассчитывали на большее, а их результат лишь формально можно называть победой.

— Я бы не сказал. С учетом того, что ряд спойлеров отобрали с левого фланга порядка 20%, то уровень электората, промолдавского, настроенного на дружбу с Россией, тот же самый, что показывали опросы, — более 50%. Из них — 30 с лишним процентов взяли социалисты, а 15–20% взяли спойлеры разного вида. Правые немного сдулись, потому что у них суммарно с унионистами было больше на прошлых выборах. Но расклад сейчас примерно тот же. Больше половины населения страны выступает за дружбу с Россией и отстаивание промолдавских интересов.

— В Приднестровье вас резко раскритиковали за слова о том, что стороны близки к урегулированию конфликта, чему мешает лишь политическая нестабильность в Кишиневе. Чем вызвана подобная реакция Тирасполя?

— Да ведь мы ничего нового не сказали. Мы не раз говорили, что договоренностям мешает отсутствие единой позиции в руководстве Молдовы. Если получится сформировать парламентское большинство, то появляется исторический шанс в ближайшие 2–3 года добиться серьезных подвижек. Ведь тогда у нас возникнут реальные условия для этого, когда президент, спикер парламента и премьер-министр будут выступать с единой позицией по Приднестровью. Такого до сих пор не было.

А почему такая реакция со стороны Левобережья, я понимаю. Они на этих выборах, откровенно говоря, подыграли демократам и пытаются атаковать Партию социалистов, чтобы как-то сбить возможную внутреннюю критику за то, что они пытались сыграть на руку власти демократов в Кишиневе. Но мы прекрасно понимаем их позицию. И подвергать ее какой-то жесткой критике не собираемся и не будем. В любом случае другого варианта, кроме как объединение страны, у нас нет. Чем быстрее все это поймут, тем лучше будет как для правого, так и для левого берега Днестра.

— Довольно странно получается, учитывая, что Приднестровье традиционно придерживается пророссийского курса…

— У них простой расчет на то, что в Молдове будет править антироссийское, пронатовское большинство. Тогда им будет легче просить помощи у России. Сейчас у руководства Приднестровья такая позиция. Как только в Кишиневе появится промолдавская власть, выступающая за дружеские отношения с Россией, им это сразу станет невыгодно. Поэтому они и подыграли другим силам, настроенным на обострение с Москвой, неориентированным на ЕАЭС и дружбу. Но уверен, что время покажет и расставит все акценты.

ИЗВЕСТИЯ