Игорь Шишкин: Готовится глумление над блокадой Ленинграда

 

Готовится не новая «Ирония судьбы» — прекраснейший фильм. Готовится глумление над блокадой Ленинграда, новое глумление над памятью о Великой Отечественной войне. И дело не в конкретных мерзавцах, которые это задумали. Дело во власти, которой главное доказать Западу, что «мы свои буржуинские». Дело в правящем классе, сформировавшемся с конца 80-х, для которого Россия – это «зона свободной охоты».

Комедия о блокадном Ленинграде — одной из самых трагических страниц нашей и мировой истории… В каком воспаленном мозгу может возникнуть такая идея?
Оказывается, может. Оказывается, есть у нас такие «новаторы» от искусства, которые, не задумываясь, покушаются на святое. И, что самое страшное, не видят в этом ничего шокирующего.

Веселый фильм под названием «Праздник», в котором действие разворачивается в осажденном Ленинграде, задумал снять режиссер Алексей Красовский, известный по ленте «Коллектор» с Константином Хабенским в главной роли, за которую автор получил премию «Ника» в номинации «Открытие года».

Сюжет картины (в данном случае Красовский выступает и как сценарист) незатейлив. События разворачиваются в новогоднюю ночь 31 декабря 1941 года в загородном доме партийных чиновников Воскресенских, живущих «на особом положении». Семья собирается отпраздновать Новый год. На столе разнообразные деликатесы и напитки. Но неожиданно приходят голодные гости, которых никто не звал.

Сам «мастер», комментируя свой проект, называет его «местами черной, но чаще светлой и новогодней комедией». Съемки планирует начать осенью и завершить зимой. Но есть проблема с финансированием.

Красовский жалуется, что «большие студии» и продюсеры, увидев рядом слова «комедия» и «блокада», категорически отказались давать деньги. Поэтому средства пришлось собирать через добровольные взносы, из заявленных полутора миллионов собрать смогли только 127 тысяч рублей.

Тем не менее, менять творческие планы автор явно не собирается. Ведь он считает свой проект не просто смелым экспериментом, он, вроде как, историческую справедливость решил восстановить. А для убедительности раздобыл даже где-то «документ» о том, как сытно жилось в блокадном городе некоему инструктору отдела кадров ВКП (б) по фамилии Рибковский.

Никто не спорит, и такие рибковские были. Были воры, спекулянты, трусы, предатели… Но выжил и выстоял город Ленина не благодаря им. А благодаря мужеству и силе духа простых ленинградцев, которые не оскотинились и не сдались в этих нечеловеческих условиях девяти сотен дней и ночей блокады.
632 тысячи погибших (столько насчитали к Нюрнбергскому процессу, на самом деле, вдвое, как минимум, больше), и только 3% из них погибли от бомбежек и артобстрелов, остальные умерли от голода.

И этот фильм — плевок на могилу каждого из них.

Особенно задело еще то, что свое согласие (если верить, опять же, Красовскому) на участие в этом циничном проекте дали такие известные и любимые многими артисты, как Алена Бабенко, Павел Табаков, Ян Цапник и Тимофей Трибунцев.

Но неужели уместно смеяться над временем и городом, в котором умирали сотнями тысяч?

Попробуйте себе представить, что в Израиле вдруг начнут снимать веселое кино про Холокост, американцы — про Пёрл-Харбор, а японцы захотят пошутить на тему Хиросимы и Нагасаки? Невозможно…

Что же с нами происходит? Понятие совесть настолько измельчало?

— Эту проблему нужно рассматривать не с точки зрения, есть или нет совесть, — комментирует ситуацию заместитель директора Института стран СНГ, историк Игорь Шишкин. — Желающие поглумиться над святынями в любом народе всегда были, есть и будут. А желающих поглумиться над чужими святынями — еще больше.
Поэтому дело не в них. Дело в том, что это остается безнаказанным.

Как говорил товарищ Жеглов, об уровне преступности судят не по количеству воров, а по эффективности правоохранительных органов. По посадке этих воров. Так и здесь. Подобное может происходить только потому, что власть абсолютно безразлична к этой проблеме. Мы все прекрасно понимаем, что ни этот режиссер, ни все остальные деятели не получат от власти порицания. Но, может быть, получат какую-нибудь награду. Или их сделают лауреатами какой-нибудь премии.

Мы же помним, как г-н Верзилов за крайне непристойное действо получил премию по искусству с участием государства.

Поэтому и здесь, этот фильм, если его снимут, получит, возможно, тоже какую-нибудь государственную премию.

Так вот. Первая проблема — это состояние нашей власти, которой абсолютно безразличны святыни отечества. На словах — сколько угодно. На деле — «ну, что вы, мы же хотим показать всему прогрессивному человечеству, Западу, какие мы толерантные, какие мы свободные, какие мы либеральные». Они тут на нас санкции накладывают, а «мы — свои буржуинские».

Вот эта тема: «мы — свои буржуинские», одна из причин, что такие «деятели искусства» могут ставить подобные фильмы. Вторая проблема, к сожалению, шире.

«СП»: — Поясните.

— Если бы только во власти было дело…

Дело в состоянии правящего класса, в целом, сложившегося в конце восьмидесятых-девяностых годов. Этот правящий класс, в котором огромное количество русских по крови, абсолютно безразличен к своей стране.

Для них эта страна, как выражался Ходорковский, только «зона свободной охоты».

Действительно, невозможно представить, чтобы кто-нибудь снял издевательский фильм по поводу Холокоста. И там вывел бы в сатирическом плане — с гоготом и улюлюканьем — тех евреев, которые служили помощниками нацистов. Были же такие, были…

Или представьте себе, чтобы в Израиле кто-нибудь посмел снять сатирическую комедию про оборону Масады (эта древняя крепость стала у евреев символом свободы — ред.).

Допустим, у них бы на какой-то момент власть парализовало, и власть бы по каким-то причинам в упор не увидела этого кощунства. Думаете, эти люди собрали бы хоть копейку? Да никогда.

Я даже уверен, что эти «художники» навсегда остались бы не у дел.

И вот поэтому сравнивайте: та власть, и тот здоровый правящий класс. И у нас…

Поэтому дело не в конкретных деятелях, дело во власти и в правящем классе. Пока будет этот правящий класс, мерзавцы будут править бал.

«СП»: — Проблема, действительно, возникла не сегодня. Все началось с того, как мне кажется, что на каком-то радио стали всерьез обсуждать «полезность» сдачи Ленинграда немцем…

— Это было на «Дожде», на самом нашем либеральном телеканале. Туда в свое время (еще в статусе президента) приходил Дмитрий Медведев и рассказывал, какой это прекрасный канал и как он демонстрирует нашу свободу.

Повторяю, для власти главное, доказать Западу, что «мы — свои буржуинские».

«СП»: — Тем не менее, у нас ведь не только мальчики коли из Уренгоя есть, у нас миллионы тех, кто каждое 9 мая идет в «Бессмертном полку» с портретами своих героев.

— Не надо путать. Я говорил о власти и о правящем классе. Я никогда не говорил, что выродился народ и что для народа страна ничто
«Бессмертный полк» — это же была инициатива снизу. И это был ответ народа на ту грязь, которая лилась со всех экранов на Великую Отечественную войну «прогрессивными деятелями». И на то бездействие, а точнее потакание со стороны власти тем, кто глумился над памятью героев Великой Отечественной войны.

Это доказывает, что одно дело — наш народ. Совершенно другое дело — та правящая группировка, которая сложилась, повторяю, в конце восьмидесятых и девяностых готов.

«СП»: — Народ, кстати, уже пишет Красовскому в соцсетях, чтобы он не показывался в Питере со своим фильмом…

— А вы полагается, что в другой город он может с ним приехать?

«СП»: — Нет, конечно. Но у нас же в Москве проводился фестиваль, где награду получил фильм о «героических буднях украинских нацистов» в Донбассе…

— Да, конечно. И вспомните, кого защищали тогда от праведного гнева народа правоохранительные органы?

Так что, повторяю, дело не в мерзавцах. Они были, есть и будут.

Светлана Гомзикова

Свободная пресса