Империализм, геополитика и религия: раскол между Москвой и Константинополем

 

Отношения между Экуменическим (Вселенским) Константинопольским патриархатом и Русской православной церковью, самой крупной и могущественной из поместных церквей, заметно охладились в связи с Украиной.

Непосредственной причиной разлада между двумя церквями стало принятое Константинополем решение признать автокефалию (независимость от Москвы) Украинской церкви и подчинить её напрямую Константинополю, хотя Киев является колыбелью российского православия и его церковь на протяжении веков находилась в ведении Московского патриархата.

Это решение связано с серьёзным кризисом на Украине и обусловлено сложившейся в стране ситуацией. На территории Украины идёт кровавая гражданская война. Именно здесь проходит линия фронта «Второй холодной войны». Всё это результат вооружённого переворота в Киеве, осуществлённого при поддержке США и активистов военизированных отрядов нацистского толка. Спровоцировав кризис на Украине, американцы использовали его для начала «Второй холодной войны» и внесения разлада в отношения Европы и России.

Разрушение российско-греческих отношений

Теперь американцы планируют использовать своё влияние в Греции и Константинополе, чтобы нанести удар по отношениям между греческим и российским миром. В этом состоит их долгосрочная стратегическая цель, имеющая огромное значение наравне с «украинской» повесткой.

Ухудшение отношений между Грецией и Россией, а также подрыв образа Греции в восприятии россиян и наоборот являлись одной из ключевых стратегических задач Британской империи на протяжении последних двух или трёх столетий, а также политики США после 1946 года. Они этого и не скрывают. Их аналитические центры открыто считают Грецию и Кипр «троянскими конями» Москвы.

Такая стратегия Запада приобрела в настоящее время особое значение, и обусловлено это по крайней мере двумя причинами. Греция остаётся на грани дефолта из-за огромного долгового бремени и может взбунтоваться, как это было в 2015 году, и обратиться за помощью к России. В случае распада ЕС вновь может встать вопрос о том, на кого будет ориентироваться Греция в международных делах.

Вторая причина заключается в том, что для ведения войны против России или создания такой угрозы требуется полный контроль над Балканским полуостровом. Для проведения новой крупномасштабной кампании на Ближнем Востоке установление полного контроля над Кипром представляется жизненной необходимостью. Любое, даже косвенное, влияние России в этих двух странах должно быть нейтрализовано.

Самый большой удар по православию с 1453 года

Исходя из сказанного выше, последовавшая за признанием автокефалии Украинской православной церкви жёсткая реакция со стороны Московского патриархата была полностью предсказуемой.

Распри внутри православного мира случались и раньше, но до сих пор сор из избы не выносили, а конфликты не касались основополагающих вопросов. Теперь же на наших глазах разворачивается процесс, который может привести к «разводу», схизме. Это станет крупнейшим потрясением для православия с 1453 года, когда турки захватили Константинополь. Большой удар будет нанесён по единству православного мира, поскольку не исключено, что каждая из 14 поместных церквей займёт собственную позицию.

Геополитическая повестка, которую никто особо не скрывает

С обеих сторон для отстаивания своей позиции выдвигаются доводы канонического и церковного плана. Но нас интересуют не они. Вместо их анализа посмотрим на сопутствующие им геополитические факторы.

Этот церковный кризис тесно связан и переплетён с двумя явными геополитическими тенденциями:

  • «Второй холодной войной» с Украиной на передовой,
  • подъёмом тоталитарной Империи финансов в контексте глубоких трансформаций, обусловленных эпохой неолиберализма.

Продолжающийся с 2010 года «греческий эксперимент» следует рассматривать именно в контексте становления упомянутой Империи финансов, которая стремится поставить под свой контроль органы государственной власти Греции, её политические силы, символику и любые проявления сопротивления и недовольства, чтобы использовать их вопреки идентичности и в ущерб национальным интересам Греции. (Примерно то же самое произошло с СССР, когда им удалось внушить западные установки советскому руководству во главе с Горбачёвым, спровоцировав развал системы по схеме, подобной развитию заболеваний иммунодефицита человека).

Война цивилизаций и православная вера

Всё это создаёт благоприятные условия для активизации борьбы против православных стран и церквей с попытками изолировать их, внести раскол и, если получится, завладеть умами народов этих стран или их лидеров и превратить их в орудия противников.

Всё это не плод воображения автора и не сугубо теоретический рассуждения. Не кто иной, как Сэмюэль Хантингтон неоднократно называл православных христиан вторым по значимости соперником после ислама (как будто в этом мире одни враги).

Сэмюэль Хантингтон считается самым видным, глубоким и влиятельным неконсервативным теоретиком американо-израильского империализма и поднимающегося тоталитаризма. Для него единственным критерием классификации цивилизаций выступает религия, которая используется для структурирования и «оправдания» его неоконсервативно-империалистического, расистского проекта установления всемирной диктатуры после холодной войны.

Как близкий к Киссинджеру мыслитель Хантингтон стал одним из авторов «урбанизации» Вьетнама в результате проведения бомбёжек сельской местности. В 1975 году он выступал в роли одного из основных пропагандистов неолиберализма в составе Трёхсторонней комиссии. Его идеи стали отправной точкой для дюжины войн на Ближнем Востоке, которые имели катастрофические последствия. Ими продолжает руководствоваться администрация Трампа и люди типа Стива Бэннона.

Идеи Хантингтона ознаменовали переход от «демократического» империализма к империализму тоталитарному. При такой трансформации возникают определённые трудности, поскольку для выражения тоталитарных идей приходится использовать язык и идеологию демократического буржуазного строя. Особенно ясно это просматривается на примере Греции. Попытки характеризовать народ страны, являющейся родиной Аристотеля, Платона, Перикла и Акрополя, на языке которой впервые в истории были написаны такие слова, как «свобода», «разум» и «демократия», как варваров (а именно так Хантингтон относится ко всем незападным странам) представляются смехотворными.

Очевидно, что это не единственное затруднение, возникающее при применении идей Хантингтона к Греции и грекам. Не менее важно и то, что эта страна находится в стратегически важной точке Восточного Средиземноморья. Кроме того, жители Греции время от времени своим «анархическим» поведением и стремлением сопротивляться империям делают ситуацию абсолютной неконтролируемой. В качестве примера можно привести антифашистское сопротивление в Греции.

Называя Грецию «аномалией», Хантингтон признаёт сложность применения своей теории к этой стране. Чтобы избежать совмещения символических ценностей стран Аристотеля и Достоевского, что разрушило бы всю эту расистскую систему, Хантингтон придумал термин «православно-славянская» цивилизация.

Как уже говорилось, это были не просто идеи, а теоретическое обоснование для развязывания войн на Ближнем Востоке и возрождения ядерных угроз. В случае с Грецией программы предоставления экстренной финансовой помощи создают условия для формирования Греции (или Кипра) без греков, что решило бы для Хантингтона проблему греческой «аномалии».

Преодолев период политико-экономической катастрофы, Греция вступила в стадию геополитического разрушения, которая подразумевает расстройство любых отношений с традиционными и потенциальными союзниками и друзьями, включая Россию.

Греческая драма закончится лишь тогда, когда жертва окажется в полной изоляции и ощутит своё бессилие и безнадёжность насколько, что сама попросит себя казнить, наподобие Йозефа К. из романа Кафки «Процесс».

Независимость Украины

За решением Константинополя просматривается политический аргумент, который можно сформулировать следующим образом: Украина имеет право на независимость как государство, а значит – и на независимую церковь в условиях, когда основная угроза исходит от России.

Своя доля истины в такой позиции есть, что приводит к искажению общей картины. В 1991 году Россия никак не препятствовала независимости Украины. При этом Россия признала независимость Украины вопреки итогам всесоюзного референдума марта 1991 года, невзирая на чаяния и права этнических русских, которые составляют большинство на востоке Украины и в Крыму. Если уж обвинять Москву в чём-либо, так это в пренебрежении правами русского населения, а не украинцев. Никто не спросил русских, хотят ли они быть гражданами Украины. Почему украинцы имеют право на самоопределение, тогда как русским в нём отказывают?

В 2014 году Москва не угрожала Украине – если не считать включения в состав Российской Федерации Крыма по просьбе населения полуострова после прихода к власти в Киеве полуфашистского режима.

Проблемы для Украины создали США, сорвав соглашение между президентом и оппозицией, согласованное при участии Европейского союза. После этого мирные протестные выступления против законно избранного президента переросли в вооружённое восстание при поддержке нацистских вооружённых формирований. Реакцией на эти события и первыми антироссийскими мерами новых киевских властей стало восстание русских на востоке страны, потребовавших соблюдения их права на самоопределение. Действия США нарушили хрупкое равновесие сил в стране с неоднородным населением, что привело к гражданской войне. Что же касается, собственно, независимости Украины, то основные угрозы для неё исходят от МВФ и НАТО.

Нельзя отказать украинцам в праве на независимость, и следует признать, что в истории российско-украинских отношений существует немало темных страниц, но сводить всё прошлое к этим проблемным аспектам тоже недопустимо.

На Украине живут не только украинцы, но и русские, у которых тоже есть право на самоопределение. Все граждане Украины имеют право на нормальную жизнь без угрозы жизни со стороны вооружённых нацистов. Нельзя закрывать на это глаза и сводить весь комплекс проблем к одной лишь угрозе независимости.

Есть и ещё один вопрос. Украина имеет право на независимость, но и у Европы есть право чувствовать себя в безопасности. В настоящее время украинской темой воспользовались США для наращивания своего военного присутствия. Такие агрессивные действия представляют серьёзную опасность, возрождая угрозу ядерного конфликта. В то же время выход из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) разрушил основы режима контроля над вооружениями, продолжается процесс расширения НАТО, а президент Трамп раз в два месяца открыто угрожает использовать ядерное оружие или намекает на такую возможность.

Стремление некоторых религиозных лидеров укрепить независимость Украины понять можно, но как оценивать их полное безразличие в отношении событий, способных привести к полному уничтожению человечества?

Последствия схизмы

На два патриархата в настоящее время приходится около половины мировой православной общины. В результате раскола их влияние сократится больше чем наполовину.

Деятельность Русской церкви будет загнана в узкие рамки славянского мира – в лучшем случае. Ещё более значительными будут последствия для Константинополя, что, как представляется, там тоже понимают.

Иными словами, вместе Россия, Греция, другие христианские общины славянских и арабских стран представляют значительно более влиятельную силу, нежели по отдельности.

Схизма станет ударом для Константинопольского патриархата, сделав его более уязвимым перед лицом турецкого режима и повысив его зависимость от Вашингтона.

Значительно снизится статус всех православных церквей по отношению к Ватикану.

Если (вполне легитимное) желание Патриарха Варфоломея состоит в том, чтобы направить Константинополь по пути экуменизма, его политика по отношению к Украине может свести на нет все эти усилия. Успешность политики экуменизма обеспечивается не числом подвластных верующих, а международным престижем патриархата.

Его репутацию этот инцидент не улучшит даже в Греции, если это будет расценено как содействие возрождению холодной войны в интересах США и ЦРУ, а также квазидиктатуры Порошенко при опоре на нацистские вооружённые группировки. Пожалуй, патриарх не заслужил такой характеристики, но ведь то, как люди воспринимают окружающий их мир, нередко важнее, чем сама реальность.

Любой разумный человек рассчитывает, что экуменический патриарх, любой разумный политик, интеллектуал или религиозный деятель должен стремиться примирить православных и их церкви на Украине, способствовать примирению украинцев и русских, продвигать дело мира в Европе и приглушить барабанный бой, вновь зазвучавший на нашем континенте.

Ведь христианство, в конце концов, это религия любви, а не ненависти.

Учение Христа было чрезвычайно популярно среди малообеспеченных масс палестинского народа, а затем во всем Восточном Средиземноморье, поскольку представлялось подходящим средством для выживания в удушающей атмосфере Римской империи, олицетворявшей в древности идею глобализации.

Теперь же для завоевания значимого влияния любой церкви необходимо выступить поборником страдающих народов и стран, в первую очередь исповедующих одну религию.

В борьбе против православных стран западный империализм и неоколониализм применял как военную силу, так и политические и финансовые методы.

В настоящее время почти все православные страны испытывают на себе жестокое давление Запада, этой всепроникающей Империи финансов, пытающей подчинить своему тоталитарному режиму весь мир.

  • Первыми на себе это испытали сербы, при этом Ватикан сыграл важную роль в кампании по развалу многонациональной Югославии.
  • В 2010 году Греция стала объектом беспрецедентного эксперимента, который привёл их к социальной, экономической, политической и демографической катастрофе.
  • Против России была развязана «Вторая холодная война».
  • Значительные части Юго-Восточной Европы от Кипра до Украины, где доминирует православие, в руинах, целые регионы превращены в протектораты, олигархические псевдодемократии, имеющие меньше суверенитета, чем в годы холодной войны с их жёсткой дисциплиной. Весь православный мир (за исключением России) как в Европейском союзе, так и за его пределами, очутился под пятой неоколониализма, до 1991 года бывшего уделом стран третьего мира.

Под угрозой физическое существование этих стран, значительная часть населения которых в попытке выжить бежит за границу.

Нельзя не затронуть вопрос о христианских общинах в странах арабского мира, которые стали косвенными жертвами войн, развязанных неоконсерваторами.

Чтобы выжить, этим странам рано или поздно придётся вступить в борьбу, для чего им потребуется сохранить свои институты и символику, включая религиозную идентичность. Важно, чтобы религиозные общины были на стороне таких стран, а не на стороне западного империализма и неоколониализма. Им также необходимо наладить равноправное сотрудничество друг с другом и с Россией.

Они нуждаются в России – так же, как и Россия, против которой развязана «Вторая холодная война» с целью окружения и подчинения Москвы, нуждается в них. Такое сотрудничество может быть успешным только при условии равенства и паритета.

Будущее православия

Из всего сказанного можно сделать вывод, что православные церкви должны быть союзниками своих стран в их борьбе за выживание. У православного мира нет альтернативного видения по отношению к силам западного капитализма, которые угрожают и атакуют его. Способность к сопротивлению будет во многом зависеть от его способности сформировать такую альтернативную стратегию.

Это отнюдь не означает, что восточная часть континента вступает в противоборство с его западной частью. Отстаивая свои интересы, народы и страны Восточной Европы могут внести вклад в становление социально-ориентированной и независимой Европы, что необходимо для преодоления самого крупного кризиса, с которым когда-либо сталкивалось человечество.

ВАЛДАЙ