Итоги саммита в Варшаве: давление на Приднестровье будет увеличиваться

8–9 июля 2016 года в Варшаве прошел саммит Североатлантического альянса. Общие итоги известны. Был провозглашен комплекс мер по  «сдерживанию и диалога» с Россией.

Из 139 пунктов Итоговой декларации можно выделить следующие. Создание локальных сил сдерживания — размещение четырех батальонов в Польше и странах Балтии. При этом были закреплены кураторы за каждой из стран (Польше — США, Литве — Германия, Латвии — Канада и Эстонии – Великобритания). Руководство НАТО провозгласило киберпространство частью основной задачи по обеспечению коллективной обороны как в воздухе, так и на суше и на море.

Для Приднестровья итоги саммита представляют интерес в разрезе двух направлений: решения Альянса по Республике Молдова, а также меры, заявленные НАТО на украинском направлении.

 

Военно–политический колпак  НАТО для Молдовы  

Саммит в Варшаве, стал знаковым для Республики Молдова. В итоговой декларации страна упоминается два раза. Первый раз — в контексте поддержки НАТО:

«…территориальной целостности, независимости и суверенитета Армении, Азербайджана, Грузии и Республики Молдова. В данном контексте мы продолжаем поддерживать усилия, направленные на мирное урегулирование конфликтов на южном Кавказе, а также в Республике Молдова на основании этих принципов и норм международного права, Устава ООН и Хельсинкского Заключительного акта. Мы призываем все стороны конструктивно работать, проявляя усиленную политическую волю, над мирным разрешением конфликта, в созданных рамках для переговоров» (пункт24).

Второй раз — в заявлении о готовности Альянса оказывать поддержку в модернизации вооруженный сил:

«…НАТО вносит дополнительную пользу в усилия международного сообщества, в частности благодаря своей способности оказывать последовательным образом содействие и проводить консультации в области военной реформы, получившему признание опыту в области учебной подготовки и формирования местных сил, в том числе и в более сложных условиях, а также в области военного образования. Инициатива об укреплении оборонного потенциала и связанного с ним потенциала обеспечения безопасности, принятая нами в Уэльсе, проявляет себя как особо важный инструмент, помогающий проецировать стабильность, и позволила оказать поддержку Грузии, Ираку, Иордании и Республике Молдова. Мы решительно настроены и дальше развивать свою работу в области наращивания потенциала и выделять для этого надлежащие ресурсы» (пункт 82).

Такое внимание, на наш взгляд, обусловлено ролью, которая отводится Молдове. Первым заявлением о поддержке территориальной целостности НАТО, по сути, выступает военно–политическим гарантом целостности республики. И дело здесь не только в традиционности такого рода заявлений.

На наш взгляд, это четкий сигнал властям Республики Молдова о включении Молдовы в «полосу сдерживания» России на восточных флангах альянса. И соответственно, свидетельствует об усилении позиций НАТО в регионе.

Причем этот сигнал, я бы отметил, очень четкий. В отличие от дипломатов, которые могут пожурить Кишинев за неэффективность реформ, разворовывание средств, военные не стали «размазывать кашу по столу».

В пункте 81 декларации отмечается, что «в своей работе по усилению роли Североатлантического союза в проецировании стабильности мы будем руководствоваться непреложными принципами, включая подход кругового обзора («360 градусов»), приверженность демократии, правам человека и верховенству права, взаимодополняемость с международными структурами, в частности с ООН, ЕС и ОБСЕ с упором на дополнительную пользу НАТО (выделено автором), сопричастность и участие местных структур, участие партнеров, всеохватность, адресное сотрудничество, долгосрочная приверженность, расстановка приоритетов и устойчивость, а также общая слаженность».

Другими словами, руководство заявило о безальтернативности для Кишинева сотрудничества с альянсом. Но если кто–то в Кишиневе будет имитировать реформы или вдруг задумается о сворачивании сотрудничества с Альянсом, то всегда найдутся политические силы, желающие идти в фарватере политики НАТО в регионе. Кое-кто этот сигнал принял и уже среагировал.

Министр обороны Республики Молдова Анатол Шалару заявил, что  «этот саммит, по мнению экспертов, стал самым важным событием с момента окончания холодной войны. И был посвящен ситуации, созданной на восточном фланге НАТО, и в целом опасности, которую представляет на данный момент Российская Федерация».

Заявления министра обороны о помощи со стороны НАТО в выводе войск с территории Приднестровья, а также о поддержке инициативы о трансформации миссии в Приднестровском регионе в многонациональную гражданскую миссию, — в условиях гибридного противостояния приобретают новое содержание.

В свою очередь, экс-премьер, лидер Европейской народной партии Юрие Лянкэ написал, «что нейтралитет не является препятствием для углублённого сотрудничества с НАТО не только в сфере безопасности, но и в процессе реформ в стране».

По мнению председателя Университетского черноморского фонда, румынского политолога Дана Дунгачиу,

«…не случайно каждое государство Восточной Европы до того, как интегрироваться в Европейский Союз, интегрировалось в НАТО. Потому что и интеграция в НАТО предполагает определенные критерии, которые касаются не только отношений между гражданскими и военными, но и более широких отношений, связанных с демократическим функционированием общества».

Вместе с тем, румынские коллеги, которые хорошо знают молдавский политический бомонд, не питают иллюзий о готовности Кишинёва безоговорочно двигаться в сторону альянса. По мнению румынского эксперта,

«реакция кишиневской политической элиты почти безответственная, и флаги продолжают развеваться на ветру, и речи льются рекой, правда, слова практически одни и те же – что сейчас, что до глубочайшего финансово-экономического кризиса, в который Молдова нырнула сама. И надежды становятся смешными на фоне реальности, когда все притворяются, что не замечают глубокого кризиса, который практически выкинул нас на обочину евроатлантического мира. С учетом этого, я настроен не самым оптимистичным образом».

Однако такое критическое отношение является, на наш взгляд, скорее, мотивом для исправления ситуации, чем сожалением, что молдавская элита не желает что–либо решать. Наглядным примером является кураторство Бухареста над Кишиневом в военной сфере.

 

Румыния – Молдова: военно-политическое взаимодействие усиливается  

Несмотря на широкое анонсирование размещения батальонов стран–участниц НАТО в Прибалтике и Польше, обращает на себя внимание решения Альянса по укреплению южного фланга, а именно усиления военной инфраструктуры в Румынии.

Так в п. 37 отмечается, что, «…в рамках структуры сил НАТО обеспечили полную готовность к работе Штаба многонационального корпуса «Северо-восток», расположенного в Польше, и создали Штаб многонациональной дивизии «Юго-восток» в Румынии, задача которых состоит в управлении подразделениями по интеграции сил НАТО и обеспечении гибких вариантов управления в своих регионах».

Необходимо также отметить пункт 41 декларации, в котором заявляется о необходимости принять «…надлежащие меры, адаптированные для черноморского региона, включая инициативу Румынии по созданию многонациональной рамочной бригады, чтобы содействовать совершенствованию интегрированной учебной подготовки частей и подразделений стран НАТО, относящихся к Штабу многонациональной дивизии «Юго-восток».

Это инициатива, по мнению стратегов НАТО, поможет «укрепить потенциал сдерживания и обороны Североатлантического союза, повысить осведомленность об обстановке и продемонстрировать в мирное время намерение НАТО действовать беспрепятственно. Это также даст мощный сигнал поддержки в пользу региональной безопасности…».

В пункте 78 приветствуется «трансатлантическая инициатива по усилению потенциала и учебной подготовке (TACET), которая будет способствовать укреплению потенциала, повышению оперативной совместимости и учебной подготовке и повысит устойчивость НАТО в ответ на вызовы в Балтийском регионе. Мы также приветствуем инициативу по многонациональной объединенной углубленной подготовке (CJET), которая обеспечивает аналогичное взаимодействие с Румынией и Болгарией»

Такие решения наряду с продолжением развертыванием  системы ПРО в Девеселу, закрепляют Бухарест в качестве ключевого партнёра НАТО на восточном фланге. В зону ответственности, которой будет входить «мониторинг безопасности» в регионе, а также кураторство модернизации вооруженных сил Молдовы.

Однако ничего нового в этом нет. Так как еще в  2012 году  было подписано «Соглашение между правительствами Румынии и Молдовы о сотрудничестве в военной сфере».  Этот документ закрепил неформальную, но ведущую роль румынской стороны.

Предельно четко в этом плане высказался аналитик Джеймстоунского фонда Владимир Сокор. По его мнению,

«…армия Республики Молдова не способна вести боевые операции. Молдова представляет собой военный вакуум. Хотя Республика Молдова отправляет саперов, которые обезвреживают мины в той или иной операции НАТО, это отнюдь не означает, что Молдова обладает определенной обороноспособностью. Она напрочь лишена обороноспособности. Вопрос в том, что может сделать НАТО, чтобы подготовить Молдову к созданию долгосрочной возможности для обороноспособности. Именно в этом, по всей видимости, и состоит цель Инициативы НАТО по укреплению обороноспособности».

Активность Румынии на бессарабском направлении не является чем-то новым, а, скорее, закономерным продвижением своих интересов в регионе. Цель — объединение, точнее поглощение Молдовы Румынией. К этим идеям можно было бы отнестись достаточно скептически. Однако поддержка США, а также гражданская война на Украине переформатировала планы Бухареста из сферы «штабных игр» в реальные военно–политические проекты. Тем более, что механизм поглощения Молдовы сегодня носит комбинированный, гибридный характер и, конечно, отличается от кавалерийской атаки Бухареста в 1918 года.

В этой связи статус Молдовы, как нейтрального государства, приобретает ключевой значение. И во многом нейтралитет государства будет зависеть от качественного наполнения этого понятия.

Ссылка на то, что 16-18% молдавского общества выступает против вступления страны в НАТО, является слабым утешением. На наш взгляд, необходимо обратить внимание на процент сторонников европейской интеграции, а это 41,6%. Так как именно через эксплуатацию «европейской мечты», Молдове будет навязываться безальтернативность сотрудничества с НАТО.

Показательным примером является Черногория. Несмотря на массовые протесты граждан о вступления страны в НАТО, решение было принято в мае 2016 года парламентом. А требование оппозиции о проведении референдума по этому вопросу просто затягивается и игнорируется  властями.

 

Украина – НАТО: сотрудничество усиливается

Показательным отношением НАТО к Киеву является, на наш взгляд, позиция президента Украины Петра Порошенко, который на свой странице в FB написал:

«Пакет помощи Украине, который рассмотрели на Комиссии «Украина-НАТО», очень важен. Никогда ранее страна-партнер не имела такой поддержки. Мы будем и дальше активно работать над тем, чтобы украинские Вооруженные силы максимально соответствовали стандартам НАТО. Среди важных итогов Комиссии «Украина-НАТО» – единая позиция относительно ответственности РФ за невыполнение минских договоренностей и нарушение прав человека. Агрессия РФ началась с аннексии Крыма, и именно деоккупацией полуострова она должна завершиться. Поэтому важным является продление санкций против агрессора».

В целом в тексте расписано 40 пунктов сотрудничества и помощи. Документ предусматривает структурную реформу Вооруженных сил Украины и системы командования, оптимизацию логистики и совместные тренировки, закупку оборудования и обучение его эксплуатации, переориентирование оборонно-промышленного комплекса на стандарты НАТО.

Можно, конечно, выстраивать прогнозы по развитию ситуации на Украине, а также перспективы сотрудничества Киева  с НАТО. Но факт остается фактом: украинское руководство рассматривает взаимодействие с Альянсом как приоритетный фактор в обеспечении своей национальной безопасности. И нет оснований считать, что эта позиция может измениться как минимум в ближайшие два-три года.

 

Приднестровье: консолидация как средство выживания  

Внимание к Молдове и Украине со стороны Североатлантического союза ничего хорошего для Тирасполя не несет. Напротив, координация действия Кишинева и Киева в военной сфере является приводным ремнем усиления контроля  внешнеэкономической деятельности Приднестровья.

Так, ограничение импорта подакцизных товаров железнодорожным транспортом через станцию Слободка вписывается в такую логику контроля.

Возможно, что с помощью таких мероприятий наши коллеги считают, что Тирасполь должен стать более сговорчивым в обсуждении своего политического статуса в составе Республики Молдова.

Несмотря на то, что проблему ограничения внешнеэкономической деятельности Приднестровья нельзя назвать новой, ясно, что это вызовы качественно иного  уровня.

Прежде всего, проблема усложняется и тем, что общество в республике как никогда разобщено. Предстоящие выборы 11 декабря 2016 года Президента Приднестровья уже сегодня сопровождаются скандалами, сливом компроматов и взаимными обвинениями главных претендентов на президентское кресло: сторонников действующего Президента Приднестровья Евгения Шевчука и спикера парламента Вадима Красносельского, поддерживаемого крупнейшим в республике холдингом  «Шериф».

При этом не видно главного ответа на вопрос: как основные кандидаты будут выводить страну из кризиса. Наивно было бы предполагать, что Кишинев и Киев останутся в стороне от выборов в Приднестровье. И не попытаются оказать своего влияния на итоги выборов с целью решения своих задач в регионе.

Пока стабилизирующим фактором в регионе выступает Москва, удерживая стороны от опрометчивых действий. Однако, если Тирасполь «не научиться ловить рыбу», а будет только спекулировать на теме гармонизации с Россией, то это только усилит недоверие к органам власти со стороны граждан. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вместе с тем, кто бы ни одержал победу на выборах, очевидно, что радикально изменившийся внешний фактор требует модернизации политических институтов Приднестровья и выработки новых подходов к решению застарелых как внешних, так и внутренних проблем.

Питать иллюзии, что после выборов тотальный контроль внутренней ситуации  в Приднестровье способен заменить консолидацию общества – опасные заблуждения. Они уже дорого обошлась  республики. Желание оставить все как есть, или имитация перемен будет только усугублять дальнейшее развитие кризиса.

22 июля 2016 года