Экономика Молдовы: инфляция готовится к прыжку

 

Первые итоги 2017 года

В настоящее время Национальное бюро статистики подводит итоги ушедшего 2017 года, и Часть показателей уже опубликована. ознакомившись с ними, осознаёшь, что многие из них по-прежнему не вызывают оптимизма. В частности, это относится и к сложившейся динамике роста цен и тарифов в целом за 2017 год по сравнению с предыдущим 2016-м. Кстати, по этому базовому показателю индексируются пенсии и другие социальные выплаты.

Ни рыбы, ни мяса

Итак, за прошедший год индекс потребительских цен составил 106,6%, практически  как и за 2016-й. Тогда этот показатель удерживался на уровне в 106,4%. Казалось бы, подобные темпы обесценивания наших доходов и сбережений хотя и не радуют, но всё же почти вписались в параметры таргетирования инфляции, которые год назад были продекларированы Национальным банком Молдовы (НБМ): 5,0 ± 1,5%.

Всё бы ничего, если бы не цена, которую пришлось заплатить за данное достижение. Да и этот кумулятивный показатель во многом также репрезентативен, как и средняя температура по больнице. Ибо в общем удорожании товаров и услуг чрезмерно много удручающих деталей.

Если рассматривать группу продовольственных товаров, то они подорожали уже на 7,9%: говядина на 8,2%, свинина на 13,1%, а яйца на 15,9%. Тем самым на практике был изыскан самый действенный способ претворения в жизнь рекомендаций диетологов о необходимости сокращения потребления этих вредных продуктов питания.

Ладно животная пища. В чрезмерных количествах она, как источник вредного холестерина, провоцирует развитие атеросклероза и приводит к другим дисфункциям организма, особенно у старшего поколения. Но что-то невразумительное происходит и с овощами – здесь вообще зафиксирован рост в 21,9%. И это при том что за 2015 год они уже стали дороже на 29,8%, за 2016-й – на 15,1%. Столь же стремительно выросли цены и на фрукты: в 2015 году – 34,6%; в 2016-м – 17,8% и в 2017-м – 16,8%. А это в разы больше уровня индексации зарплат, пенсий и других выплат!

В итоге наши граждане, имеющие даже средний уровень доходов, не говоря уже о тех, кто еле-еле сводит концы с концами, всё меньше и меньше покупают овощей и фруктов, о необходимости потребления которых, словно в насмешку, неустанно заявляют в телерекламе. И это в регионе, который многие годы был общепризнанным флагманом передовых технологий в овощеводстве и плодоводстве!

Покупательская неспособность

За прошедший год опережающими темпами выросли тарифы и на такие важнейшие социально значимые услуги, как образование – 9,3%, вода и канализация – 14,4%, горячая вода – 9,6%, отопление – 10,0%. А цены в здравоохранении вообще взлетели на 66,6%!

Разумеется, всё это привело к снижению покупательной способности населения, что было зарегистрировано официальной статистикой. Так, в 2017 году в сопоставимых ценах уменьшился на 4,6% оборот розничной торговли (за исключением автомобилей и мотоциклов), снизился на 0,4% также и оборот рыночных услуг, оказанных населению.

Доллар падает, а цены растут

Парадоксально и то, что всё это происходит при значительном укреплении молдавского лея по отношению к другим иностранным валютам, прежде всего к американскому доллару. Если в 2016 году доллар ещё оценивался в среднем по 19,9238 лея, то уже в 2017-м его среднегодовой курс упал до отметки в 18,4902 лея, подешевев на 7,2%. И в текущем году национальная валюта продолжает дорожать, опустившись за отметку ниже 17 леев за доллар. (См. диаграмму.)

 

Разумеется, это должно было бы привести к снижению цен на импортируемую продукцию, которой в прошлом году ввезли на $4831,4 млн. Только мяса и продуктов его переработки было отгружено в Молдову на $36,9 млн, что на 46,1% больше, чем в 2016 году. Ведь молдавское животноводство практически убито. Зато корма для него мы теперь по нарастающей отправляем за рубеж: зерновых культур  на $198,7 млн, что на 15,2% больше, чем в 2016 году; масличных культур на $240,7 млн (+ 19,5%)!

А ведь из подсолнечника можно было бы экстрагировать растительное масло, а оставшийся шрот, как особо ценную белковую составляющую комбикорма, направить в животноводство. В итоге получили бы не только дополнительные доходы и рабочие места, а и органические удобрения, незаменимую компоненту естественного плодородия наших изрядно деградированных (а некогда богатейших) чернозёмов. А в развитых странах за навоз доплачивают фермерам…

Овощей и фруктов Молдова импортировала на $109,9 млн (+ 15,7%). Вместе с говядиной и свининой, в пересчёте на леи, это уже $2,7 млрд! Однако потребители не только не увидели снижения розничных цен в результате курсовой разницы в 7,2%, а наоборот, получили запредельный их рост!

Насильно лей не удержать

А теперь, уважаемые читатели, представьте, что бы произошло в стране с розничными ценами и тарифами, если бы не хроническое обесценивание иностранной валюты в течение всего 2017 года?

Однозначно, что тогда бы инфляция давно перешла из нынешней ползучей в галопирующую, исчисляемую двухзначными цифрами. И это непременно произойдёт после парламентских выборов. Ибо форсирование укрепления лея не может продолжаться бесконечно. Да и то, за счёт чего это достигается, и так уже вогнало национальную экономику в системный кризис.

Прежде всего это относится к удушающему нормативу для коммерческих банков в части обязательного резервирования по привлечённым средствам в молдавских леях на уровне 40,0%. Да, банки в основном работают на чужих деньгах. Поэтому их банкротство – это не только безвозвратные потери для владельцев-акционеров, но и обрушение целых секторов экономики, которые данные банки обслуживали. И чтобы обеспечить адекватный уровень стабильности банковского сектора, им, согласно общемировой практике, предписывается закладывать в резервы не менее 8-10% от привлечённых депозитов, кредитов и других заёмных средств. А тут в 4-5 раз больше! В итоге огромные суммы денежных средств оказались замороженными на счетах НБМ, которые не только не работают на экономику страны, но по ним ещё и выплачиваются проценты. А это уже не косвенные, а прямые потери для нашего государства.

Парадокс какой-то

В 2008 году, когда Молдова попала под очередной мировой финансовый кризис и лей начал резко обесцениваться, прежнее руководство НБМ подняло норму резервирования до 22%. И это была адекватная мера. Но тогдашняя оппозиция, а ныне действующая власть, истерично заявляла, что Леонид Талмач, в то время глава НБМ, обескровил национальную экономику. А сегодня этот показатель составляет 40%!

Как известно, при избытке денежной массы лей обесценивается, продуцируя рост инфляции. Если же ситуация обратная, то лей укрепляется, а за ним снижается и уровень инфляции, который даже может трансформироваться в дефляцию, при которой цены и тарифы начинают уменьшаться. Но не при нынешних разрушительных процессах в экономике Молдовы. В итоге мы имеем парадоксальную ситуацию: денежная масса стерилизуется, однако цены по-прежнему неумолимо рвутся вверх.

Как следствие деструктивных действий всех структур власти в последние годы запущены механизмы по сворачиванию кредитования национальной экономики. Так, на конец 2013 года, как информирует НБМ, коммерческими банками было выдано кредитов в национальной и иностранной валюте на 41,2 млрд леев, в 2014-м – на 40,8 млрд, в 2015-м – на 38,2 млрд, в 2016-м – на 34,8 млрд, а на 31 декабря 2017 года оставалось лишь 33,5 млрд леев. Как видно из приведённых цифр, за четыре года падение достигло 18,7%. А ведь за эти годы произошло и кардинальное снижение покупательной способности лея. Поэтому реальная стоимость нынешних кредитов сократилась более чем на треть. И это один из основных признаков обострения системного кризиса в Молдове.

КСТАТИ

Ни слова о регрессе

В медийное пространство вброшена информация о том, что, согласно оценкам авторитетной международной организации Transparency International, по итогам 2017 года Молдова якобы улучшила свой индекс восприятия коррупции с 30 баллов в 2016 году до 31 в 2017-м. А вот то что мы заняли 122-е место среди 180 стран мира, по-прежнему оставаясь в списке государств с высоким уровнем коррупции, как бы и ни в счёт. При этом замалчиваются и индексы восприятия коррупции предыдущих лет: в 2015 году мы набрали 33 балла, в 2013-м и 2014-м – 35, а в 2012-м – 36 баллов! Регресс более чем очевиден. В странах, где с этим криминальным явлением борются не на словах, а на деле, этот индекс приближается к 90, при теоретическом максимуме 100. Для справки: Румыния в этом же рейтинге с 48 баллами занимает 59-е место.

АиФ в Молдове