Энергетическое сближение России и Китая: взгляд из Пекина

 

Энергетическое сотрудничество Москвы и Пекина приобретает стратегический характер: 2 декабря в режиме телемоста президент России Владимир Путин и председатель Китая Си Цзиньпин осуществили пуск газопровода «Сила Сибири». Этот проект призван укрепить энергетическую безопасность КНР и одновременно диверсифицировать рынки сбыта российского природного газа. Однако подобный масштаб сотрудничества в энергетической сфере был немыслим до момента подписания соглашения о «восточном маршруте» в 2014 г. О том, какие факторы подстегнули энергетическое сотрудничество Китая и России, а также о том, каковы перспективы его дальнейшего развития, читайте в статье эксперта Центра изучения перспектив интеграции Владимира Нежданова.

Катализатор экономического сотрудничества


Энергетическое сотрудничество стало важной темой переговоров лидеров России и КНР. Во время последней встречи Владимира Путина и Си Цзиньпина китайский лидер подчеркнул важность дальнейшего увеличения объемов двусторонней торговли вкупе с развитием новых проектов в энергетическом секторе. Деятельность в этом направлении ослабляет влияние старого стереотипа, предполагавшего теплые политические, но холодные экономические отношения России и Китая (政热经冷).

Важным инструментом энергетического сотрудничества двух стран в последние годы стал Российско-китайский энергетический бизнес-форум. Состоявшись на полях Петербургского международного экономического форума – 2019 во второй раз, этот бизнес-форум сосредоточился на содействии энергетическому сотрудничеству Москвы и Пекина по всей производственной цепочке: от добычи нефти и газа до реализации продукции. В 2018 г. энергетические продукты внесли порядка $40 млрд в двусторонний товарооборот.

Важно учитывать, что Российско-китайский энергетический бизнес-форум инициируется и одобряется на самом высшем уровне, поскольку как для Москвы, так и для Пекина развитие энергетического сотрудничества выступает важной политической целью.

Обоюдный интерес


Как один из крупнейших поставщиков энергетических ресурсов в мире, Россия заинтересована в диверсификации рынков сбыта, чтобы уменьшить свою зависимость от европейского энергорынка. Китай, в свою очередь, нуждается в увеличении поставок природного газа, поскольку стремится снизить долю угля в энергопотреблении. Кроме того, Москва и Пекин практически одновременно встретили противостояние США, что выступило дополнительным драйвером сближения. Наконец, именно нефтегазовая сфера открывает возможности перехода на национальные валюты в двусторонних расчетах, а также значительного увеличения объемов торговли в разных сферах.

Исследователи российско-китайских отношений в энергетической сфере подчеркивают, что энергетический диалог Москвы и Пекина усилился в 2014 г. с началом политического кризиса на юго-востоке Украины и санкционной политики стран Запада.

На протяжении предыдущих двадцати лет можно было говорить, скорее, о стагнации энергетических переговоров из-за трудностей по определению цены на энергоресурсы.

Сегодня Пекин находится в зависимости от поставок энергоресурсов из стран Ближнего Востока. Кроме того, порядка 82% импортируемых энергоресурсов доставляются в КНР через Малаккский пролив. Стремясь обезопасить себя от перебоев с поставками энергоресурсов, а также избежать возможных провокаций в Малаккском проливе, Китай рассматривает Россию как надежного партнера, способного через систему трубопроводов поставлять энергоресурсы напрямую в Китай без использования посредников.

Зависимость Пекина от поставок энергоресурсов из-за рубежа весьма серьезная. В 2018 г., по статистике, приведенной CNPC, Китай приобрел 69,8% нефти и 45,3% природного газа у зарубежных партнеров. При этом российско-китайское энергетическое сотрудничество переживает серьезный рост. В 2018 г. Россия поставила в КНР на 20% больше нефти, чем годом ранее. Кроме того, сегодня Россия выступает крупнейшим поставщиком угля в Китай, занимая 10% от общего объема потребления угля в стране. Заметен и рост поставок на рынок Китая российского СПГ. По мнению китайских аналитиков, текущая ситуация в международных отношениях, растущий спрос на энергоносители в КНР и проблемы роста российской экономики станут основой для перспектив российско-китайского энергетического сотрудничества.

Политический фактор в Китае и в России


Для углубления сотрудничества с российским энергетическим рынком в Китае рекомендуют адаптироваться к роли миноритарных акционеров с целью выстраивания особой стратегии по продвижению своих позиций, а также делать акцент на создании совместных предприятий. Введение такой практики, по мнению китайских специалистов, позволит нивелировать условия сотрудничества в российской нефтегазовой сфере, а также предоставит Китаю больше возможностей в процессе принятия решений в рамках двусторонних проектов.

Вместе с тем, в Пекине уверены, что помимо экономических рисков при развитии энергетического сотрудничества с Россией следует учитывать и риски политические. Например, в 2002 г. китайская компания «PetroChina» не смогла войти в капитал компании «Славнефть» из-за запрета, наложенного Государственной Думой. Опасения, связанные с возможностью входа китайского капитала в нефтегазовую сферу России породили интересный альянс коммунистов, РИА «Росбизнесконсалтинг» и партии «СПС». На этом фоне в Китае пришли к уверенности, что топливно-энергетический комплекс имеет отношение скорее к политической, а не экономической сфере России.

Политизация энергетической сферы происходит в том числе и со стороны Китая. Пекин видит в энергетической сфере важную составляющую инициативы «Пояса и Пути», а также одним из рычагов, способных повлиять на развитие новой системы международных отношений.

Перспективы развития энергетического сотрудничества


Дальнейшее расширение российско-китайского энергетического сотрудничества должно включать в себя дедолларизацию при взаимных расчетах. В Китае посчитали, что в январе – августе 2019 г. российский экспорт нефти вырос на 2,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако из-за колебаний курса валют доходы бюджета от продажи нефти снизились на 3,2%, а доходы от продажи природного газа – на 13%.

К основным негативным политическим факторам, которые могут повлиять на российско-китайский энергетический диалог, стоит отнести санкции Запада в отношении Москвы, периодическую активизацию боязни «желтой угрозы» в российском обществе, а также попытки Японии перехватить инициативу в качестве ведущего партнера России в энергетической сфере в Азии, о чем свидетельствует участие японских компаний в крупных энергетических проектах.

Стоит отметить и то, что дальнейшее наращивание поставок энергоресурсов может столкнуться с отсутствием достаточной инфраструктуры, а также с новыми спорами о цене контрактов и договоров поставки.

Тем не менее, представляется, что энергетическое сотрудничество Москвы и Пекина выступает устойчивым фактором, способным определить региональную энергетическую конъюнктуру в перспективе. Помимо того, стремление увеличить объем двусторонней торговли до $200 млрд к 2024 г. подталкивает Россию к наращиванию поставок энергоресурсов в КНР.

Перспективы энергетического сотрудничества были перечислены в Совместном заявлении России и Китая «О развитии отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху». Стороны намерены разрабатывать и использовать энергоэффективные технологии, единые стандарты, а также кадровое и информационное обеспечение. Однако обширным планам может помешать общественное недоверие россиян в отношении Китая.

ЕВРАЗИЯ.ЭКСПЕРТ