Как на Украине День Победы отмечали

 

На Украине 9 мая отметили День победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939–1945 годов — именно так с 2015 года на законодательном уровне называется этот праздник. Несмотря на упорные попытки переформатировать смысловое и ценностное поле украинского общества, в празднованиях по всей стране приняли участие, только по официальным данным, 460 тысяч человек в рамках 1 600 мероприятий.

Вопреки тому, что послемайданные власти являются этакими «необольшевиками» и стремятся «перепрошить» базовые установки украинского общества, из года в год празднование Победы собирает всё больше и больше людей. Ведь, как известно, запретный плод сладок, и, вероятнее всего, если бы киевские «верхи» не превратили гуманитарное поле в пространство холодной войны, то на улицы украинских городов 9 мая выходило бы куда меньшее количество людей.

На протяжении уже нескольких лет одиозный Украинский институт национальной памяти (УИНП) выступает с инициативой о переносе выходного дня с 9 мая на 8‑е число, стремясь солидаризироваться тем самым со странами Западной Европы.

С 2015 года 8 мая на Украине является Днем памяти и примирения, и, по задумкам УИНП, именно оно должно быть единственной памятной датой для украинского общества; официальные мероприятия по случаю окончания войны на государственном уровне проводятся именно 8 мая.

В сущности, правящая верхушка стремится превратить виктимный национализм в господствующую идеологию, беря далеко не лучший пример с ряда восточноевропейских государств, ранее входивших в состав Советского Союза и социалистического блока. Учитывая, что в следующем году может состояться перезагрузка власти в результате плановых президентских и парламентских выборов, скорее всего, замыслам УИНП не суждено будет сбыться. Примечательно, что, по данным социологических исследований, свыше 80% украинского общества считают День Победы важным праздником.

В нынешних социально-политических реалиях участие в праздничных мероприятиях по случаю 9 мая фактически является актом гражданского мужества и в некоторой степени акцией протеста против действующей власти.

К счастью, в этом году празднование Дня Победы прошло спокойнее, чем в предыдущем, а представители националистических организаций имели куда меньше возможностей для срыва праздничных акций.

Конечно, полностью без инцидентов не обошлось: к примеру, «активисты» облили зеленкой руководителя киевского филиала Российского центра науки и культуры («Россотрудничества», о запрете деятельности которого в комитетах Верховной рады имеются соответствующие законопроекты — прим. RuBaltic.Ru), а также заблокировали офис крупнейшего телеканала страны «Интер» из-за недовольства фразой: «…Мы не можем позволить, чтобы улицы наших городов называли именами фашистских преступников, а их портреты безнаказанно проносили во время факельных шествий в нашей столице», — в одном из видеороликов.

Не обошлось без задержаний людей, имевших при себе символику, которая считается запрещенной: георгиевскую ленту, советский флаг, звезду с серпом и молотом и прочее. В частности, как сообщает пресс-служба МВД, на 16 человек были составлены административные протоколы по статье «Изготовление и пропаганда георгиевской ленты».

В общем-то идеологи киевской власти и подконтрольные им СМИ не первый год заявляют о том, что георгиевская лента является «символом гибридной агрессии РФ».

В качестве официального символа Дня памяти и примирения, а также Дня победы над нацизмом во Второй мировой войне киевские власти предлагают красный мак, который изначально был символом памяти жертв Первой мировой войны, распространенным преимущественно в странах Британского содружества.

Примечательно, что с гибридной войной, «которую Москва ведет разными методами, и не только против Украины, но и против ЕС, против США и других стран», пока еще президент Украины Петр Порошенко сравнил акцию «Бессмертный полк».

Принимая во внимание тот факт, что электоральные рейтинги Порошенко бьют антирекорд за антирекордом, подобные заявления главы государства, желающего перетянуть на свою сторону симпатии националистически настроенных избирателей, не вызвали удивления. С другой стороны, Петр Алексеевич в очередной раз упустил возможность заявить о себе как о президенте всей страны, а не всего лишь ее малой части. В целом же заявления Порошенко в этом году по случаю 8 и 9 мая были куда менее заметны в информационном поле по сравнению с предыдущими годами; во многом президент Украины дистанцировался от памятных дат, отправившись 9 мая в Германию, где запланированы встречи с Ангелой Меркель, Эммануэлем Макроном и Дональдом Туском.

У нынешней власти совершенно не получается выстроить непротиворечивую идеологическую картину Дня Победы.

К примеру, одни представители послемайданной власти заявляют о том, что Россия желает единолично приватизировать победу над Третьим рейхом и его сателлитами, преуменьшая тем самым вклад Украины, другие — считают, что Победа вовсе не имеет никакого отношения к Украине, и ассоциируют себя с националистическими организациями середины прошлого века, боровшимися с советской властью на Западной Украине.

Примерно в таком идеологическом бульоне и приходится вариться украинскому обществу в последние годы. Пока у большей части украинцев сохраняется иммунитет к попыткам переформатировать пространство смыслов и ценностей, но без тектонических изменений в системе государственной власти он будет ослабевать с течением времени.

RUBALTIC.RU