Константин Затулин: Едва ли мы договоримся с Евросоюзом относительно Молдовы

 

За несколько месяцев близ границ России в странах СНГ возникло сразу несколько очагов нестабильности. В Белоруссии протесты, в Киргизии революция, Армения и Азербайджан снова воюют. И если недавние президентские выборы в Таджикистане прошли тихо, то в Молдове, где главу государства выбирают 1 ноября, предрекают очередной майдан. Но и за пределами СНГ неспокойно. Мир бурлит так, что Генри Киссинджер сравнил сегодняшний кризис с состоянием, в котором человечество находилось перед Первой мировой войной. «АиФ» обсудил обстановку с 1-м зампредом Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константином Затулиным.

А есть ли заговор?

— Константин Фёдорович, некоторые эксперты считают, что все сегодняшние кризисы в СНГ вспыхнули неслучайно и могут координироваться из одного центра с целью нанести ущерб России. Возможно ли это?

— Я не думаю, что всё происходящее управляется из одного бункера и является следствием какого-то заговора. Это очень соблазнительное объяснение, но, как правило, подобные теории не соответствуют действительности. Очевидно, есть общие причины, по которым старые раны по всему миру сейчас вновь начинают кровоточить. Я имею в виду, конечно, пандемию коронавируса и последовавший за ней экономический кризис. Это не может не отражаться на самочувствии людей, которые в тех же странах СНГ, как правило, живут небогато. Ведь и Киргизию, и Белоруссию, и Армению с Азербайджаном никогда нельзя было отнести к чемпионам по уровню доходов населения.

Если говорить о событиях в Белоруссии, то они, я считаю, изначально имеют внутреннее происхождение. Хотя это не исключает, что по мере развития кризиса к нему стали примешиваться внешние силы. Очевидна заинтересованность того же Запада оторвать Белоруссию от России. Конечно, это оказывает влияние на течение белорусского протеста.

В Киргизии уже не один и не два раза за последние 15 лет происходят перевороты и революции. Само государство не демонстрирует ни стабильности, ни зрелости политических элит. К тому же пятая часть киргизов работает в других странах. Поступления от мигрантов составляют до 30% ВВП. Сейчас большая их часть из-за коронавируса вынуждена вернуться домой. Естественно, что молодые здоровые мужчины, оставшиеся без работы и не способные прокормить семью, стабилизации ситуации не способствуют.

Наконец, конфликт в Нагорном Карабахе имеет давнюю историю, уходящую ещё в советское прошлое. И сказать, что кто-то его сегодня придумал, лишь бы досадить России, — означает уходить от объективного анализа произошедшего. Кстати, в случае с Карабахом мы выступаем со своими обычными оппонентами — США, Францией и другими западными странами — фактически заодно: требуем прекратить огонь и начать переговоры.

— В последние дни поступает всё больше информации о том, что инициатором очередного карабахского кризиса стала Турция — вроде бы именно она уговорила Баку начать боевые действия, предоставила советников, снаряжение, дипломатическую поддержку.

— То, что Турция принимает в этом участие и чуть ли не руководит военными действиями азербайджанцев, — это всё так. Но это вовсе не означает, что Азербайджан — невинная овечка, которую втравили в эту историю. Азербайджан и сам хотел этого конфликта. Нельзя не учитывать травму, которую азербайджанское общество получило в ходе неблагоприятного для него исхода боевых действий за Карабах в 1990-е.

— Ветеран американской политики Генри Киссинджер сравнил сегодняшнее состояние мира с тем, что было перед Первой мировой. Он прав?

— Мне кажется, такое сравнение имеет основания. Потеряны механизмы согласования и достижения компромиссов. Всё больше стран заявляют о своей роли в мире, а управляющие ими политики недостаточно опытны, чтобы помнить прошлое и не повторять старых ошибок. Мы видим повсеместное обострение борьбы за ресурсы. А шок, в который многие страны привёл коронавирус, ещё более усугубляет эту неблагоприятную атмосферу. Политики ищут выход в обострении, в том, чтобы переложить ответственность за происходящее на кого-то другого, желательно за пределами своей страны. Как следствие, возникают новые или обостряются старые конфликты, как в Карабахе. К сожалению, нам следует быть готовым к дальнейшим вспышкам.

— 1 ноября в Молдове выборы президента. Лидер проевропейской оппозиции Майя Санду заявила, что сомневается в честности подсчёта голосов. Эксперты не исключают массовых протестов после объявления результатов голосования. Может ли это привести к новому кризису в отношениях России и ЕС?

— Обстановка в Молдове постепенно накаляется. Уже сегодня кандидаты, которые не уверены в победе, заранее называют итоги выборов фальсификацией и готовятся к протестным действиям. Куда эти протесты заведут, трудно сказать, но, конечно, они вызовут разную реакцию у России и Запада. И едва ли мы с Евросоюзом здесь сможем о чём-то договориться. Напротив, глава ЕС Урсула фон дер Ляйен своими заявлениями пока лишь добавляет напряжённости в этом вопросе. Ни к чему хорошему, я считаю, это не приведёт.

АИФ