Лункашу и «центровые» стройки

 

Что возводил в Кишиневе свояк Плахотнюка, и были ли эти затеи законными.

Нередко одни и те же люди, о которых говорят «сделали себя сами», – становятся образцом для своего близкого круга и коллег по профессии, но в глазах других, чаще всего, незнакомых лиц, они предстают в совершенно ином свете. Обычно виной тому – активная деятельность подобных персон, по сути своей разнящаяся с потребностями общества.

Бизнес и история

Так произошло и с Юрием Лункашу, темной лошадкой окружения Владимира Плахотнюка. Стоит признать, что большинству из нас Лункашу, не любивший медийность, стал известен лишь из-за своей гибели, в причинах которой нужно будет еще немало разбираться, если это, конечно же, кому-то удастся.

Много вопросов вызывает предсмертная записка о «белом доме», который Лункашу, по некоторым данным, купил для Плахотнюка, брата своей жены. Связанные с погибшим вопросы недвижимости ведут нас к другим фактам, которые прежде освещались в официальной прессе, а также в рамках моего авторского информационно-публицистического проекта «Случайный корреспондент».

Юрий Лункашу руководил, в частности, строительной компанией Primprof Construct. Ее он вместе с Олегом Бакаловым учредил в 2008 году. Компаньоны обладали равными долями в этом бизнесе.

 

Primprof Construct стала заказчиком строительства восьмиэтажного здания в Кишиневе, по адресу улица 31 Августу 1989 года, 60. Работы выполняла фирма CuprianoviciSRL. Эта стройка серьезно повредила соседний дом на той же улице, под номером 62, – памятник архитектуры местного значения, где первый этаж сдается под офисы, а на втором расположены квартиры. Стоит отметить, что свежее строение возводилось не просто на расстоянии вытянутой руки от своего старинного соседа, но «лепилось» впритык к нему, нарушая не только нормы сохранения памятников архитектуры, но и правила зодчества как таковые, не говоря уже о полном игнорировании того факта, что Кишинев стоит в сейсмической зоне, и многоэтажные дома здесь должны находиться на почтительном расстоянии от других объектов.

Три года назад процесс рытья котлована для фундамента новостроя привел к тому, что историческое жилое здание покрылсось трещинами изнутри и снаружи. Причем, до сих пор ни один профильный чиновник основательно не вмешался в этот вопрос. Стоит ли говорить, что стройку никто из ответственных лиц даже не пытался остановить, хотя она несет угрозу безопасности и жизни людей, не только жильцов, но и тех многих, кто каждый день приходит сюда по рабочим делам – в доме также есть и офисы.

Экспертный доклад, сделанный еще до того, как новострой был завершен, гласит, что именно строительство высотного дома стало причиной образования трещин и обрушения штукатурки во многих помещениях. Причем, в одном из случаев из-за обрушения части покрытия потолка едва не погиб человек, так как в старинных строениях слой штукатурки более толст и, соответственно, тяжел.

В экспертизе также отмечается, что работы по усилению грунтового основания (чтобы памятник архитектуры не начал основательно крениться) уже выполнены. Но на этом дело не заканчивается. Экспертиза предписывает, что усиление поврежденных конструкций следует выполнять по проекту, где должны быть учтены рекомендации, приведенные в этом документе. Однако работы по устранению трещин в стенах и в полу не были проведены, как минимум, в одной из квартир дома, которая расположена ближе всех жилых помещений к месту строительства. Причина проста – застройщик, фирма Cuprianovici SRL, не предоставил хозяевам этой квартиры проектную документацию, по которой должны вестись восстановительные работы. Хотя экспертиза как раз и предписывает сделать все, как говорится, по написанному, – с применением дополненной и исправленной проектной документации.

Повальное безразличие

В ходе строительства, трещины в доме стали больше, и появились новые. Тогда жильцы снова обратились к экспертам за квалифицированным заключением. Но им ответили, что повторная экспертиза проводится… только за счет обратившейся стороны. Безукоризненная в своем безразличии реакция! В одном ли только случае?!

Дом этот или, как минимум, сама территория застройки, как пишут в открытых источниках, известна с 1879 года, но такое впечатление, что, как и многие другие памятники архитектуры Кишинева и Молдовы, это здание еще с той поры забыто властями на веки вечные. Капитальный ремонт строения, кажется, не проводился с того же приснопамятного 1879-го. Увы, но в Молдове такое происходит повсеместно, причем, в лучшем случае. В худшем случае старинные дома попросту сносят или… провоцируют приведение их в негодность ради чьих-то личных интересов.

Согласно Закону № 163 о разрешении выполнения строительных работ, застройщик обязан получить согласие жильцов близлежащих домов. Только после этого подписывается и выдается авторизация на строительство. И чего стоят подписи профильных чиновников под всеми документами об этом проекте и строительстве?! Как они будут отвечать перед законом за то, что превысили свои служебные полномочия?

Застройщик же, CuprianoviciSRL., на протяжении всего периода работ нагло игнорировал обращения местных жителей и продолжал нарушать закон, надеясь, что, когда здание будет готово, сделать что-либо никто уже не сможет. Знал ли об этой ситуации Юрий Лункашу? На этот вопрос мы вряд ли когда-нибудь уже сможем ответить.

Однако описанный случай – не исключение из правил. Сегодня в самом центре Кишинева, по адресу улица 31 Августа, 103, располагается отель весьма оригинальной конструкции, которую многие принимают на ура, не без интереса отмечая, что архитектор сохранил фасад старинного здания, существовавшего здесь со второй половины XIXвека. Однако именно этот фасад, то, что долго оставалось единственном элементом исторического строения на протяжении долгого периода, буквально «пригвоздили» к земле все остальные элементы нового здания. Модный отель блестит своими огнями, но для исторического облика Кишинева это ничего не значит. Этот «наезд» на архитектурное наследие столицы также сделала компания Юрия Лункашу Primprof Construct. И еще неизвестно, действительно ли старинный фасад – это аутентичный элемент или лишь его современная реплика, как в случае с домом Крупенских, на месте которого сейчас многоэтажная гостиница. Ведь за строительным забором можно сокрыть многое…

Николай КОСТЫРКИН, специально для IZBORSK.MD.