Люди хотят перемен, или Как я стал агитатором Игоря Додона

По роду своей деятельности мне приходится общаться с большим количеством людей. По моим наблюдениям, в последние года два в обществе всё больше растетИзбирательнаяИ ожидание и требование перемен.

Люди устали от бестолкового правления либерально-демократического проевропейского альянса (пять правительств за семь лет), когда провозглашаются вроде бы благие намерения, а жизнь становится всё тягостнее и непредсказуемее.

В стране последние семь лет неуклонно сокращаются производство и рабочие места, Молдова потеряла стратегический рынок России и ничего не приобрела в Евросоюзе. А постыдная кража миллиарда долларов из банковской системы и участие в этом правящего клана переполнила чашу народного терпения.

С одной стороны, более миллиона работоспособных граждан Молдовы вынужденно отправились в депортацию в другие страны – зарабатывать себе и своим семьям на кусок хлеба. Около 300 тысяч батрачат в Италии, Португалии, Франции, Испании и других европейских странах, а более 700 тысяч нашли рабочие места в России.

С другой стороны, оставшиеся в Молдове граждане влачат нищенское существование под непрерывные мантры правящего режима о «светлом» европейском будущем, и уповают только на чудо. И таким чудом в последнее время для многих видятся предстоящие 30 октября президентские выборы.

Пример близкой нам России, сделавшей за последние 15 лет под руководством президента Владимира Путина гигантский скачок в своём развитии, оставляет надежду на то, что и в Молдове может появиться национальный лидер, который также сотворит наше «молдавское чудо».

Поэтому президентская избирательная кампания, когда народ добился права самостоятельно избирать президента страны, всколыхнула всё молдавское общество. У людей появилась надежда, что с избранием народного президента в стране начнутся положительные перемены, что олигархи будут отстранены от госвласти, что появится стабильность и начнётся возрождение страны.

Почему Игорь Додон считается народным кандидатом?

Сегодня бурно обсуждаются кандидатуры 12 претендентов на президентский пост. Вряд ли можно считать народными представителей правящего проворовавшегося клана псевдоевроинтеграторов: Мариана Лупу, Михая Гимпу, Валерия Гилецкого, Юрия Лянкэ, Майю Санду — которые за семь лет нахождения у власти доказали только одно – доверять им страну больше нельзя. И вряд ли можно считать народными других кандидатов, имеющих рейтинг в пределах арифметической погрешности. У них нет ни серьёзных программ, ни видения стратегического развития молдавского государства.

По всем социологическим рейтингам в этом списке почти с трёхкратным преимуществом (около 40% опрошенных) лидирует председатель Партии социалистов Игорь Додон. Сам выходец из народа, хороший семьянин, отец троих детей, наиболее успешный министр экономики в истории страны, известный экономист и талантливый управленец, не запятнанный коррупционными связями, Игорь Додон действительно больше всех подходит на звание «народного» президента.

Его избирательная платформа, состоящая из конкретных тезисов: государственность, нейтралитет, молдавская идентичность, сильная экономика, социальная справедливость, дружба с Россией, защита Православия — понятна простому человеку. Также понятны избирателям и первые три президентских указа, которые Игорь Додон подпишет сразу же после победы на выборах.

Первый Указ о расследовании кражи миллиарда, которую власти страны переложили на плечи граждан. Лидер социалистов настаивает на том, что деньги должны возвращать не простые люди, а те, кто их украл. И воры должны сидеть в тюрьме.

Второй Указ о возобновлении экономических отношений с Россией. Додон подчёркивает, что он не против Евросоюза, выступает за дружеские отношения с ЕС и двусторонние программы должны продолжаться. Но он и его команда социалистов выступают за стратегическое партнёрство с Россией. Возобновление экономических отношений с РФ — краеугольный камень возрождения молдавской экономики.

И третий Указ — о предотвращении опасности для государственности Республики Молдова. Унионистские и другие антигосударственные движения должны быть запрещены. Додон подчёркивает, что он не антирумын, ничего не имеет против румынского народа, но он последовательно выступает за сохранение молдавской государственности и добрососедские равноправные и уважительные отношения между нашими государствами.

Понятна и логика его первых трёх визитов за границу после избрания президентом: Москва (Россия), Брюссель (ЕС — Бельгия) и Бухарест (Румыния). От налаживания нормальных отношений, именно в такой последовательности, с этими странами и регионами зависит и экономическое процветание и политическая стабильность Молдовы.

Три истории о том, как я стал агитатором Игоря Додона

Я никогда не скрывал, что отношусь с уважением и симпатией к лидеру Партии социалистов. На мой взгляд, Игорь Додон, из всех кандидатов в президенты, наиболее подготовлен и по своему опыту и личностным качествам для этого высокого и важного государственного поста. У него единственного есть конкретная программа развития страны и сильная профессиональная команда.

Но одно дело — просто поддерживать кого-то. И другое дело — самому активно участвовать в агитации за конкретного кандидата. В течение двух дней у меня состоялось несколько встреч, которые превратили меня из сторонника кандидата в президенты в его активного пропагандиста и агитатора.

История первая – встреча с коллегами в лицее.
В своём родном лицее, в котором я более двадцати лет проработал администратором, я бываю часто. Стараюсь поддерживать с бывшими коллегами дружеские отношения.

Поднимаюсь по лестнице во время большой перемены и встречаю группу преподавателей. Женщины — народ эмоциональный и общительный. Сразу же рассказали последние новости и засыпали вопросами: «скоро выборы – за кого будете голосовать?», «видели вас по телевизору – вы там выступали в поддержку Додона», «читали ваши посты в Фэйсбуке о программе Додона», «организуете нам встречу с Игорем Додоном?». Фамилии других кандидатов даже не упоминались.

Пообщались минут пятнадцать. Пообещал посодействовать встрече коллектива с Игорем Додоном. Или, в крайнем случае, организовать встречу с его доверенными лицами и принести газеты и буклеты с его программой. На том и попрощались.

История вторая – разговор с соседкой по лестничной площадке. Длинный, настойчивый звонок в квартиру после девяти часов вечера. Открываю дверь – на пороге соседка, молдаванка пенсионного возраста под семьдесят, по образованию юрист, в советское время работала судьёй, очень уважаемый жилец нашего дома. Политические пристрастия Марины, сколько помню, всегда колебались между коммунистами и демократами.

Соседка с газетой «Социалист» в руках показывает мою небольшую статью об Игоре Додоне и выдаёт мне следующую тираду: «Борис Андреевич, я вижу, в этой газете вы в числе других людей поддерживаете кандидатуру Додона. Мне нравится его программа и всё что здесь написано. У меня к вам огромная просьба. Я на следующей неделе еду в родные места на юг Молдовы. Буду в Вулканештском, Кагульском и Тараклийском районах встречаться со своими родственниками. Не могли бы вы мне достать побольше номеров этой газеты, и программы Додона  на молдавском и на русском языках? Я обещаю поговорить со всеми своими родственниками и друзьями, чтобы они голосовали за Игоря Додона. Когда-то же надо наводить порядок в стране. Надо гнать эту банду «европейских» проходимцев в шею. Пора избирать своего нормального молдаванина президентом».

Естественно, пообещал своей соседке Марине заехать в предвыборный штаб Игоря Додона и привезти ей газеты.

История третья – телефонный разговор с другом. С бывшими коллегами по работе в партийных органах КПСС в годы перестройки мы дружим уже более 30 лет. Друзья до 2014 года голосовали на выборах сначала за «Соцединство», а потом за ПКРМ и были апологетами Владимира Воронина. Накануне ноябрьских выборов 2014 года наши политические пристрастия разделились: мы собирались голосовать за ПКРМ, ПСРП и «Патрию», по спискам которой тогда шла команда Ренато Усатого. После снятия последнего с выборов, 30 ноября двое из нас проголосовало за ПСРМ и четверо за коммунистов. На местных выборах в июне 2015 года за коммунистов проголосовал всего один, остальные пятеро отдали свои голоса за социалистов и Зинаиду Гречаную.

Если в 2014 году на Мемориал воинской славы в Кишинёве мы все шли в колонне ПКРМ во главе с Владимиром Ворониным, то в 2015 году в колонне коммунистов на Мемориал пошли всего трое, а трое других уже прошли в рядах социалистов. 9 мая 2016 года все мои партийные друзья шли на Мемориал «Вечность» в колонне «Бессмертного полка», организованного социалистами.

На второй день после разговора с соседкой Мариной мне позвонил один из моих «партийных» друзей: «Привет, что-то мы давно не виделись, не общались, а тут такие события разворачиваются. Есть предложение встретиться, выпить по «рюмочке чая». Надо бы обсудить, как мы можем поддержать Игоря Додона. Ты там дружишь с социалистами, бываешь в их штабе, не мог бы нас обеспечить соответствующей «литературой»?

Вот так, совершенно неожиданно для себя, я по желанию своих коллег, соседей и друзей стал активным агитатором за кандидата в президенты Игоря Додона. В принципе, народ сам прекрасно понимает, за кого надо голосовать на этих выборах. Так что еду в избирательный штаб социалистов за предвыборными материалами и буду встречаться с людьми. Надо помочь им принять единственно правильное решение и попросить о поддержке кандидатуры «народного» президента.