Марко Джурич: Косовским сепаратистам нужен не компромисс, а casus belli

 

О текущем состоянии и перспективах процесса решения проблемы статуса Косово в интервью EADaily рассказал директор Канцелярии по делам Косово и Метохии при правительстве Сербии Марко Джурич.

Господин Джурич, Вы недавно подверглись нападению албанских сепаратистов в Косово. При этом албанская сторона сослалась на то, что Ваше пребывание на территории Косово было якобы незаконным. Что Вы считаете настоящей целью вашего похищения? Чего косовские албанцы в результате добились ?

Я находился на территории своей страны, на территории нашего южного края Косово и Метохия. И я находился там в соответствии с законами нашей страны и одновременно в соответствии с договоренностями о визитах официальных лиц, заключенными с временными институтами (властями) в Приштине. Я оповестил их о своем приезде более чем за 70 часов. Согласно этим договорённостям, нет необходимости получать их разрешение, нужно просто уведомить соответствующие органы, что я и сделал.

Нападение они совершили с целью запугать оставшееся сербское население и дополнительно усилить свое влияние на севере Косово и Метохии. Они не готовы искать компромиссные решения и стараются найти какой-либо предлог, то, что можно назвать casus belli, чтобы изгнать оставшихся сербов, особенно с севера, потому что они считают их препятствием на пути улучшения своих позиций в дальнейших переговорах. Тем не менее, мы четко заявляем, что насилие не может привести к компромиссу, и произошедшее 26 марта не заставило нас усомниться в нашей принципиальной позиции по поводу того, что Косово и Метохия является неотъемлемой частью Сербии.

Из-за этого инцидента партия «Сербский список» вышла из состава «парламента» сепаратистского Косово и заявила о самостоятельном формировании Сообщества сербских муниципалитетов. После этого, увидев, что сербы настроены решительно, албанцы сами инициировали процесс создания Сообщества. Чем различаются сербское и албанское понимание того, какими функциями должно обладать ССМ?

Я не верю, что албанцы в Косово и Метохии создадут Сообщество сербских муниципалитетов, особенно так, как это предусмотрено Брюссельским соглашением. Они рассматривают создание Сообщества сербских муниципалитетов в контексте решения «конституционного суда Косово», который отменил 22 из 23 принципов формирования Сообщества, оговоренных в Брюсселе между двумя нашими сторонами. Таким образом, они хотели бы аннулировать все политические, экономические и другие полномочия, которыми должна быть наделена эта ассоциация.

С другой стороны, сербы считают, что такое сообщество, которое ущемляло бы их интересы, им и не нужно. Сербы определились в пользу создания Сообщества сербских муниципалитетов в соответствии с ранее достигнутыми договоренностями. Это значит, что у них должны быть максимально широкие полномочия и в сфере экономики, и в сфере культуры, и в сфере образования, и в сфере городского и сельского планирования, и в сфере безопасности, в конце концов. Нужно принять во внимание тот факт, что в соответствии с Брюссельским соглашением выбор руководителей полицейских структур находится в компетенции муниципалитетов, находящихся в составе Сообщества. Нам нужно именно такое сообщество, а не то, что задумала Приштина — пустая скорлупа как новый инструмент давления на сербов.

Лидер сепаратистов Хашим Тачи недавно заявил о создании рабочей группы с участием экспертов ЕС, которая должна выработать предложения, связанные с уставом ССМ. Смогут ли сербы севера Косово рассчитывать на то, что в рамках этого проекта им будет обеспечена реальная автономия?

Во-первых, не дело Приштины, Хашима Тачи или кого-то еще со стороны заниматься формированием каких-то групп, связанных с Сообществом сербских муниципалитетов. Они всего лишь должны обеспечить сербам возможность создать Сообщество сербских муниципалитетов в соответствии с действующими соглашениями. Это значит, что в самом Косово и Метохии должны быть созданы законные и конституционные предпосылки для его нормального функционирования. В будущем они должны выработать концепцию изменения собственных законов, чтобы Сообщество могло беспрепятственно функционировать в их системе. А сербы будут работать над созданием Сообщества точно так, как это определено Брюссельским соглашением. И не менее того.

Что на самом деле Брюссельские соглашения говорят о ССМ?

Шесть пунктов Брюссельского соглашения из 15, и при этом первых пунктов, касаются создания Сообщества сербских муниципалитетов. Они предусматривают максимально широкие полномочия для Сообщества и полное участие сербов в других институтах в соответствии с внутренними и международными законами. 19 апреля исполнится пять лет с момента подписания Брюссельского соглашения, но Приштина при этом не сделала ни одного конкретного шага, чтобы выполнить свои прямые обязательства в его рамках — сформировать ассоциацию муниципалитетов с преимущественно сербским населением. Я уверен, что такое поведение Приштины в основном базируется на уверенности, что у них есть карт-бланш, полученный от части международного сообщества, благодаря которому они пытаются заполучить более выгодную позицию для переговоров, игнорируя действующее соглашение и оказывая давление на сербов. Они надеются, что совместными усилиями смогут ослабить Сербию и заставить ее принять их неприемлемые условия. Но я могу сказать, что Сербия сегодня выступает в качестве ответственного и самостоятельного государства, которое не может принять незаконные попытки повлиять на ее внутреннюю и внешнюю политику.

Если говорить о Брюссельских соглашениях, правительство Сербии часто подвергается критике за подписание и выполнение их положений. Что Вы считаете положительной стороной этого соглашения? Изменили бы Вы в них что-нибудь, если бы у Вас была такая возможность?

Сербия и после подписания Брюссельского договора продолжает занимать принципиальную позицию по всем насущным вопросам. Мы не признали и не признаем односторонне провозглашенную независимость Косово. Мы не согласились и не будем соглашаться на членство так называемого Косово в международных организациях, таких, как Совет Европы, ОБСЕ, ООН. С другой стороны, мы старались этими соглашениями облегчить повседневную жизнь нашему народу в Косово и Метохии, улучшить отношения с албанцами, с их политическими представителями, достичь долгосрочной стабильности и мира в интересах не только сербов в Косово и Метохии, но и всей Сербии. Как итог тяжелых и изнурительных переговоров (я лично участвовал в более чем 230 раундах), за прошедших пять лет в Косово не было массового этнического насилия. Конечно, существуют те, кому компромисс не по душе, кому не по душе решения, в результате которых одна сторона не может получить все, а другая — все потерять. Сегодня они стремятся отстранить нас от реализации положений Брюссельского соглашения. Тот факт, что руководство в Приштине даже через пять лет после подписания Брюссельского соглашения не претворила в жизнь его ключевые положения, очень хорошо говорит о том, насколько они соответствуют интересам сербского народа.

Президент Вучич говорит, что он выступает за «политику мира». Это заявление сопровождается отнюдь не мирными высказываниями и действиями лидеров сепаратистов Хашима Тачи и Рамуша Харадиная. Можно ли добиться чего-либо на косовском направлении, говоря о мире, если противоположная сторона на мир отнюдь не настроена?

Для мира, как для танго, нужны двое. Я уверен, что наши усилия по сохранению мира на Балканах являются результатом нашего желания строить государство с сильной экономикой, поддерживающее хорошие отношения со всеми государствами мира, отстаивающее принципы международного права. С другой стороны мы видим политиков с неоспоримым военным прошлым, из-за которого они неоднократно становились объектами расследований органов международного правосудия на предмет военных преступлений и разных других уголовных дел. Тут существует большая диспропорция между характерами и личностями людей, которые представляют две стороны. Мы не можем выбирать тех, кто, к сожалению, сегодня представляет албанский народ, но я считаю, что если они вместо мирного пути выберут путь конфликтов, то это станет несомненной потерей и для албанского, и для сербского народа. Из этой битвы они не смогут выйти победителями, несмотря на их представление о соотношении сил в сегодняшнем мире и несмотря на то, что порой им кажется, что они пользуются безоговорочной поддержкой своих покровителей, которые дали им возможность десять лет изображать независимость.

Кроме сербского населения, являющегося, несомненно, наибольшей ценностью, которая есть у Сербии в Косово, там находится и сербское культурное наследие. Как Сербия планирует урегулировать вопрос статуса сербских монастырей в Косово? В СМИ недавно появились слухи о планах создать Сербскую патриархию с центром в Белграде и Косовскую с центром в Печи. Не лишится ли при этом Сербия своей церкви в Косово и Метохии?

Сербская православная церковь, точно так же, как и сербское государство — единая и неделимая. Наш патриарх является одновременно и архиепископом Печским. В этом смысле наша церковь — важная опора для выживания сербского народа в Косово и Метохии. Рашко-Призренская епархия Сербской православной церкви действует на всей территории Косово и Метохии, в сотнях храмах и десятках монастырях. Канцелярия, во главе которой я нахожусь, в предыдущие четыре года полностью или частично восстановила 42 монастыря и церкви в Косово и Метохии. Они были разрушены в ходе вспышки насилия, инспирированной в начале 2000-х именно действующими представителями албанцев, о которых вы упомянули в первой части нашего разговора.

Для нас очень важно подчеркнуть, что наша церковь в Косово и Метохии, кроме религиозного, имеет еще и национальный характер. В наших монастырях хранятся мощи наших святых, которые являлись сербскими правителями в то время, когда центр сербского средневекового государства находился в Косово и Метохии. Призрен долго время был столицей сербских царей. Все значимые события нашей как средневековой, так и новой истории связаны с Косово и Метохией. С 1912 года — момента освобождения края, многие значимые для нашей страны события происходили как раз на этой земле, так что для сербов это не «всего лишь 13% территории». Для сербов Косово и Метохия — колыбель духовности, идентичности и основной связующий фактор для всего сербского народа, который после распада бывшей Югославии оказался искусственно разделен границами ряда бывших югославских республик, которые получили статус государств.

Президент Вучич инициировал «внутренний диалог о Косово» чтобы услышать мнение сербской общественности по этому поводу. По его собственным словам, большинство экспертов считает, что следует сохранить состояние замороженного конфликта, но сам президент считает иначе. Что Сербия получит при ускоренном решении косовского вопроса? Связано ли это стремление настоять на компромиссе с условиями, которые ЕС ставит Сербии для вступления в ее ряды?

Цель внутреннего диалога — участие в решении проблем Косово как можно более широких слоев общества, поскольку важно, чтобы за нами стояла вся сербская общественность, и чтобы этим вопросом занимались не только 120 тысяч сербов, оставшихся в Косово и Метохии, а миллионы тех, кто вместе с Сербией стремится сохранить Косово и Метохию. Мы в рамках внутреннего диалога слышали самые разные концепции решения этого вопроса: предлагалось использовать все доступные средства, которыми располагает государство, вплоть до того, что выдвигались требования о созыве международной конференции, на которой определялся бы статус всего балканского полуострова. В рамках внутреннего диалога возник широкий спектр идей и предложений, и я думаю, что он усилил наши возможности для решения этого вопроса, потому что к его обсуждению подключилось множество людей из академического сообщества и из различных сфер общественной жизни. Сербия заинтересована в достижении компромисса по вопросу Косово и Метохии, потому что она хочет обеспечить долгосрочный мир и стабильность не только на территории Сербии, но и в регионе в целом. За последние 25 лет мы очень много потеряли, если говорить об экономических и людских ресурсах и военной силе. Мы нация, которая понесла в этот период неизмеримые потери. И сейчас настало время сконцентрироваться на возрождении наших институтов, на увеличении рождаемости, чтобы в будущем мы могли выжить как нация, сохранить православный культурный код, нашу кириллицу. Чтобы у нас были силы выстоять и сохранить связи с братскими, дружескими народами, такими, как русский. Потому что связь Сербии и России — это одна из особенностей, которая определяет нас как народ. Чтобы добиться всего этого, нам нужно сконцентрироваться на оздоровлении государства. А для этого необходимо решить вопрос статуса Косово и Метохии.

Как вы видите роль России в разрешении вопроса статуса Косово? Рассчитываете ли вы на помощь российской стороны, и в чем она должна заключаться?

Роль России в сохранении Сербии как самостоятельного и независимого государства на балканском полуострове чрезвычайно велика. Мы дорожим поддержкой, которую Россия нам оказывает и по вопросу Косово и Метохии, и по всем остальным вопросам, важным для защиты интересов сербского народа в регионе. Поэтому мы ревностно бережем наши взаимоотношения от разного рода нападок, несмотря на то, что постоянно подвергаемся давлению со стороны той части международного сообщества, которая ведет политику конфронтации с Россией. Для нас очень важно сохранить нашу самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, не позволить другим государствам определять за нас, кто будет нашими друзьями, и стараться действовать в интересах нашей собственной страны. И мы благодарны России за проявленное понимание к нашим усилиям по проведению самостоятельной внутренне- и внешнеполитической деятельности. Мы благодарны ей за ее поддержку и впредь будем сопротивляться любому давлению.

Рассматривает ли Сербия вопрос проведения референдума о статусе Косово? Может ли Сербия отказаться от части своей территории, и если да, то при каких условиях? Не это ли от нее требуется, когда речь идет о подписании пресловутого «юридически обязывающего соглашения» с Приштиной? Согласится ли Белград на место в ООН для Косово?

Когда речь идет о достижении компромисса, пространство для маневра в эти дни и недели кажется очень скромным. Тем не менее, мы не отказываемся от поисков компромисса, мы считаем это нашей обязанностью перед гражданами Сербии. Это необходимо для сохранения мира и стабильности. Наша позиция по поводу членства Косово в международных организациях хорошо известна. Членство в ООН и в других организациях зарезервировано для государств. Для нас Косово и Метохия — не государство, и ему нечего там делать. Конечно, мы определились в пользу поиска решения путем диалога, а не односторонних шагов. Я напомню, что в 2008 году, когда «парламент» в Приштине нелегальным способом, вопреки конституции Сербии, провозгласил так называемую независимость, никакого референдума не было. В этом смысле, если бы вы опросили всех граждан Сербии — и тех, кто живёт в Косово и Метохии, и тех, кто живёт в центральной Сербии, — я уверен, что независимость Косово никогда не стала бы частью повестки дня.

EADaily