Михаил Делягин: У Молдавии в рамках евроинтеграции только одна перспектива — вымирание

 

Эксклюзивное интервью постоянного члена Изборского клуба, доктора экономических наук, директора Института проблем глобализации МИХАИЛА ДЕЛЯГИНА медиапорталу IZBORSK.MD.

 

— Михаил Геннадьевич, в октябре 2017 года Вас не допустили в Кишинёв, где Вы должны были принять участие в конференции, посвящённой 100-летию Октябрьской революции. Какие впечатления на Вас произвели эти действия властей Молдовы?

— Это было неприятно, но понятно, учитывая русофобский характер современной молдавской власти после государственного переворота 2009 года, организованного спецслужбами Запада.

Меня шокировало другое – по словам молдавских пограничников, с каждого рейса из Москвы снимается и возвращается обратно по крайней мере один человек. И, когда я вошел в самолет, который из-за меня задержали на полчаса, из разговоров вокруг я понял, что издеваются на границе и не пускают в Молдавию огромное количество самых обычных людей, в том числе не связанных с политикой. И это последовательный курс Запада и его марионеток в Кишиневе на разрыв человеческих связей между двумя народами и разжигание ненависти между ними.

 

— Как Вы оцениваете Октябрьскую революцию 1917 года? Что это было – национальная трагедия или звёздный час России?

— Это была трагедия, как и всякая революция: чудовищная судорога общественного организма, разрушившая полностью нежизнеспособную систему управления, ставшую угрозой его существованию. Либералы, свергшие царя в феврале, доказали свою полную недееспособность, вызванную полной подчиненностью Западу. Великий Октябрь стал одновременно и национально-освободительной, и социалистической революцией. Не стоит забывать, что «диктатура пролетариата», при всех ее пороках и недостатках, была самым демократичным общественным устройством того времени, на деле отдавшим власть огромным народным массам и давшим им возможность самим управлять своей жизнью.

И, к слову, «диктатура пролетариата» на порядок более демократична, чем, например, нынешняя «европейская демократия», установленная Западом в оккупированной им Молдавии.

 

— Правящий режим Молдавии принял «закон о борьбе с российской пропагандой», запрещающий трансляцию российских новостных и информационно-аналитических программ. В какой мере подобные запретительные меры могут быть эффективны в XXI веке?

— Они эффективны, так как телевидение остается наиболее эффективным инструментом массового воздействия. Интернет сегментируется, и, думаю, в нем будут постепенно вводиться аналогичные запретительные меры. Сегодняшний Запад оставляет позади высшие примеры собственного тоталитаризма.

— Почему Запад с упорством, достойным лучшего применения, втягивает Молдавию в антироссийский альянс? Каким стратегическим значением обладает Молдова в восточно-европейском регионе?

— Экономика Молдавии может существовать, только ориентируясь на российский рынок. Будучи отрезана от России, Молдавия обречена на вымирание, уничтожение и растворение в Румынии в самом лучшем случае.

Демонстрацией того, что можно просто так, из русофобского принципа, уничтожить целый народ, Запад утверждает свое всесилие – в первую очередь в своих собственных глазах. В этом стратегическое значение Молдавии для него.

 

Кроме того, он может в любой момент разжечь войну в Приднестровье, — единственный нормализованный конфликт на постсоветском пространстве и один из очень немногих во всем мире, — и этим постоянно грозит надавить на болевую точку России.

— Прозападный режим в Молдавии, пропагандируя «светлое европейское будущее» Молдавии в составе Евросоюза, рассказывает о модернизации страны, об открытии европейского рынка для молдавской продукции, о грядущем благосостоянии всего народа. Каковы реальные перспективы у государств – участников «Восточного партнёрства»? Есть ли, на ваш взгляд, перспективы вступить в ЕС у стран «Восточного партнёрства»?

— Светлые перспективы Молдавии в рамках европейской ориентации ей уже очевидны: вымирание. Не случайно после государственного переворота 2009 года молдавская деревня – от безысходности — начала спиваться, хотя ранее наука считала, что в винодельческом регионе такое невозможно.

Европейская интеграция носит выраженный колониальный характер, что видно на примере вошедших в Евросоюз стран Восточной Европы: их отставание по ВВП на душу населения от стран «старой Европы», например, Франции сейчас в целом не ниже, чем в начале 80-х.

 

Из Румынии после вхождения в Евросоюз бежало 30-40% трудоспособного населения за два года, причем они сами стыдятся посчитать, сколько же точно, а попытка разработать стратегию социально-экономического развития потерпела крах, потому что, как признали румынские ученые, все факторы, определяющие будущее Румынии, теперь находятся вне ее, и Румыния не может оказывать на них никакого влияния.

Сейчас Евросоюз заявил о намерении принять в свой состав Албанию и некоторые столь же развитые и культурные страны. Это признак отказа от старой идеи вытягивания новых членов ЕС на уровень его наиболее развитых стран; это откровенное признание колониального характера нынешней европейской бюрократии.

 

Молдавия может надеяться быть в следующей волне после Албании – лет через 15, но к тому времени она либо вымрет, либо будет поглощена Румынией на правах африканской колонии, как в период оккупации 1918-1940 годов. А если нет, вступать придется не столько в Европейский Союз, сколько, в нынешнем понимании, в Европейский Халифат.

— Есть ли будущее у Евразийского экономического союза? Каковы перспективы для Молдавии стать участником этого образования?

— ЕАЭС развивается, хоть и с трудностями, и его динамику надо рассматривать с учетом холодной войны на уничтожение, развязанной Западом против его основной части – России, и спецоперацию против Казахстана, у которого по вздорному поводу было заморожено на Западе более половины его международных резервов. В условиях этой войны ЕАЭС демонстрирует стабильность, значительно превосходящую самые оптимистические ожидания.

После обретения Молдавией суверенитета она сможет стать участником ЕАЭС, но такой перспективы в ближайшем будущем не просматривается.

 

Молдавия производит впечатление собственности одного-единственного олигарха и, поскольку он, похоже, является гражданином нескольких стран Запада, она принадлежит не себе и, в конечном счете, даже не ему.

— Вы последовательно выступаете за экономический суверенитет России, против членства в ВТО, за избавление от диктата МВФ. Эту же доктрину провозгласил и Президент Молдовы Игорь Додон в ходе Петербургского экономического форума. Могут ли такие маленькие государства, как Молдова, следовать курсом суверенной экономической политики?

— Практика Молдавии показывает, что в этом случае Запад организует в них государственные перевороты и осуществляет их политическую оккупацию. Молдавия – не Куба, она оказалась не в состоянии защитить свою свободу и независимость, а президент Додон – прекрасный человек и патриот, но его вера в европейские правила игры не позволила ему обрести власть и вернуть своей Родине суверенитет.

Беседовал Владимир БУКАРСКИЙ.

При перепубликации эксклюзивных материалов обязательна гиперссылка на медиапортал IZBORSK.MD.