Михаил Погребинский: Без топлива из Беларуси Украина окажется в тяжелом положении

 

Европейские страны начали вводить санкции против Беларуси: первыми запретили въезд 30 членам белорусского руководства Латвия, Литва и Эстония, готовится к утверждению единый список ЕС. Между тем, МИД Украины объявил о заморозке всех официальных контактов с Минском, а глава ведомства Дмитрий Кулеба к тому же напомнил, что Киев разделяет политику и подходы ЕС в отношении республики. О том, может ли Украина ввести санкции против Беларуси, и как подобный шаг скажется на двусторонних отношениях, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

– 28 августа министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба допустил введение санкций против Беларуси в связи с фальсификацией результатов президентских выборов. На что могут быть направлены санкции украинской стороны?

– На самом деле он сказал, что они координируют свое отношение к белорусским событиям с американцами и европейцами и действуют в русле пожеланий старших товарищей. Ничего тут особенно оригинального нет, просто старшие товарищи от Беларуси никак не зависят, а вот, например, без поставок горючего из Беларуси Украина может оказаться в очень сложном положении.

 

Примечание:

В 2018 г. экспорт Беларуси на Украину составил $4 млрд, причем $2 млрд пришлось на нефтепродукты. В январе 2020 г. Беларусь поставила Украине нефтепродуктов на $135 млн, обеспечив 36% поставок топлива в республику.

Данные: Национальный статистический комитет Республики Беларусь, Государственная таможенная служба Украины.

Поэтому такая позиция МИДа, да и, отчасти, президента, отражает неготовность нашего руководства действовать в соответствии с собственными национальными интересами, а не просто не выпадать из позиций, заданных западными товарищами, которые опекают нынешнюю власть.

– А как повлияет на торгово-экономические отношения двух стран внезапная заморозка официальных контактов?

– Ничего тут особенно неожиданного нет. Мне кажется, что эта пауза больше касается дипломатии, каких-то научных, культурных связей. Например, мы с Беларусью собирались проводить Форум регионов. Вот он, возможно, будет отменен, но я не думаю, что будет приостановлена поставка бензина с белорусских предприятий в Украину. Это было бы слишком серьезным ударом по украинской экономике.

– Какие еще интересы есть у Киева в Беларуси?

– Между нашими странами довольно существенный товарооборот, и я думаю, что Украина также заинтересована в том, чтобы Беларусь не оказалась в более плотной связке с Москвой, поскольку до этого времени Лукашенко выдерживал некую дистанцию и всячески заигрывал с Западом для того, чтобы не оказаться сильно зависимым от Москвы. Это, в конце концов, для него плохо заканчивается.

Украина хотела бы, чтобы Беларусь по-прежнему не признавала Крым российским или не поддерживала тех людей, которые из Беларуси едут на Донбасс защищать его. Сейчас они даже преследуются по закону, как наемники. То есть, политические интересы очевидны, экономические тоже понятны, но есть геополитика, и она говорит о том, что нельзя существенно отклоняться от курса, который диктует Запад по отношению к Беларуси.

– В каких действиях выражается этот курс?

– Этот курс на сегодня больше на словах, а действуют в основном поляки с прибалтами, нахально вмешиваясь в белорусскую ситуацию.

Есть, конечно, и важные сигналы: американские чиновники встречаются с Тихановской, говорят о том, что они на стороне протеста, но сегодня они не позиционируют себя, как настоящие последовательные враги Лукашенко.

Они пытаются сдерживаться, не зная, чем все это кончится и не желая выталкивать Лукашенко в сторону Москвы.

– Как украинская политика в отношении Беларуси отразится на дальнейших украинско-белорусских отношениях?

– Неизвестно. Все зависит от того, чем это все дело кончится. Тогда и будем говорить о том, как это отразится, а сейчас мы не можем ничего сказать.

ЕВРАЗИЯ.ЭКСПЕРТ