Латвию ждёт банкротство по сценарию Греции

 

Латвийский политолог, председатель Латвийского института исследований будущего, региональный вице-президент Альянса за европейскую демократию Нормунд ГРОСТИНЬШ дал эксклюзивное интервью медиапорталу IZBORSK.MD.

 

— Господин Гростиньш, обращаюсь к Вам как к представителю страны, ещё 10 лет назад осуществившей на практике процесс евроинтеграции. У нас в Молдове правительство, официальные СМИ, политологи, говорящие головы утверждают, что евроинтеграция – это буквально панацея от всех бед. Что нас в составе Евросоюза ждёт развитие, это новые технологии, это обширный европейский рынок, что нас ждёт чуть ли не европейский рай. Как вы это можете прокомментировать, исходя из 10-летнего опыта Латвии в составе ЕС?

— Условия вхождения в европейский рынок для нас оказались гораздо более трудными, чем условия проникновения европейских компаний на наш рынок. Торговый баланс Латвии после вступления в ЕС всегда был негативным. Внешний долг Латвии за 10 лет вырос в 5 раз! На 2017 год внешний долг Латвии составил порядка 41 миллиарда долларов на неполных 2 миллиона населения. Каждый житель Латвии должен порядка 21 тысячи долларов.

То есть на практике условия, которые были продиктованы нам, как, впрочем, и всей остальной периферии, приводили к тому, что денежные потоки уходили в европейские центры, в первую очередь в Германию, которая имеет 250 миллиардов позитивного торгового баланса. А Польша путём очень жёсткого, изнурительного противостояния с Германией недавно тоже смогла обеспечить себе небольшой позитивный торговый баланс, около 2 миллиардов. Но у такой крупной страны как Польша есть возможность очень жёстко отстаивать свои интересы, а в случае Латвии этого пока не случилось и не прогнозируется.

Это значит, что внешний долг и дальше будет расти. Процентные платежи по внешнему долгу – миллионы евро в день. Это, в свою очередь, вызывает рост налогов, который уменьшает желание заниматься бизнесом. Это, по цепочке, уменьшает количество рабочих мест, уменьшает количество налогоплательщиков. А для оставшихся налоги вырастают.

Таким образом, нас ждёт в обозримом будущем банкротство по сценарию Греции. Это потом вызовет требования продать наши гидроэлектростанции, государственные леса и так далее. Так же, как от Греции потребовали продать острова иностранным кредиторам.

— У нас в качестве одного из пунктов соглашения о евроассоциации есть запрет продажи продукции домашних хозяйств. Молдове уже запретили реализовывать свою традиционную алкогольную продукцию под марками «коньяк» и «шампанское». Столкнулась ли с чем-либо подобным Латвия?

— Да, естественно! Все ограничения, которые диктуются вам, были у нас проведены и включены в национальное законодательство. Мы так же, как и вы, не имеем право производить на своей территории ни коньяк, ни шампанское, поскольку эти бренды принадлежат французским владельцам, ни даже портвейн (так может называться только вино из Португалии).

Стандарты вводились таким образом, что мы на европейские деньги вместо более дешёвых белорусских тракторов покупать более дорогие немецкие, с использованием как евроденег, так и банковских кредитов. Это приводило к банкротству крестьянских хозяйств, которые закладывали всё своё имущество в гарантию при покупке дорогой немецкой техники. Таким образом, получение евроденег оборачивалось для многих тысяч крестьян банкротством, потерей своего родного дома и земли, которые достались в наследство от родителей, дедов и прадедов.

Европейские деньги оказались для нас сыром в мышеловке. Нам постоянно говорили и говорят, что нам дают деньги. А на практике из нашей экономики постоянно выводятся деньги, не только как негативный торговый баланс, но и в качестве прибыли западных корпораций, в первую очередь европейских. Кроме того, мы выплачиваем ЕС 60 миллионов в качестве членских взносов, о которых нам никогда не говорят.

То есть если Евросоюз выделяет нам 10 тысяч на ремонт какого-то фасада, нам говорят, что ЕС нам дал деньги. Это показывают по всем телеканалам. Хотя то что мы платим десятки миллионов в качестве членские взносы – об этом не говорит никто, кроме меня и моих единомышленников. То есть работает пропаганда самым грубым, плоским образом. Нет никакого честного информирования, аналитики. Есть только пропаганда Евросоюза.

Если что-то строится за евроденьги, например, дороги – ставится флажок с надписью: «Это строится за счёт Евросоюза». Но это неправда. Сначала тот с латвийской стороны, кто это строит, делает за свой счёт. И только затем, если ЕС всё устроило, в том числе была эта табличка, они возмещают эти средства это в течение какого-то времени. И то, возмещают не всю сумму, а часть. То есть было бы честно ставить два флага – латвийский и европейский, но европейские нормативы требуют поставить только европейский флаг. Или если бы ставилась на книжке и латвийская эмблема, то по европейским нормативам она должна быть в 2 раза меньше. То есть это продуманная пропаганда, прописанная в деталях. То есть если я эту эмблему не поставлю, то европейских денег не получу.

— Есть ли в Латвии настоящая свобода слова? Есть ли возможность критиковать НАТО и ЕС?

— Мы сталкиваемся с огромным противодействием и на формальном, и на неформальном уровне. Формально слова существует. Но если владелец СМИ опубликует что-то, противоречащее «генеральной линии», на него будет оказано политическое давление. Затем последуют финансовые ревизии.

На практике у нас нет ни одного оппозиционного канала, ни одной оппозиционной газеты. Есть некоторые ресурсы в интернете, которые худо-бедно выживают. Но аналоги российского оппозиционного канала «Дождь» в Латвии невозможны. На владельцев будет оказано такое давление, что они очень быстро передумают быть оппозиционерами.

Иногда для видимости куда-то пускают, но, когда мы выступали в ЕС, из 6 человек был только один евроскептик. Нас приглашали на полчаса. Каждому давали по 5 минут. 25 минут за ЕС – 5 минут против, демократия полная. А финансирование на референдуме по вступлению в ЕС было 120 против 1. 120 – это были государственные деньги, не считая административного ресурса, а 1 – наши личные пожертвования. То есть говорить о честной дискуссии не приходится. А если человек выступает против НАТО – это сразу же «агент Путина». Всё. Штамп на всю жизнь.

— То есть даже если человек – убеждённый латвийский националист, сторонник независимой Латвии и национального возрождения, но против НАТО – он всё равно «агент Путина»?

— Да. Или «псих». Его покажут как какого-то «фрика». Создадут ему репутацию несерьёзного хулигана или, скорее всего, кремлёвского агента.

— Какими вы видите перспективы евроскептических настроений в Латвии? Возможна ли у вас победа евроскептических настроений?

— Мы видим, что во многих странах как Западной, так и Восточной Европы евроскептики достигают крупных успехов на выборах. В частности, Австрийская партия свободы входит в правящую коалицию в Австрии, обладая постами вице-канцлера, министров иностранных дел, обороны, внутренних дел. Это и мои политические партнёры на протяжении десятка лет. Мы с ними тесно сотрудничаем через различные непарламентские структуры.

В этом плане происходит европейская интеграция – в хорошем смысле этого слова. Даже можно пошутить, когда меня журналисты спрашивают, что вы как евроскептик можете сказать хорошее про Европейский Союз. Я говорю, что, отстаивая интересы Латвии против давления со стороны Европы, я встретил очень много смелых, интересных людей, которые в своих странах делают то же самое.

Понятно, что Прибалтика всегда была провинцией. У нас такие процессы, в отличие от других европейских стран, идут с опозданием в среднем на 10 лет. Думаю, что по мере того, как та экономическая реальность, которую нам создал Евросоюз, — рост внешнего долга, эмиграция, депопуляция, деиндустриализация становятся всё более жёстко ощутимыми для населения, такие настроения будут возрастать. И задача политиков, которые говорят, что путь выбран неправильно, смогут возглавить общественный запрос на смену элиты и курса.

Беседовал Владимир БУКАРСКИЙ

При перепубликации эксклюзивных материалов IZBORSK.MD гиперссылка на первоисточник обязательна.