О сторонниках и противниках унири

Один из друзей по фб Vitalie Lungu задал мне вопрос: «Как Вы считаете, объединение RO-MD для наших граждан хорошо или плохо?» Простенький такой вопрос. И тут я задумался.

Мы часто затрагиваем тему унири, но ограничиваемся, как правило, эмоциональными спорами, выясняя, кто за белых, а кто за красных. Возьму на себя смелость ответить на заданный мне вопрос так, как я его вижу. Это не научный трактат, это взгляд на проблему человека, который уже достаточно пожил, много видел и многого в этой жизни достиг. Кто-то согласится с моими рассуждениями, кто-то их категорически не приемлет. Кто-то это сделает доброжелательно, кто-то агрессивно. Это вполне нормально, когда речь идет о такой сложной, деликатной проблеме, затрагивающей жизненные интересы абсолютно каждого жителя нашей Республики Молдова. Итак, глотнем побольше воздуха и нырнем в холодную воду.

Сразу скажу, что я допускаю возможность объединения. Не спешите бросать в меня камни. Я сейчас рассуждаю не в категориях «хочу-не хочу», а в категориях «возможно-невозможно». Так вот, в исторической перспективе возможно все что угодно. Только на протяжении жизни одного поколения, на наших глазах, произошли события, возможность которых практически никто не предполагал: распад великой страны СССР, исчезновение СФРЮ, разделение Республики Молдова, возврат Крыма в Россию, гражданские войны на территории практически всех республик б.СССР, голосование граждан Великобритании за выход из ЕС и другие. Так что, в исторической перспективе возможно все: и объединение Молдовы с Румынией, и распад Румынии, и расширение России и, наоборот, распад России, и расширение ЕС, и распад ЕС. Возможно ВСЕ.

Ничто не вечно под Луной. Но мы с вами сейчас будем рассуждать не в контексте далекой исторической перспективы, а в контексте живущих сегодня и пытающихся оценить последствия процесса, который гипотетически может произойти сегодня или как наметили некоторый в 2018 году. И опять-таки, сразу хочу отметить, что я постараюсь не давать оценок «хорошо или плохо». Я постараюсь вынести на суд друзей то, что я вижу. Любое из представленных мною явлений может и будет оценено кем-то как хорошее, а кем-то как плохое. Я же постараюсь таких оценок избежать, хотя понимаю, что не всегда это удастся.

Но для начала нам придется попробовать определить главные черты сторонников и противников унири. Естественно, начнем со сторонников. Думаю, что вряд ли можно говорить о том, что в основе стремления к унире лежит историческая память. Молдова была разделена по Пруту уже более 200 лет назад и все эти годы обе части когда-то единого княжества шли совершенно разными путями. Недолгие 22 года совместного проживания (1918-1940) оставили в памяти абсолютного большинства населения негативные воспоминания. А посему, я не буду использовать аргумент исторической памяти, являвшимся одним из главных в случае стремления к восстановлению единства Германии. С моей субъективной точки зрения сторонников унири можно разделить на несколько следующих групп.

1) Идейные сторонники унири. Это очень маленькая часть людей, принадлежащих к интеллигенции, преимущественного гуманитарного направления, воспитанных на румынской литературе, имеющих родственников в Румынии. Люди, родители (родственники) которых занимали неплохое служебное или материальное положение при румынской администрации и (или) были депортированы или покинули Советскую Молдавию вместе с отступавшими немецко-румынскими войсками. Это та часть нашего общества, к которым, в отступление от того, что я высказал выше, можно применить «наличие исторической памяти». Эти люди в определенном смысле заслуживают уважения за то, что пронесли и сохранили свою позицию даже через годы советского идеологического пресса. Конечно степень этого уважения во многом зависит от степени их отношения к тем, кто не разделяет их взглядов.

2) Унирщики-коньюктурщики. Это достаточно большая группа внутри всего лагеря сторонников унири. Многих из них знаю лично, знаю кем они были и как себя вели в советское время. Эта так категория, которая примет любую позицию, если почувствует, что это приносит выгоду или, как минимум, обеспечит их безопасность. Это те, кто при советской власти старался идти в первых рядах строителей коммунизма для получения всяческих премий, наград и продвижения по службе. Сегодня для них политика унири есть тоже средство получения благ, чаще всего материальных. Именно эта категория наиболее агрессивна по отношению к тем, кто не поддерживает идею унири. Именно они хотят казаться святее Папы Римского. И это вполне объяснимо. Им же надо отмыть свою преданную службу «тоталитарному коммунистическому режиму». Правда с таким же успехом в случае победы мусульманства они сделают себе интимную операцию для доказательства преданности новому режиму. Самым высоким представителем этой плеяды является гражданин Н.Тимофти.

3) Сторонники унири экономического толка. Бедственное положение заставляет людей искать то, что лучше. Румыния, которая до 1990 года уступала МССР по всем показателям социально-экономического развития, сегодня выглядит намного лучше Республики Молдова. И поэтому часть населения связывают с объединением надежды на улучшение своего материального положения. И обвинять их в этом ни у кого нет права.

4) Новоявленные унионисты. Это в основном молодежь, окончившая румынские учебные заведения, освоившаяся в румынском обществе, приобщившаяся на практике к европейскому образу жизни. Хотя это нельзя отнести ко всей молодежи. Часть ее возвращается еще большими сторонниками укрепления независимости Республики Молдова. Об этом порассуждаем чуть ниже.

Теперь попробуем дать характеристику тем, кто активно или пассивно расположен против унири. Здесь тоже я вижу несколько групп. Как вы понимаете представители одних групп вполне могут составлять и часть других групп.

1) Практически все представители национальных меньшинств, в особенности не владеющих румынским языком. Перспектива унири их прямо скажем пугает. Они считают, что в маленькой РМ им легче отстаивать свои права, чем в большой Румынии.

2) Представители старшего поколения молдаван и их потомки, которые прямо или косвенно пострадали в период нахождения в составе Румынии (1918-1940) или которых просто не устраивало высокомерное поведение представителей румынской администрации.

3) Наибольшую часть противников унири составляют молдаване, которые в полном смысле слова сохраняют свою историческую память. Они знают и чувствуют, что именно молдаване основали эту страну, что именно молдаване населяли эту землю веками, что именно молдаване во главе со Штефаном чел Маре одерживали славные победы и что именно молдаване – это нация, рожденная по крови, в то время как румыны – это нация, рожденная политически.

4) Граждане, которые просто уже устали от всяческих перемен. Они хотят стабильности. Они только что пережили большие потрясения, связанные с распадом СССР. Они не хотят новых потрясений, связанных с объединением.

5) Ну и наконец, самая большая группа, которая включает представителей всех вышеназванных – это те, кто считает, что у Республики Молдова есть все шансы стать нормальным государством, что надо максимально использовать шанс, предоставленный молдаванам судьбой. Как я уже писал, на Земле живут тысячи наций и народностей и только чуть более 200 имеют свои государства. Молдаване сегодня в числе этих 200.

Думаю, теперь можно перейти к прямому ответу на поставленный вопрос: «Объединение – это хорошо или плохо для жителей РМ?». Разбивка сторонников и противников унири была сделана для того, чтобы постараться понять, кому и чем будет хорошо. Ведь ясно, что не будет всем хорошо и не будет всем плохо. Кто-то от распада СССР выиграл, кто-то проиграл. Проигравших пока больше, о чем говорят результаты социологических опросов во всех республиках б.СССР. Но, тут как говорится, поезд ушел. Прошлого не вернешь. Надо идти вперед. А посему и мы в своих рассуждениях двинемся вперед и попробуем определить, что такое хорошо и что такое плохо и для кого это хорошо или плохо наступит в результате завтрашнего объединения. Подчеркиваю, именно ЗАВТРАШНЕГО объединения, а не объединения в исторической перспективе, которая может наступить через 50, а то и 100 лет. Кроме того, очень многое зависит от того, что мы вкладываем в наше понятие «хорошо». Хорошо в эмоциональном смысле или хорошо в социально-экономическом смысле.

1) Первые, кто испытают искреннюю радость и кому действительно будет хорошо – это идейные унионисты. Думаю, не надо объяснять почему. И думаю, именно они, тем более что их не так много, будут обласканы румынской властью и будут возведены в ранг национальных героев. Я думаю, что эта категория будет счастлива даже, если не произойдет улучшения их материального положения. У каждой нации есть свои идейные герои-бессеребренники.

2) Большие группы национальных меньшинств будут чувствовать себя более некомфортно. Румынский национализм всегда был на одних передовых позиций и в 19 веке, и во времена Чаушеску и сегодня. Понимаю, что эта фраза вызовет массу оскорблений и обвинений, но что есть, то есть.

3) Экономическая составляющая. У граждан РМ, вступившей в Румынию появится больше возможностей, поскольку внутренний рынок станет больше, да и членство в ЕС сулит определенные преимущества. Но, с другой стороны, возрастет давление со стороны устоявшихся румынских компаний, пожелающих покрыть и новую молдавскую территорию. Так что тут, кому как повезет. Кто-то расширит бизнес даже до территории большой Румынии, кто-то умрет в результате борьбы с новыми конкурентами.

4) Уровень жизни. Значительная часть сторонников унири смотрят на этот процесс чисто потребительски. У нас будут зарплаты и пенсии, как в Румынии. И это ожидание логично. Ну что за объединения, если политически мы будем едины, а экономически все останется как прежде. Но тут все не так просто. Объединение достаточно дорогостоящий процесс. Я помню еще в начале 2000 мы с группой экспертов во главе с одним из лучших экономистов старой и новой Молдовы А.Гудымом провели исследование, а во сколько обойдется восстановление целостности Молдовы (возврат Приднестровья). Вышли миллиарды дей. Время от времени такие исследования продолжает идейная наследница А.Гудыма Г.Шеларь, но о результатах таких исследований мало кто знает. А жаль.

Что касается объединения РМ и Румынии, то здесь вообще с экономической точки зрения terra incognita. Недавно активная дама унири Ана Гуцу, сказала, что надо будет 10 млрд долларов (надеюсь я гне ошибся) для решения вопросов унири. Можно спорить о цифре, но ясно одно, средства понадобятся немалые. У Румынии этих средств нет и потом, румыны уж очень экономные, чтобы не сказать больше, в предоставлении финансовой поддержки. Таким образом, проблема может быть решена только при массированной целенаправленной поддержке ЕС, когда финансовые ресурсы будут целенаправленно выданы Румынии для поднятия пенсии и зарплат в новой Молдове до среднего уровня Румынии. Это станет возможным только при политическом одобрении со стороны ЕС, а в реальности со стороны ключевых фигур в лице Германии, Франции, Испании, Италии, усиливающей свое влияние Польши, процессу объединения. Я пока не уверен в такой поддержке.

5) Психологическая составляющая. Самая деликатная. Это как ходьба по минному полю. Но если уж встал на тропу анализа, то должен пройти все. Отношение к румынам в большинстве стран Европы отрицательное. Я не обсуждаю здесь, справедливо это или нет. Я констатирую факт. Говорю об этом с уверенностью, потому что побывал почти во всех европейских странах, причем в большинстве случаев мое общение с европейцами носило неформальный дружеский характер. Я часто чувствовал, как отношение ко мне становилось теплее, когда я им разъяснял, что молдаване братья с румынами, но не румыны. Я знаю, что многие наши гастарбайтеры в Европе четко подчеркивают, что они молдаване, а не румыны. Вот точно также среди большинства румын существует несколько высокомерное, чтобы не сказать пренебрежительное отношение к бессарабцам (они не использую – молдаване).

Мне приходилось не просто общаться, а сотрудничать с самыми высокими представителями румынского государства, включая премьер-министров, лидеров политических партий и кандидатов в президенты. Нет, со мной они еще держались уважительно, поскольку на меня где сядешь, там и слезешь. Но я-то был свидетелем их отношения или их высказываниях о других бессарабцах. А уж когда я общался с румынами среднего звена, которые знали только то, что я из Бессарабии, то это было обращение к младшему брату по разуму. Кстати об этом мне говорили и многие мои коллеги по парламентско-правительственному прошлому, живущие и ведущие успешный бизнес в Румынии. Как говорят они, бессарабцы никогда не будут приняты в клуб носителей голубой румынской крови. Понимаю, что эти строки вызовут гнев кого-то, но из песни слов не выкинешь. Те, кто ратует за унирю должен быть готов к своему месту в большом румынском обществе.

После всего этого, уважаемый мой фб друг Vitalie Lungu каждый решает для себя сам: он за унирю или против. Я лично против. А уж если в исторической перспективе эта униря все-таки состоится, то я бы хотел, чтобы Республика Молдова пошла на унирю в качестве развитого государства с обеспеченными гражданами, чтобы ее не попрекали на каждом шагу тем, что мол взяли ее в качестве бедного родственника на содержание, за что она должна быть по гроб жизни обязана своим благодетелям. А сделать свою страну развитой и обеспеченной, да при той помощи, что мы получаем от наших европейских партнеров мы можем.