Основа белорусского суверенитета — Россия

 

Минску пора определиться, насколько глубоко Белоруссия готова стать Россией, а Москве надо обозначить, какие выгоды получат белорусские элиты и народы обеих стран.

 

Владимир Путин посетил закрытие Вторых Европейских игр в Минске. Для белорусской стороны визит Путина важен, потому что этот чемпионат власти рассматривали как демонстрацию успехов и использовали для улучшения имиджа республики. Присутствие на открытии Европейских игр главы российского правительства, а на закрытии президента России — знак того, что Минск был, есть и всегда будет главным и приоритетным союзником для Москвы.

Такой уровень символической поддержки крайне важен в контексте углубления интеграции, к которой готовятся обе стороны. Поэтому имеет смысл разобраться в самой сути модернизации российско-белорусских отношений.

Начавшаяся дискуссия среди экспертов СОНАР-2050 относительно углубления интеграции рано или поздно упирается в вопрос о «суверенитете».

Проблема «союза и суверенитета» — ключевая проблема на всех уровнях.

Среди белорусских элит уже развиваются фобии относительно «суверенитета» — внутри республики на этой теме спекулируют как прозападные, так и националистические круги. В России по отношению к национальному суверенитету РБ сформировались две радикально-противоположные позиции: от слияния до полной независимости государств. 

Борьба этих двух крайностей является главной причиной медленности реальной интеграции: вместо того чтобы внедрять реалистичную модель сближения народов и государств, ведутся бесконечные дискуссии.

Единственный рабочий путь интеграции России и Белоруссии схож с путём Евросоюза — с многолетними переговорами и согласованиями, созданием общей бюрократии, сращиванием капиталов и политических систем. Часть экономического и политического суверенитета, естественно, будет делегирована. Вопрос: куда и как именно будет делегирован этот суверенитет.   

С моей точки зрения, истинный белорусский суверенитет всегда был обеспечен Россией в её разных исторических формах.

Разделы Речи Посполитой XVIII века, остановившие процесс униатизации православной крестьянской и полонизации городской идентичностей, были обеспечены Россией.

Аналогично был гарантирован белорусский суверенитет в 1939 году — во время освобождения западно-белорусских земель из-под влияния Польши и присоединения их к БССР. В 1991 году возникновение и развитие Республики Беларусь тоже оказалось результатом гарантий России — начиная от зонтика безопасности и заканчивая льготным доступом к необъятным ресурсам и рынку.

Собственно, трагедия третьей славянской республики — Украины — заключается в том, что местные элиты не поняли главного: истинный суверенитет обеспечивается за счёт тесных форм интеграции с Россией, а не в борьбе с ней.

Поэтому истинная дискуссия о политическом будущем России и Белоруссии кроется в вопросе о суверенитете. То, что белорусский может быть обеспечен Россией и только Россией, — аксиома. А вот каким будет у белорусов союз с Россией — это теорема, которую предстоит доказать.

Если для России вопрос союза с Белоруссией является важным, но не критичным вопросом, то для Белоруссии вопрос союза с Россией является вопросом сохранения себя. Поэтому Минску пора определиться, насколько глубоко Белоруссия готова стать Россией, а Москве надо обозначить, какие выгоды получат белорусские элиты и наши народы.

Важно, что Москва с Минском проводят инвентаризацию экономических отношений. Стали понятны как объём поддержки белорусской экономики со стороны России, так и глубина кооперации наших предприятий.

Второй важный аспект — рост количества контактов президентов России и Белоруссии в последние годы. Наши политические системы архитектурно схожи, поэтому до тех пор, пока не возникнет совместных государственных институтов, первым лицам придётся решать многие вопросы вручную.

Поэтому, обсуждая будущее России и Белоруссии, надо выводить за скобки вопрос о суверенитете — из-за спекулятивности этого вопроса. Россия по умолчанию является гарантом белорусского суверенитета, а Белоруссии предстоит объяснить, чем она может усилить суверенитет России.

СОНАР 2050