Патриарх Кирилл: Минин и Пожарский, перед тем как изгнать из Москвы захватчиков, наложили на себя строгий пост

 

Вечером 2 марта 2020 года, в понедельник первой седмицы Великого поста, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил великое повечерие с чтением Великого покаянного канона прп. Андрея Критского в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве. По окончании богослужения Святейший Владыка произнес проповедь.

По его словам, Великий Пост означает воздержание от пищи и от всего того, что может отвлекать наше внимание от самого главного — от заботы о своей собственной душе:

«Мы вступили на поприще, которое должны использовать, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. В первую очередь, изменить свое внутреннее духовное состояние, свои мысли и чувства, предстать пред Господом со смирением и покаянием, дабы в ответ на наше покаянное прошение Господь даровал нам прощение грехов».

 

Предстоятель Русской Православной Церкви напомнил, что Пост сопутствует религиозной жизни человечества на протяжении всей истории:

«Люди чувствовали необходимость налагать на себя ограничения в пище, в питии именно для того, чтобы иметь возможность духовно сконцентрироваться и обратиться к Всевышнему, дабы Господь, видя стремление людей, их готовность ограничить себя и пожертвовать чем-то, ответил на их молитвы и помог получить просимое». 

 

Святейший Патриарх Кирилл привёл в качестве примера Господа Иисуса Христа, который перед выходом на общественную проповедь, то есть перед выходом в мир на сорок дней уединился в пустыне и не вкушал пищи:

«Это был самый-самый строгий пост. Зачем же это нужно было Господу? Конечно же, по Божеству Своему Он не нуждался ни в каком посте, но по человечеству несомненно нуждался в такой духовной закалке, в возможности сконцентрировать Свои мысли, укрепить Свои чувства, закалить Свою человеческую волю. И уж если Господь, подготавливая Себя к общественному служению, принимал на Себя строгую дисциплину поста, то кольми паче мы, грешные люди, нуждаемся в том, чтобы время от времени налагать на себя ограничения, связанные с приемом пищи и с тем, к чему мы привыкли в своей каждодневной жизни, — с развлечениями, пренебрежением молитвой, что к сожалению, часто бывает в жизни и тех людей, которые считают себя православными. Вот почему мы можем и должны использовать те возможности, которые открываются в течение поста, чтобы подвергнуть себя собственному строгому суду, увидеть, что мы делаем правильно, а что неправильно, или, может, вообще не делаем из того, что нужно для спасения нашей души». 

 

Святейший Владыка привёл пример из истории России, когда люди накладывали на себя пост, сталкиваясь с трудностями, с испытаниями и рисками:

«Очень часто пост налагался воинами перед тяжелыми сражениями. Минин и Пожарский со своими дружинами, подойдя к Москве, не решились сразу штурмовать город, но все наложили на себя строгий пост и в течение трех дней постились и просили Господа споспешествовать им в этом опасном, но столь необходимом для Отечества военном предприятии. И мы знаем, что Господь приклонил Свою милость, и ополченцы под руководством Минина и Пожарского освободили наш Первопрестольный град, а затем воинство наше освободило и все Отечество от страшной напасти, которая могла круто изменить всю нашу историю. Не было бы России от моря и до моря, на всем этом огромном евразийском пространстве было бы нечто иное, если бы не героическая борьба здесь, под Москвой, наших ополченцев, которые возложив на себя строгий пост, с глубокой верой и убежденностью в правоте своего дела вступили в битву с сильным противником и победили». 

 

По словам Патриарха Кирилла, «традиция накладывать на себя пост перед испытаниями запечатлена и на страницах Ветхого Завета, и сам Спаситель явил нам постный подвиг». Он призвал прихожан отогнать от себя всякие искушения и лукавые мысли, будто «не в посте дело», «самое главное — ближних не обижать и добрые дела делать», как утверждают многие люди:

«Те, кто так говорит и не постится, наверняка и добрых дел не делают, и людей не перестают осуждать. Если человек, не желая вступать на постное поприще, ищет какие-то аргументы и находит отговорки, чтобы не поститься, — значит, все это от лукавого. Если Сам Господь сорок дней постился в пустыне, то, естественно, и мы, Его последователи, без всяких сомнений, без всяких «но» должны принимать на себя эти важные аскетические обязательства. В первую очередь для того, чтобы самим стать сильнее, а не слабее, чтобы самим стать более здоровыми, а не больными, чтобы милость Божия изливалась на нас в ответ на эту маленькую жертву, которую мы приносим Господу». 

 

Пост, по словам Патриарха, — это неотъемлемая часть религиозной жизни человека:

«Часто бывает, что мы, вступив на это поприще, в какой-то момент его оставляем, находя некие причины и объяснения. Нередко бывает, что мы, постясь и ограничивая самих себя в пище, не справляемся с очень злыми и опасными помыслами, в первую очередь с чувством некоего превосходства по отношению к тем, кто не постится. Так развивается скрытая, но реальная гордыня, когда постящийся ощущает свое превосходство над другими, и этот взгляд сверху вниз на непостящегося разрушает все то доброе и правильное, что формируется через пост в нашем сознании и в нашем сердце. Пост — это великая сила, способная менять человека к лучшему, но ни в коем случае, ни при каких условиях он не может стать поводом для превозношения и гордыни».