Первый визит Додона символичен

Первый свой визит президент Молдовы Игорь Додон совершил не в Москву, не в Брюссель и не в Вашингтон, а в Приднестровье. В Бендерах состоялась его первая и, надеемся, не последняя встреча с лидером Приднестровья Вадимом Красносельским.

И, как бы ни упражнялись в остроумии некоторые молдавские журналисты и политические комментаторы, визит Додона в Приднестровье — это реальный визит за границу. Это территория, которая де факто не контролируется молдавской стороной более двух десятилетий, и признана всеми высокими переговаривающимися сторонами посредников и наблюдателей: России, США, ЕС, ОБСЕ, Украины, — как конфликтная территория, требующая международного контроля.

Сколько перед этой встречей было воплей со стороны молдавских унионистов и приднестровских ярых изоляционистов. С обеих сторон на вновь избранных глав двух половин когда-то единой процветающей страны вылили определённое количество нечистот типа «как можно встречаться с этим…». В Молдове чуть не дошли до создания комиссии по импичменту Додону за то, что он, наконец-то, позволил назвать произошедшие события 25–летней давности своим языком. Потому что Игорь Додон исходит не из идеологических шор и легенд, созданных теми, кто развязал кровавый конфликт на Днестре, а из истории реальных событий того времени.

И, слава Богу, что начался путь сближения позиций и диалога сторон двух берегов Днестра. Что два здравомыслящих руководителя, облечённых доверием народа, несмотря на те угрозы, которые подобное сближение может принести их политической карьере, пошли на открытую встречу без условий, на встречу без посредников. Такой шаг могли сделать только лидеры, уверенные в правоте своих действий и позиций. А самое главное, уверенные в том народном авансе свободе их действий, которые они получили от своих избирателей. Это руководители без груза каких-либо идеологических зашоренностей и зависимости от внешних политических партнёров. Это лидеры со своей внутренней моральной позицией.

Кстати, и Игорь Додон, и Вадим Красносельский изначально не скрывали своих принципиально разных позиций по основному вопросу разногласий – политическому. Оба обозначили свои пока разные подходы к решению этого вопроса. Но они особо подчеркнули, что это, пока принципиальное различие по государственному устройству, не является непреодолимым препятствием для решения множества других социально-экономических проблем между регионами.

Оба выделили в качестве приоритетов «программу шагов сближения»: решение проблем признания дипломов об образовании и других документов, автомобильных номеров, облегчения перемещения граждан, решения социальных и экономических проблем и многое другое, что оказывает непосредственное влияние на жизнь обычного человека независимо от региона проживания. Естественно, что после шагов по укреплению мер доверия можно будет перейти и к обсуждению более сложных вопросов.

Первый диалог состоялся. Первые договорённости и планы работы определились. Дальше предстоит долгая и кропотливая работа сторон. Естественно, что с обеих сторон конфликтующих регионов на своих руководителей будет оказываться определённое психологическое давление со стороны различных политических групп. Особенно на Игоря Додона. Так как мирное решение приднестровского конфликта, ведущее к объединению двух берегов Днестра, никак не будет соответствовать интересам США, Румынии и агрессивно-политического блока НАТО, которые всегда были заинтересованы в любом конфликте вокруг границ СССР/России. Для них лучшее решение – любой тлеющий на постсоветском пространстве конфликт. Поэтому они и не дали осенью 2003 года президенту Молдовы Воронину подписать так называемый «план Козака», который реально мог привести к реинтеграции страны.

Я уже более 40 лет кишинёвец, но Бендеры, Кицканы и Тирасполь мои родные места. Здесь живут мои родственники, одноклассники и друзья. Мы сегодня живём в разных политическо-государственных объединениях, но, тем не менее, мы не перестали быть самими собой. Встречаемся, общаемся, дружим, сотрудничаем, так как это наша общая земля, общие могилы предков.

Я рад тому,  что, наконец, руководители двух регионов Молдовы вспомнили о простых людях и начали говорить без всяких ультиматумов и условностей о решении старой болезненной проблемы, разделившей когда-то два берега одной реки. Как говорится, «в добрый час». Хотя, все прекрасно понимают, что путь, конечно же, будет не быстрый и гладкий. Главное, что процесс пошёл…