Пришло время пересмотреть отношения США с Украиной

 

Отношения Вашингтона с Украиной стали последней футбольной игрой в тенденциозной политике Америки. Демократы утверждают, что администрация Трампа незаконно приостановила новый пакет военной помощи Киеву, используя его в качестве рычага давления на президента Украины Владимира Зеленского, чтобы включить в расследование пресловутой коррупции предыдущей власти деятельность Хантера Байдена, сына Джо Байдена ,

Байден-младший занимал прибыльную должность в совете директоров крупной украинской газовой компании, тесно связанной с той властью. Президент Трамп категорически отрицает утверждение, что он неправомерно пытался заставить Киев преследовать Байденов. Администрация Зеленского подчеркивает, что хочет избежать вовлечения в американскую политическую войну.

Во всех этих пристрастных маневрах и склоках упускается из виду более важная проблема: характер общих отношений Вашингтона с Украиной, равно как и вопрос, действительно ли эти отношения служат интересам Америки. Дабы разобраться в этом вопросе, важно преодолеть особо устоявшийся миф о внешней политике: Трамп ведет политику умиротворения в отношении России Владимира Путина. Обвинение в умиротворении было неотъемлемой частью повествования о «российском сговоре», которое не смогли обосновать даже политически предвзятые сотрудники бывшего спецпрокурора Роберта Мюллера.

Реальность такова, что политика администрации Трампа в отношении России была заметно более бескомпромиссной и конфронтационной, чем подход, принятый Бараком Обамой, и нигде этот аспект не является более очевидным, чем в отношении Украины. Возможно, это не мудрая политика, но она решительно жесткая.

Несмотря на явные разрешения Конгресса, Обама отказался продавать Киеву оружие, полагая (из добрых побуждений), что такой шаг усугубит и без того серьезную украинско-российскую напряженность и, что еще более тревожно, усугубит американо-российскую напряженность. И наоборот, администрация Трампа одобрила две крупные продажи оружия Украине в течение первых двух лет. Последняя продажа весной 2018 года включала даже противотанковые ракеты «Джавелин».

Третьей такой мерой по оказанию значительной помощи Киеву оружием стал третий пакет вооружений, который временно откладывался Трампом. Поскольку Москва поддерживает сепаратистскую войну на востоке Украины и в целом пребывает в плохих отношениях с Киевом после того как в 2014 году демонстранты свергли законно избранное пророссийское правительство, политика США по наращиванию военного потенциала Украины вряд ли является дружественным актом.

Продажа оружия — не единственные признаки существенной эскалации поддержки Вашингтона Киеву при администрации Трампа. Министр обороны Джеймс Маттис признал, что Вашингтон принял программу по обучению украинских войск на военной базе на западе Украины.

Одним драматическим исключением из недавнего резкого пристрастия, связанного с предполагаемым использованием Трампом последней сделки с оружием в гнусных целях, является отношение к целесообразности самой продажи. В Конгрессе существует двухпартийный консенсус в отношении того, что продажа оружия Украине — хороший шаг, который отвечает интересам безопасности Америки. Но это предположение отражает ошибочное суждение как исполнительной, так и законодательной власти.

Американцы должны спросить себя, почему Украина в настоящее время является основным интересом безопасности Соединенных Штатов, гарантирующим вмешательство Вашингтона в гражданскую войну и принятие мер, способных противостоять России. Очевидно, что Украина не представляла какого-либо интереса для США в сфере безопасности во время холодной войны, учитывая, что она была неотъемлемой частью Советского Союза. Тот факт, что она стала независимой, не является достаточной причиной того, что страна глубоко в Восточной Европе, непосредственно на границе с Россией, теперь должна стать клиентом американской безопасности. Но это то, что произошло.

Для некоторых членов политических и внешнеполитических учреждений США даже нынешних комфортных двусторонних отношений безопасности с Киевом недостаточно. Президент Джордж Буш настоятельно лоббировал союзников по Организации Североатлантического договора, чтобы предложить Украине (вместе с Грузией) членство в альянсе. На саммите НАТО в 2008 году Буш настаивал на Плане действий по членству, первом этапе процесса, ведущего к вступлению.

Ключевые европейские союзники во главе с Францией и Германией отказались по двум причинам. Во-первых, как канцлер Германии Ангела Меркель рассказала госсекретарю Кондолизе Райс, Украина была территорией хаоса во внешней и внутренней политике. Во-вторых, и Париж, и Берлин опасались, что принятие Украины или Грузии приведет к серьезным проблемам с Россией.

И сегодня эти члены НАТО, похоже, не более восторженно относятся к договорному обязательству защищать Украину и Грузию, чем в 2008 году. Действительно, они, похоже, озабочены соглашением между Москвой и Киевом, которое положит конец насильственному противостоянию по поводу отделения восточной Украины. Правительство Зеленского выразило обеспокоенность тем, что Запад, особенно Париж и Берлин, будут оказывать давление на Киев, вынуждая его пойти на серьезные уступки Москве для достижения этой цели.

В то же время энтузиасты в США продолжают настаивать на приёме Украины и Грузии в НАТО. Учитывая противоречивые тенденции по обе стороны Атлантики, Соединенные Штаты могут попытаться защитить своего украинского клиента де-факто от российского принуждения, когда даже его основные союзники по НАТО не готовы к такой миссии. Действительно, всесторонние опросы общественного мнения в европейских странах показывают слабую готовность выполнять обязательства по взаимной обороне даже перед другими членами НАТО, а тем более — перед не-членами НАТО на границе с Россией.

Вся политика Вашингтона в отношении Украины справедливо требует всеобъемлющей переоценки. К сожалению, поверхностная и тенденциозная позиция по поводу последних действий Трампа не дает оснований надеяться, что такая значительная переоценка произойдет в ближайшее время.

THE FEDERALIST

Перевод Владимира БУКАРСКОГО.