Профессор Владислав Петрушко: Патриарх Варфоломей выпустил джина из бутылки

 

О том, почему сегодняшние действия Синода Константинопольского патриархата являются наихудшим вариантом развития событий, а также о том, к чему это может привести, Царьград побеседовал с доктором церковной истории, автором многих научных работ по истории украинских расколов профессором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, Владиславом Петрушко.

Царьград: Владислав Игоревич, хотелось бы понять, почему Фанар избрал столь гротескный и даже иррациональный сценарий украинской автокефализации – вступление в общение с раскольниками?

Профессор Владислав Петрушко: Да, казалось бы, куда проще было создать на Украине собственный «Экзархат» или «Митрополию» и избежать обвинений в общении с раскольниками. Ведь, согласно православным канонам, тот, кто вступает в церковное общение с раскольниками, сам становится раскольником. Но значит, по каким-то причинам без участия Филарета оказалось невозможным провернуть этот сценарий.

Вариантов несколько. Либо поездка Филарета в США таки возымела последствия, и патриарху Варфоломею порекомендовали пойти по этому сценарию. Либо сам Филарет каким-то образом вынудил Фанар считаться с ним, сделав предложения, от которых Фанар не смог отказаться. В любом случае, в Стамбуле решили сделать Денисенко субъектом дальнейших автокефалистских процессов.

Ц.: Но почему к ним же подключили и откровенного маргинала лжемитрополита Макария (Малетича), фигуру менее значащую?

В. П.: Думаю, просто «скопом». Фанар, наверное, даже до конца не понял, какую совершает ошибку. Ведь если Филарета они могут худо-бедно объявить носителем законной архиерейской хиротонии, хотя и подвергнутого извержению сана и анафеме, то Малетич происходит из сообщества, канонические истоки которого еще более зыбкие.

Говорить о законности его архиерейской хиротонии просто невозможно. Видимо, все это было сделано в целях демонстрации того, что они объединяют всех.

Стамбул. Фанар. Константинопольская Патриархия. Фото: patriarchia.ru

Скорее всего, сейчас будет задуман некий объединительный собор, куда будут приглашены и сторонники украинской автокефалии из Московского Патриархата. Этот сценарий, как показывают сегодняшние события, будет реализован, чтобы изобразить некую соборность, что все украинские конфессии дружно сливаются в вожделенную «Поместную церковь». Хотя каноническая оценка этого деяния очевидна: Фанар сам себя ставит в положение уклонившихся в раскол.

Ц.: По сути, константинопольские иерархи становятся украинскими раскольниками?

В. П.: Более того, это ересь этнофилетизма, которую сам Константинополь осудил в 1872 году в качестве обвинения потребовавшим возрождения автокефалии болгарам. С одной стороны, мы имеем дело с украинским национализмом, с другой стороны, с не меньшим греко-византийским шовинизмом, который используют в политических целях и на Украине, и в США, но идейная основа у него вполне читаемая.

Это – «виртуальная Византия» во главе с Фанаром, которую в последние сто лет пытаются создать, и сейчас Украину используют как подручное средство для утверждения «восточного папства».

Ц.: Но каковыми могут быть последствия для многострадальной Юго-Западной Руси, именуемой «Украиной»? Может ли каноническая Украинская Православная Церковь вообще лишиться государственной регистрации?

В. П.: Даже если не лишится, ее будут всячески принуждать переменить свое название на «Российская Церковь на Украине». Но самое страшное, Филарет заявил (а известно, что этот человек слов на ветер не бросает), что у канонической Церкви будут отобраны ее главные святыни – Киево-Печерская и Почаевская лавры. Для властей же Украины легитимация этой раскольнической «Поместной церкви» будет квазиправовым основанием, чтобы изгнать каноническую Церковь из всех принадлежащих государству и переданных ей в пользование объектов, прежде всего, исторических монастырей и храмов. А Киево-Печерская лавра для Украины, для всех верующих Украины – это их сердце. Это – величайшая святыня.

Киево-Печерская лавра. Фото: Vlada Photo / Shutterstock.com

Ц.: И скорее всего, люди встанут на защиту?

В. П. Конечно, надо ждать столкновения за Лавру, а это, увы, неизбежная кровь. Так что, патриарх Варфоломей выпустил джина из бутылки. И я думаю, ему перед Богом, если он, конечно, верующий человек, отвечать придется за все это очень серьезно.

Ц.: Как церковный историк, Вы прекрасно знаете, как Церковь реагировала на подобные антиканонические деяния? Каким, на Ваш взгляд, должен быть наш адекватный ответ на случившееся?

В. П.: Однажды Константинополь, который только что сбегал в унию, в католичество восточного обряда, а потом, после турецкого разгрома, вернулся в Православие, вдруг вспомнил, что отстоявшая свою веру Русская Митрополия стала автокефалией. И начал требовать возвращения к прежнему статусу, к подчинению. Великий князь Московский Иван III тогда произнес знаменитую фразу, что имеет Константинопольского патриарха «чужа и отречена».

Сейчас мы вынуждено оказываемся в ситуации, когда наше общение должно прекратиться в силу того, что оно в принципе невозможно с тем, кто лжет тебе в глаза, с тем, кто лезет в твой карман, кто умышляет против тебя. Боюсь, что это разрыв.

И наше священноначалие уже предупреждало, что если Константинополь не свернет с этого пути, то последует прекращение евхаристического общения. Последствия этого шага затронут весь православный мир, но по какой траектории побегут трещины мы сейчас даже представить не можем.

ЦАРЬГРАД