Прогулки молдавских политиков по тонкому льду

 

События после установления в стране двоевластия в июне  с.г. развиваются не так, как многие ожидали,  имеют непредсказуемый финал и вызывают множество вопросов. 

День независимости обозначил рубеж 

День независимости Молдовы, который уже давно превратился в праздник несбывшихся надежд, оказался для новой власти еще и рубежным. А также он выявил то,что волнует общество в последнее время, но не выходило на поверхность.

Прежде всего, мы увидели, что Демпартия как бы пришла в себя. Определенное время демократы были не в своей тарелке. На них оказывался прессинг, и появилось ощущение, что высшие руководители ДПМ и их сторонники на местах скоро начнут ходить в прокуратуру как на работу, и пополнят КПЗ. Но время шло, и ничего из того, что ожидали демократы и общество, не происходило. Вскрывались все новые факты воровства, злоупотреблений, преступные схемы незаконного обогащения, но никто ничего не предпринимал. И до дня независимости, единственным из огромного числа высокопоставленных грабителей Молдовы, кто был объявлен в розыск, оказался вовремя скрывшийся Илан Шор. Финансовый аферист и лидер парламентской партии уже был осужден на 9,5 лет. Избежал тюрьмы он лишь потому, что был партнером Влада Плахотнюка по выводу за рубеж украденных денег и помогал ДПМ в борьбе с политическими оппонентами.

Многие понимают, что Илан Шор находится в стране, которая не выдает своих, и потому является неуязвимым. Впрочем, нам неизвестно, предпринимала ли молдавская власть хоть что-нибудь для экстрадиции организатора мошеннических схем. Поскольку прошло достаточно времени, у общества сформировалось представление, что политики новой коалиции торопятся не спеша, а между словом и делом у них «дистанция огромного размера».

Момент для контратаки наступил 

Поначалу напуганные, демократы и шоровцы постепенно поняли, что в обществе пускает корни разочарование.ACUMи ПСРМ благополучно попадают в заранее расставленные ловушки и периодически конфликтуют между собой.А самое сильное испытание для правых и левых во власти впереди– местные выборы. В общем, наступил подходящий момент для контратаки.  Илан Шор, демонстрируя собственную неуязвимость, в присущей ему глумливой манере ткнул Майю Санду носом в очевидное  — ничего хорошего для людей за прошедшие два с половиной месяца не сделано, а борьба с коррупцией обернулась схваткой за должности.

Влад Плахотнюк также оказался верен себе и выбросил целое облако напускного пафоса, где ложь, как обычно, выдается за правду.

Он, видите ли, является истинным борцом за независимую Молдову (подчиненную ему самому и управляемую США), поднял страну с колен (но «наклонил» граждан), и не допустит «русификации» силовых ведомств, СИБ, МО, ГП и других ( то есть расследования преступлений олигарха), и пообещал вернуться в страну как только, так сразу. А пока из-за преследования могущественных российских спецслужб (силы не равны) бывший «хозяин страны» вынужден скрываться в городе, ставшем прибежищем для всех высокопоставленных воров и преступников из стран СНГ – Лондоне. Таким образом, Плахотнюк попытался включить себя в ряд жертв, которые якобы стали объектом таинственных операций Москвы (Березовский, Литвиненко, Скрипали).

Пропагандистская машина демократов работает на повышенных оборотах 

С удвоенной энергией стали работать принадлежащие олигарху СМИ. Политический обозреватель Валериу Василикэ обратил внимание на хорошо организованную спецоперацию СМИ ДПМ время вручения государственных премий. Журналисты холдинга беглого олигарха атаковали главу правительства со скоростью два вопроса в минуту, пытаясь сбить Санду с мысли и не давая включиться в диалог другим СМИ. Как утверждает эксперт, акция была хорошо подготовлена и свидетельствует о начале этапа агрессивной  информационной войны, развязанной медиа-холдингом, принадлежащем демократам.

Многие ожидали, что после бегства Плахотнюка у его СМИ возникнут финансовые трудности. Но, как можно видеть,  в информационную структуру олигарха по-прежнему вливаются необходимые ресурсы. И вся пропагандистская машина демократов, а она занимает в Молдове доминирующее положение, работает на повышенных оборотах.

Кураторы запрещают разобраться с Плахотнюком 

Все это вместе взятое ясно указывает: коалиция ПСРМ-ACUM не смогла эффективно воспользоваться ситуацией и нанести сокрушительный удар по ДПМ и криминальной системе, созданной Плахотнюком-Шором.  Незаконный захват государственных органов, несанкционированные  акции с угрозами расправы, другиедействия в рамках попыткигоспереворота ( например, деятельность СМИ) в июне с.г. происходили у всех на глазах. Но заговорщики и их подручные не только не заключены под стражу, но и сами пытаются обвинить в узурпации власти ПСРМ и ACUM.

Все это бросается в глаза, и не может не вызвать в обществе растерянности и разочарования. На дне независимости общественники из OccupyGuguță,постоянные участники митингов ACUM,организовали у памятника Штефана чел Маре протест против бездействия властей. Их лозунги содержали вопрос, который сейчас у всех на устах: «И что — это деолигархизация?».

Любопытно, что именно 27 августа обществу было дано объяснение, почему новая власть ведет себя именно таким образом. Депутат от блока ACUM и прозападный политолог Оазу Нантой в телеэфире назвал причину «нерешительности» новой власти.  Дело в том, что «внешние партнеры дали нам понять, чтобы мы не настаивали на революционных методах». На уточняющий вопрос, «кто эти внешние партнеры, которые вам запретили?», Нантой ответа не дала лишь посетовал, что «очень легко быть революционером, сидя на террасе».

Если называть вещи своими именами 

Получить ответ на вопрос, кто именно покрывает преступления режима ДПМ и препятствует аресту  виновных в организации масштабных экономических преступлений, финансовый махинаций, сбыта наркотиков и узурпации власти, не сложно.

Но вначале одна в высшей степени важная ремарка. Она позволяет смотреть на все происходящее под другим углом. Трезвым взглядом..

И гражданам страны, и местному политикуму, и внешним партнерам необходимо непредвзято посмотреть на ситуацию и признать, что ДПМ и ее бывший верховный «жрец» просто использовали политическую систему Молдовы для получения сверхприбыли, присвоения общественных ресурсов и финансовых средств, организации преступных схем. ДПМ – всего лишь преступный клан, а не политическая организация с общественной программой. Существует огромное количество свидетельств того, что это именно так. 

Грязный криминальный шлейф

За Демпартией Молдовы всегда тянулся темный шлейф из грязных делишек.

Давайте вспомним, что один из основателей ДПМ Ион Стурза несет ответственность за аферу с приватизацией центральных и южных энергосетей испанской компанией «Union Fenosa». Счетная палата Молдовы в свое время провела аудит сделки и выявила, что стоимость активов энергосетей была искусственно занижена на сотни миллионов долларов.

Вспоминается также история с приватизацией консервных заводов страны. У истоков ДПМ стоял и Влад Филат, назначенный по квоте партии генеральным директором департамента приватизации. Филат — единственный премьер, отправленный в отставку за коррупцию.  В свое время обвинения в коррупции Дмитрия Дьякова, одного из столпов ДПМ, составили полнометражный фильм, показанный на НТВ – «Букет Молдавии».

Поэтому приобретение у Дьякова партии Владом Плахотнюком было событием знаковым. 

«Ядерная бомба» для политического класса Молдовы 

После того как это произошло,  начались выстраивание криминальной  пирамиды демократов и постепенный захват государственных институтов,всех ресурсов страны.

На первых порах между кланами ДПМ и ЛДПМ существовало соперничество и борьба за криминальные денежные потоки. Начиная с 2010 года в Молдове существовало две крупные сети по отмыванию денег. Их «крышивали» ДПМ и ЛДПМ. Эту информацию раскрыл сотрудник налоговой службы Евдоким Стогу.

«Я был посредником между группой, работающей на ЛДПМ, и группой, работающей на ДПМ», — утверждает инсайдер. По словам Стогу, в сети по отмыванию денег были вовлечены сотрудники налоговой службы, прокуратуры, НЦБК и МВД. Со стороны демократов  группу возглавлял Константин Ботнарь («Костя-барсетка»). Стогу утверждает, что демократы  «первоначально  контролировали только прокуратуру и НЦБК, а затем они взяли под свой контроль министерство финансов и казначейство». Преступные схемы Ботнарь курировал до последней минуты.

Информация, раскрытая Евдокимом Стогу, является «ядерной бомбой» для политического класса Молдовы. Существуют прямые и косвенные свидетельства, подтверждающие эти заявления. Но до сих факты, изложенные «налоговиком-посредником», не расследуются и не стали предметом широкой  дискуссии в обществе и политических кругах.Вероятно, это объясняется вовлеченностью в преступные схемы прокуроров, силовиков, сотрудников министерств и банков, а также политиков, работавших тогда с Филатом, а сегодня окопавшихся в правящем блоке ACUM.

Незаконное финансирование ДПМ 

Другие криминальные схемы, которые использовала преступная группировка Влада Плахотнюка под крышей ДПМ, достаточно медиатизированы. Это и превращение Молдовы в прачечную для криминальных миллиардов, выводившихся из России. Для того, чтобы прокачивать колоссальные суммыпо липовым договорам через судебную систему и банки Молдовы, нужна была крыша из прокуроров, судей, НБМ и других надзорных органов, а главное политиков, которые гарантируют процесс.

То же самое касается пресловутой «кражи века», организаторов которой все еще ищет парламентская комиссия Александра Слюсаря. И чем больше людей заслушивается, тем более актуальным становится вопрос:можно ли использовать материалы комиссии в качестве доказательной базы, или же юридическая цена свидетельств, собранных под руководством Слюсаря, стремится к нулю?

Удивительно, но депутатов нового правящего большинства не заинтересовали прямые, а потому очень важные, свидетельства незаконного финансирования ДПМ Владом Плахотнюком. Так, почетный председатель демпартии Дмитрий Дьяков рассказал СМИ, что  Плахотнюк был одним из основных спонсоров ДПМ, но он не фигурирует в официальных данных ЦИК, потому что финансирует партию как юридическое, а не физическое лицо. Слова Дьякова подтверждает и экс-премьер Павел Филип. Он утверждает, что Плахотнюк нес «важную часть» партийных расходов, но вице-председатель ДПМ не знает, сколько денег платили за содержание офиса формирования, расположенного прямо во внутреннем дворе прокуратуры.

Деолигархизация и декриминализация – не одно и тоже 

Все сказанное выше нас однозначно убеждает в одном. ДПМ – это не партия, а криминальная группировка, совершившая огромное количество особо тяжких преступлений, включая узурпацию власти. Поэтому декларация деолигархизации, которую приняло новое парламентское большинство, не отражает сути дела.

Захват Молдовы олигархами – это описание ситуации, характерной для 2013-2014 г.г. После 2016 г.  страна оказалась в руках криминальной группировки. И сегодня перед политиками стоит задача не «освобождение государства из плена», а системная ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ всех сфер жизни. Такое понимание ситуации требует применения адекватных мер, более жестких инструментов и напористых действий. Потому что деолигархизация и декриминализация – не одно и тоже.

Это не Москва и не Брюссель 

Но как мы узнали выше от депутата ACUM Оазу Нантоя, декриминализации Молдовы препятствуют некие внешние партнеры. Так называемый «молдавский консенсус» был достигнут тремя внешними силами– Россией, ЕС и США.

Какизвестно, в России на Влада Плахотнюка возбуждено несколько уголовных дел за особо тяжкие преступления,и он был объявлен в розыск. О том, что Молдова долгое время находилась во власти криминала, и что бандитыобкрадывали населениестраны, говорили высокопоставленные российские политики, включая президента Путина. Таким образом,Москва не может давить на Молдову и препятствовать преследованию Плахотнюка и его окружения.Устремления России прямо противоположны по сути.

ЕС также на официальном уровне неоднократно требовал расследования «кражи века» и в последние годы давал жесткие оценки режиму Плахотнюка.Брюссель показательно заморозил  финансовую помощьправительствуФилипа. Также европейцы хотели бы поправить свой имидж, так как взращивание криминального режима в Молдове происходилопод флагами ЕС и в рамках соглашения об ассоциации.

США и их молдавские «сукины дети» 

Метод исключения нам ясно указывает на США. Американцы (Виктория Нуланд) в 2016 году поддержали возникшее в результате подкупа и угроз криминальное правительство Филипа. Именно посол США Дерек Хоган пришел в офис ДПМ, когда в начале июня противостояние ПСРМ-ACUM и ДПМ-партия «Шор» достигло апогея. Двоевластие закончилось после того, как Плахотнюк получил от США указания и, вероятно, гарантии безопасности.

США в лице ДПМ имели верного слугу и возможность полностью контролировать Молдову. Для Вашингтона Плахотнюк с его квази-партией был важным активом. Но обстоятельства сложились так, что пришлось согласиться на участие России в формировании власти в Молдове и на расширение влияния Москвы. Нет сомнения, что в Молдове США и Россия занимаются перетягиванием каната. И в этой борьбе ДПМ еще может Вашингтону пригодиться. Недаром Майя Санду допустила некоторое время назад возможность сотрудничества с ДПМ, но без Плахотнюка. Все кризисные явления в альянсе ПРСМ-ACUM (например, вокруг выборов в КС и визита Сергея Шойгу) – есть отражения закулисной войны Вашингтона и Москвы, столкновения американского напора и русской смекалки. Поэтому действия молдавских политиков напоминают прогулки по тонкому льду. А события после двоевластия развиваются не так, как многие ожидали.

У граждан страны возникает множество вопросов. И они должны быть готовы к непредсказуемой развязке. Недавнее возбуждение уголовного дела против Плахотнюка прокурорами сигнализируют нам, что новая молдавская власть осознают всю шаткость своего положения. И что главные вызовы для политиков коалиции – время и они сами.  

МОЛДАВСКИЕ ВЕДОМОСТИ