Путин – Эрдоган. Рогозин — ?

Турецкое руководство восемь месяцев шло к осознанию своей неправоты. Резкая агрессивная риторика после трагических событий 30 ноября 2015 г. с российским бомбардировщиком менялась с каждым месяцем. Турецкое руководство быстро осознало свои совершённые ошибки и прикладывало громадные усилия для того, чтобы быть услышанным руководством России и нормализовать политические и экономические взаимоотношения.

Наше молдавское руководство, после подписания Соглашения об ассоциации с Европейским союзом в ноябре 2013 г. (июне 2014 г.) так, видимо, и не поняло последствий произошедшего и того, что оно должно сделать, чтобы восстановить дружеские отношения с Россией. Президенты Турции и России нашли в себе силы переступить через имеющиеся обиды и противоречия, и начали сложный и тяжёлый диалог восстановления былых дружеских отношений.

А вот как себя поведёт молдавское, непредсказуемое и полностью управляемое американским и румынским посольствами и советниками, руководство? Это большой вопрос. От итогов визита доверенного лица президента России, российского вице-премьера Дмитрия Рогозина зависит очень многое. Но, надо понимать, что итоги этих переговоров будут во многом зависеть от того, кто из руководителей Молдовы встретится с Рогозиным, и что ему скажут.

Русско-турецкая война окончена. Что дальше?

30 ноября 2015 г.  турецкое руководство сделало величайшую глупость, отдав приказ сбить российский бомбардировщик над территории Сирии. Последовавшие затем события показали, что президент Турции недооценил возможную реакцию своего российского коллеги на такой акт предательства со стороны «стратегического партнёра». А Путин ещё раз ярко продемонстрировал всему миру решимость России отстаивать свои интересы, невзирая ни на какие негативные последствия и экономические потери. Принципиальная позиция Путина дорого обошлась Эрдогану и Турции.

Падение туристического потока практически до нуля (в 2015 г. в Турции отдохнуло почти 5 млн. россиян, а за первые 15 дней июня всего 3600 человек), ограничения в торговле овощами и фруктами, введение визового режима и другие меры «экономического принуждения к добрососедству» нанесли экономике Турции сильнейший удар.

И произошло то, чего никто не ожидал и не предполагал. Президент Турции под мощным давлением своего экономического бизнес-лобби был вынужден попросить прощения (по конкретным формулировкам идут споры, но это не главное, что и как конкретно переводится с турецкого языка) и выразить соболезнование семье погибшего российского лётчика. Шаг безпрецендентный для мусульманского авторитарного лидера. Путин сделал ответный шаг – позвонил. Президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп в телефонном разговоре 29 июня выразили решимость возродить взаимоотношения между двумя странами.

Владимир Путин отметил, что полученное от Президента Турции послание создало предпосылки для того, чтобы перевернуть кризисную страницу в двусторонних отношениях и начать процесс возобновления совместной работы по международной и региональной проблематике, а также по развитию всего комплекса российско-турецких отношений. Особо было подчёркнуто, что начавшееся судебное расследование в отношении гражданина Турции, обвиняемого в гибели российского пилота, будет носить объективный характер.

Российский лидер заявил, что поручит правительству вступить в переговоры с соответствующими турецкими ведомствами, с тем, чтобы восстановить взаимовыгодное двустороннее сотрудничество в торгово-экономической и других сферах.

Турция пообещала сделать всё для обеспечения безопасности для российских граждан на турецкой территории. А это означает, что курорты Турции вновь открыты для Россиян. Хотя, надо реально понимать, что этот летний сезон Турция уже потеряла. Возобновить прежний туристический поток не удастся в скором времени, да и после террористического акта в центральном Стамбульском аэропорту этого не будут торопиться делать российские туристические компании.

К тому же, при всей оптимистической оценке телефонного разговора двух лидеров, на следует забывать первопричины конфликта, и то, что эти первопричины до конца не устранены. Нынешний российско-турецкий конфликт также наглядно показал, что опора только на «бизнес-связи» не работает. Весь объем этих самых «связей» никак не помешал турецкому руководству устроить кровавую провокацию и подвергнуть ревизии «теплые и дружественные» отношения с Россией.

Видимо российское руководство как условие восстановления прежних отношений может выставить какие-то условия по урегулированию отношений с Сирией, планировавшемуся газовому «Южному потоку» и др.

Президенты России и Турции договорились проработать возможность проведения в ближайшей перспективе личной встречи. В целом их телефонный разговор носил деловой, конструктивный характер и был ориентирован на восстановление традиционно дружественного характера многопланового двустороннего сотрудничества.

Итоги визита российского вице-премьера Дмитрия Рогозина зависят от того, кто его примет из руководителей молдавского государства.

Молдова сама попросила (устами молдавского премьера Павла Филипа в Бишкеке) об улучшении существующих отношений между двумя государствами. Российский глава правительства Дмитрий Медведев услышал просьбу и пообещал направить в Молдову разобраться с существующими проблемами своего зама Дмитрия Рогозина.

Рогозин не первый раз в Молдове и Приднестровье, прекрасно знает и понимает ситуацию и суть существующих проблем. Но если Турция решает возникшие проблемы с Россией на уровне первых лиц, то руководители Молдовы, видимо, не совсем понимают, кто и в ком больше заинтересован.

Если бы не было проблемы Приднестровья и 200 тысяч российских граждан, Россия вполне могла уже давно вычеркнуть Республику Молдова из списка своих приоритетов. Всё, что производит и может продать Молдова, у России есть своё. С экономической точки зрения, и особенно после подписания Молдовой Соглашения об ассоциации с ЕС, Россию наша страна абсолютно не интересует. И, наоборот, без восстановления доступа молдавских товаров на российский рынок, молдавскую экономику ждёт медленная мучительная смерть.

Поэтому, с моей точки зрения, результаты переговоров с молдавскими властями можно предположить только по тому, с кем в Кишинёве встретится Дмитрий Рогозин. Если это будут встречи на уровне молдавского премьера Павла Филипа и его зама Октавиана Калмыка, то, скорее всего, будет создана очередная «комиссия по улучшению и разрешению», которая будет долго и мучительно разрабатывать и согласовывать очередную «дорожную карту».

Россию интересует сохранение Молдовой нейтрального статуса и справедливое решение Приднестровского вопроса. Поэтому, если с Рогозиным встретияся президент Тимофти и председатель парламента Канду, если будет обсуждаться политическая составляющая отношений Молдовы и России, и пожелания России будут услышаны, то у Молдовы появится призрачный шанс по-настоящему нормализовать взаимовыгодные отношения с Россией.